История борьбы с преступностью


Мировой криминал

Главная ] Мировой криминал ]


  Вверх
Древний мир. Греция
За пределами Греции
Александр Великий
Древний Рим
Новая эра. Рим
За пределами Рима
Итальянские интриги
Многострадальная Русь
Средневековье
Злодеи Нового времени
Политические убийства
Романтичная Франция
Политические убийства 19
Русский террор
Религиозные секты-убийцы
Мафия и национальность
Убийцы Америки
Расстрельная должность
Балканы
Россия. XIX век
Россия. Начало ХХ века
Революционные киллеры
Конец Распутина
Вихри революции
Рожденный революцией
Политразборки в ХХ веке
Фашизм и криминал
Покушения в СССР
Мировые маньяки
Советские маньяки
Маньяки России
Маньяки стран СССР
Женщины-убийцы



  Олег Логинов

Энциклопедия мировых убийств

Советские маньяки

Маньяк и серийный убийца Чикатило в суде. И, вроде, доволен жизнью.
Маньяк и серийный убийца Чикатило в суде. И, вроде, доволен жизнью.

 

Первым официальным маньяком в СССР журналисты называют Ионесяна. Конечно же, это неправильно и подобное суждение рождает только недостаток информации.

В стране победившего социализма информация о серийных убийцах и сексуальных маньяках, порочивших систему, обычно скрывалась, поэтому о них не так много известно. Но это совсем не означает, что до Ионесяна их не было.

Например, в конце 30-х годов, в Свердловске действовал насильник и серийный убийца. Жертвами его становились маленькие дети – девочки и мальчики детсадовского возраста. Дети исчезали на протяжении двух лет, родители и милиция сбивалась с ног в их поисках, но все было тщетно. Раскрытию преступлений, как это нередко бывает, помог случай.

24 октября 1939 года недалеко от трамвайной остановки «Медный рудник» на Уралмаше мерзли на посту три курсанта Свердловской школы рабоче-крестьянской милиции: Попов, Крылов и Ангелов. И тут они приметили высокого худого парня, который вышел из трамвая с ребенком на руках и двинулся по направлению к лесу. Курсанты проявили бдительность, и отправились следом за ним. Постепенно углубились в заросли, но следы вели все дальше. И вот, наконец, они увидели парня, за которым шли. Тот держал ребенка за горло и, судя по всему, душил. Маленький мальчик лежал раздетым на подстеленной под ним меховой дошке и, кажется, уже не подавал признаков жизни. Но курсанты смогли спасти его и задержать злодея.

Даже видавшие виды оперативники уголовного розыска были удивлены, когда узнали, кем же оказался маньяк и убийца, которого они безрезультатно искали полтора года. Да и у любого нормального человека при виде 15- летнего учащегося 7-го класса, второгодника и двоечника Владимира Ванчевского вряд ли могла возникнуть мысль, что это зверь в человеческом обличье. Однако факты убеждали, что так оно и есть. Школьник признался в 8 убийствах и в 10 покушениях. Оказалось, что он патологически боится крика жертв, а потому в более половины случаях бросал их связанными и убегал. И все кровавый след он оставил за собой очень впечатляющий. Самой младшей из его жертв было полтора года, самой старшей – 6. Последнему похищенному им ребенку – Славику Зайцеву, с которым его задержали в лесу, было всего 3 годика. Действовал маньяк по классической схеме: заводил разговор с малышом, например, под предлогом, что ищет уборную, потом, обещая мороженное или конфетку, заманивал в укромное место и расправлялся.

Родителя Ванчевского пришли в ужас от содеянного их чадом, а потому отнесли в газету «Уральский рабочий» заявление: «Мы, родители отрекаемся от такого сына и требуем применить к нему высшую меру – расстрел. Таким выродкам в советской семье жизни быть не может. 1 ноября 39г. 12 часов дня».

Впрочем, высшую меру применили к Володе Ванчевскому и без просьбы его родителей. 16 января 1940 года суд приговорил его к расстрелу.

 

12 января 1964 года в Казани был задержан Влади́мир Ионеся́н, получивший известность под прозвищем «Убийца из Мосгаза».

Ионесян родился в Тбилиси 27 августа 1937. Его отец был осуждён на 7 лет тюрьмы за торговые махинации. В 1954 Владимир после окончания средней школы чуть было не попал за решетку. Но на первый раз ему дали за кражу 5 лет лишения свободы условно. Не сев за кражу, Ионесян оказался за решеткой в 1959 году за уклонение от воинской обязанности. После отбытия наказания оказался в Оренбурге, где стал работать певцом в местном театре музыкальной комедии. Там он сошёлся с балериной Алевтиной Дмитриевой, ради неё бросил жену и ребёнка и в 1963 переехал с ней в Москву. Однако денег на житье-бытье в столице не хватало. Ионесян, представляясь сотрудником Мосгаза, стал ходить по квартирам – насиловать, убивать и грабить. В декабре 1963 и январе 1964 убил в Москве и Иваново 5 человек. В том числе трех мальчиков 11 и 12 лет, и двух женщин.

Оперативники МУРа установили, что серийным убийцей является Ионесян, и взяли в оборот его сожительницу Дмитриеву. Так «раскололась», что Владимир должен встретить ее на вокзале в Казани. В столицу Татарской ССР выехала сотрудница МУРа, загримированная под Дмитриеву. За час до прибытия ее поезда в Казань приехал Ионесян. На вокзале его уже ждала группа захвата, которой руководил министр ООП МВД Татарской ССР генерал внутренней службы 3-го ранга С.Япеев, стоявший на перроне. Ионесян не заподозрил опасности и бросился к лже-Дмитриевой выходящей из поезда. Тут его и повязали.

В 1964 Верховный суд СССР вынес приговор серийному убийце: смертная казнь. Прошение о помиловании было тут же отклонено, и уже 1 февраля Владимир Ионесян был расстрелян. Алевтине Димитриевой назначили 15 лет лишения свободы. Впоследствии срок уменьшили и, отбыв в тюрьме 8 лет, в 1972 году она освободилась.

 

Одним из первых советских маньяков, получивших известность, стал Борис Серебряков из Куйбышева. В апреле 1970 года он забрался в чужой дом, где избил обухом топора спящих мать и дочь, потом начал насиловать мать, думая, что она мертва, но опомнившаяся дочь начала кричать, разбудила соседей, чем и спугнула маньяка. Обе жертвы выжили.

Следующее его преступление почти под копирку было списано с предыдущего. Только с одной разницей. 70-летняя хозяйка дома Прасковья и ее 30-летняя квартирантка Нина погибли.

Эти преступления вызвали в городе возмущение, жители отказывались на предстоящих выборах голосовать за власть, неспособную справиться с подобным убийцей. На поиски маньяка нацелили всю милицию и дружинников. Но в ночь с 4 на 5 июня он совершил еще более зверское преступление. Ворвался в дом на Подгорной улице, зарубил топором хозяина, его 10-летнего сына и 5-летнюю дочь. А 30-летнюю жену убитого хозяина маньяк оглушил обухом топора, изнасиловал, после чего прикончил. Уходя, поджёг дом.

К тому времени уже было известно, что маньяк передвигается на велосипеде. В ночь с 7 на 8 июня патруль дружинников увидел подозрительного мужчину на велосипеде. На требование остановиться тот отреагировал весьма своеобразно. Бросил велосипед и кинулся наутек. Началась погоня. Беглец спрятался в уличном туалете на улице Электрифицированной. Дружинники стали обыскивать двор вместе с хозяином дома. Когда кто-то из них открыл дверь в туалет, то получил из темноты удар кирпичом по голове. Беглец помчался к железной дороге и оторвался от погони, ухватившись за лесенку цистерны движущегося товарного состава. Но на этом удача перестала благоволить к маньяку. С товарняка он спрыгнул на территорию завода «Прогресс», где был задержан охраной.

Выяснилось, что задержанный – Борис Серебряков, а у него дома нашли вещи убитых им людей. Когда суд огласил ему приговор – смертную казнь за убийство девяти человек, сидящие в зале зааплодировали. Он был казнен в сызранской тюрьме в 1971 году, в возрасте 30 лет.

 

Геннадий Михасевич поселка Солоники под Полоцком первое убийство совершил в 1971 году и с каждым годом убивал все больше и больше. Он нападал не женщин возле дорог в районе между Витебском и Полоцком, поэтому получил прозвище «Витебский маньяк». Своих жертв Михасевич убивал одним способом – душил резко стянутой косынкой, шарфом или пучком травы. Всего в 1971-1984 годах он убил 36 женщин.

Столь долго оставаться свободе Михасевичу помогал образ благопристойного гражданина в обыденной жизни. Он работал заведующим ремонтными мастерскими, имел жену, любовницу и двоих детей, состоял в КПСС и регулярно с красной повязкой дружинника на рукаве вместе с милиционерами выходил на охрану общественного порядка. Эх, если бы знали эти милиционеры с каким оборотнем охраняют порядок.

Когда следствие пришло к выводу, что убийца женщин живет в районе Витебска, Михасевича «задергался» и, чтобы пустить сыщиков по ложному следу, написал измененным почерком анонимное письмо в областную газету с сообщением, что женщин убивают «Патриоты Витебска», мстя своим бабам за их ветреность. А «в довесок» еще засунул очередной убитой женщине в рот записку со словами: «За измену – смерть. Борьба с легавыми и коммунистами» и подписью «Патриоты Витебска». Подпольная патриотическая организация убийц – это покруче сексуального маньяка будет. И на раскрытие убийств женщин навались еще большие силы.

У следствия было две улики в отношении убийцы: был известен его почерк и, что он ездит на красном «Запорожце». Однако красных "Запорожцев" в Витебской области насчитывалось приблизительно 7 тысяч. Среди подозреваемых оказался даже дежурный Первомайского отдела милиции. У него имелся красный «Запорожец» и почерк был похож, и к тому же он отличался психической неуравновешенностью, даже пытался повеситься. Но к счастью разобрались, что убийца – не он.

И, наконец, 9 декабря 1985 года задержали и настоящего убийцу – Михасевича. Запирался он не долго. Даже вспомнил, как совершил свое первое убийство и почему.

14 мая 1971 год у него все шло на перекосяк. Он порвал отношения с любимой девушкой Леной, поехал к родителям в Ист и застрял по пути в Полоцке, потому что не было автобусов. Хотел уже повеситься с горя и даже срезал бельевую веревку. Но тут увидел красивую загорелую девушку с двумя сумками. И собственному удавлению предпочел ее удушение.

Михасевич не гнушался грабить свои жертвы. Из снятого с одной из них кольца потом для его жены сделали золотые коронки на зубы. Говорят, что в поселке Солоники после разоблачения Михасевича криминогенная ситуация здорово ухудшилась. В качестве объяснения этого выдвигают версии о витающем над деревней проклятии и духе покойного маньяка, которого в 1987 году расстреляли в минской тюрьме.

 

Через год после разоблачения Михасевича отловили еще одного маньяка. Причем весьма и весьма необычного.

Анатолий Сливко работал в одной из школ г. Невинномысска Ставропольского края края учителем физкультуры, являлся заслуженным учителем Российской Федерации, а параллельно возглавлял детско-юношеский туристический клуб «Чергид».

О директоре «Чергида» десятки раз писали в «Пионерской правде» и других газетах, о нем прошло более двадцати передач по Всесоюзному радио, а уж почетным грамотам и благодарностям не было числа. Он являлся отцом двоих мальчиков, был членом КПСС и носил звание «Ударника коммунистического труда».

Все свое свободное время Сливко посвящал детям, они его любили, но он их больше.

Со слов Сливко страсть к убийству появилась у него после потрясения, испытанного в раннем детстве, когда, оказавшись с семьей в оккупации, он в 1943 году стал свидетелем убийства мальчика немецким солдатом. Солдат хотел застрелить собаку мальчика, а тот пытался защитить ее. Оба были убиты. Кровь забрызгала начищенные хромовые сапоги солдата, и он вытер их о труп ребенка.

Потрясение трансформировалось весьма своеобразно. Сливко начал казнить пионеров и снимать это на видеокамеру. Маньяк использовал детскую доверчивость к старшим и флер романтики. Он рассказывал пионерам, что является сотрудником органов безопасности и подбирает кадры для подготовки разведчиков. Но, чтобы стать разведчиками они должны молчать и пройти испытание. А это испытание превращалось в казнь. Но дети мужественно до последнего терпели пока Сливко их вешал, рвал на куски, скальпировал. Гибель детей, их агонию, расчленение их тел «заслуженный учитель» аккуратно снимал кинокамерой. Над их еще теплыми останками он занимался онанизмом. А потом долгими зимними вечерами для релаксации любил посмотреть документальное кино о своих злодеяниях.

Сливко совершил семь убийств и еще тридцать три его воспитанника стали жертвами не смертельных казней. Для городка с интересным названием Невинномысск разоблачение Сливко стало настоящим шоком. Жители сожгли имущество его клуба «Чергид» и готовы были растерзать самого маньяка. Жену и двух его детей милиционерам пришлось тайно перевозить в другой город. Суд над Сливко состоялся в июне 1986 года. Расстрельный приговор, вынесенный маньяку, выглядел гуманным в сравнении с тем как он придавал смерти юных пионеров. Третий секретарь городской парторганизации, которая в конце 70-х гг. хлопотала о присуждении Сливко звания Заслуженного учителя РСФСР, покончила с собой; за халатность был уволен начальник милиции Невинномысска.

Сливко был казнен выстрелом в затылок в Новочеркасской тюрьме в 1989 году. За несколько дней до казни к нему приезжал следователь Исса Костоев, занимавшийся делом Ростовского маньяка - Андрея Чикатило, в надежде, что один маньяк поможет познать психологию другого. Но особой пользы советы Сливко не принесли. Чикатило расстреляют в той же самой тюрьме спустя три с половиной года.

 

Андрей Евсеев, уроженец Хотьково Загорского района Московской области, не имел желания ни учиться, ни работать. Он смог осилить всего 6 классов, менял места работы, как перчатки: был натурщиком, лаборантом, матросом, комплектовщиком, проводником пассажирских поездов станции «Москва-3». Зато к своей страсти - серийным убийствам подошел со всей страстью, тщательно продумывая каждый шаг, конспирируясь, и занимаясь самоподготовкой. Он ежедневно бегал кроссы на стадионе, занимался с гантелями, осваивал борьбу самбо. И все это ради того, чтобы безнаказанно убивать людей.

Начало его «кровавых похождений» относится к 1974 году. За три года Евсеев совершил в Москве и области 32 вооруженных преступления. Им зверски убито девять человек, при этом двух умирающих женщин он изнасиловал. Восемнадцать жертв лишь чудом остались живы, некоторые из них получили инвалидность, и все - страшные отметины на лице и голове. Всех своих жертв он грабил.

Свое последнее убийство он вообще совершил в наглую. В Софрино заприметил молодую женщину с золотыми сережками и напал на нее во дворе магазина «Хозтовары». Вот как сам маньяк описывал эту ситуацию:

«Она сразу закричала, вцепилась в меня и оцарапала верхнюю губу. Я ударил ее ножом раз десять-двенадцать. Она упала на спину. Оттащил ее к ящикам. Мимо шли люди, кто-то останавливался, смотрел в мою сторону. Я нарочно грубо сказал: "Что надо? Идите своей дорогой»; А потом, как будто обращаясь к женщине: «Ну, вставай, опять нализалась!». Снял серьги, перстень, сапоги, содрал белье. Когда вроде бы никто не проходил, совершил с ней половой акт. Потом сходил в кочегарку, взял лопату, прикопал тело».

Прохожие не помешали маньяку, но запомнили его внешность. Вскоре Евсеев был арестован, а позже расстрелян по приговору суда.

 

2 июля 1981 года Анатолий Нагиев из Ингушетии был приговорен Курским судом к высшей мере наказания. В криминальную историю России Нагиев вошел по двум причинам. Он стал самым скоростным маньяком и он готовил покушение на знаменитую певицу Аллу Пугачеву.

В 17 лет Нагиев попался на изнасиловании, дали ему шесть лет. В лагере Коми АССР, где он отбывал срок, фонотека в радиорубке была крайне скудной, поэтому кассету с песнями Пугачевой крутили по нескольку раз на дню. И Нагиев «зафанател» от Пугачевой. «Скоро,- вспоминал маньяк, - я не мог думать ни о ком другом, ее голос звучал в голове даже по ночам».

Освободившись, Нагиев по крупицам собирал информацию о Пугачевой и, наконец, решил нанести ей визит.

В 1979-м звезда советской эстрады Алла Пугачева приехала домой, вернувшись с очередного большого концерта, вошла в подъезд. И сразу вслед за ней устремился невысокий, крепко сбитый парень. Но его остановила консьержка. Пугачева села в лифт и уехала, а парень повернулся к вахтерше. Это лицо она запомнила навсегда: «Глазные яблоки крутились у него, точно чертово колесо - из-под верхнего века к нижнему. Он выглядел как буйнопомешанный во время приступа». Парень ничего не сказал и вышел из подъезда.

А спустя некоторое время оказалось, что этим парнем был маньяк Анатолий Нагиев, арестованный по обвинению в убийстве четырех женщин в поезде «Москва - Донецк». Всего за одну поездку Нагиев изнасиловал, ограбил и убил двух проводниц этого состава и двух пассажирок! Сначала он, заманив одну из попутчиц в тамбур, он избил и изнасиловал ее. Та пригрозила милицией. Тогда Нагиев убил ее и сбросил с поезда. Потом Анатолий решил не оставлять в живых и свидетелей: вторую попутчицу и проводницу. Перед убийством он жестоко изнасиловал и ограбил каждую женщину. Трупы выбросил в окно. Неожиданно в вагоне появилась еще одна проводница. И ее постигла та же участь. Убив четырех женщин за короткое время, Нагиев спокойно доехал до Орла, там сошел с поезда и пересел на встречный до Москвы.

Сыщики подозревали его еще в нескольких десятков подобных преступлений, но доказать сумели только эти. Маньяк подсаживался к одиноким женщинам в поездах московского направления и нападал на них. «В каждой я видел Аллу», - рассказывал он потом операм.

Исполнять расстрельный приговор Нагиева повезли в Новочеркасск. Удивительным образом он сумел в наручниках выпрыгнуть из поезда и скрыться. На свободе он сумел освободиться от наручников и раздобыть ружье, а для конспирации переоделся в цыганку. Но про странную цыганку с обрезом сообщили в милицию. При задержании маньяка подстрелили.

Замначальника ростовского областного угрозыска Иван Зацепин потом рассказывал:

Я, скажу честно, испугался немного: того ли подстрелили? Но вспомнил особую примету Нагиева: «Оказавшись в экстремальной обстановке, теряется, глазные яблоки начинают вращаться». Он лежал без сознания, но глаза его были открыты. И вот тогда-то я понял, что подстрелили того. Я увидел эти вращающиеся глаза. Жуткое, скажу вам, зрелище. Никогда я этих глаз не забуду".

В тюремной больнице Нагиева подлечили. И привели, наконец, приговор в исполнение. Чем облегчили работу тюремному персоналу. Со слов Ивана Зацепина, «такого сидельца в Новочеркасске не было ни до, ни после Нагиева, даже опытные тюремщики считали его чуть ли не исчадием ада. Один из его охранников говорил: «Я не могу рядом с ним находиться. От него, живого, воняет мертвечиной».

 

В 80-х годах в Смоленске орудовал маньяк Стороженко. На его счету несколько десятков покушений, 20 убийств. Стороженко нападал на одиноких женщин, насиловал и убивал. Правда, нескольким его жертвам удалось спастись. Одна, например, огрела его по голове сеткой, в которой была бутылка кефира, и убежала, пока преступник приходил в себя. Другая, подхватив на руки маленького ребенка, бросилась в болото и простояла там по бедра в воде до утра. Ее спасло то, что Стороженко в этот день надел новые брюки, которые стало жалко мочить их в болотной воде. Отловить маньяка помогла бдительность майора милиции Виктории Василевской. Стороженко был приговорен к исключительной мере наказания.

 

Уроженец Еревана Валерий Асратян представлялся девушкам режиссером киностудии «Мосфильм» и предлагал поучаствовать в съемках в Париже. Простые русские девчонки «покупались» на эту «разводку» с легкостью.

Вот цитата из показаний одной из его жертв:

«Еще до поездки на квартиру режиссер завел меня в какой-то подъезд и предложил изобразить слепую, новорожденную, молодящуюся. Он комментировал мои действия, направлял, подсказывал. Потом попросил раздеться до пояса. Я сняла рубашку и майку. Режиссер рассматривал и трогал мою грудь, говорил комплименты, но тут мы услышали какой-то шум, и я быстро оделась.

По дороге режиссер протянул мне на ладони две таблетки. Он сказал, что, может быть, в студии придется пить шампанское, а мне нужна свежая голова и четкая координация движений. Таблетки, как он объяснил, нейтрализуют действие алкоголя. Когда мы приехали на квартиру, режиссер угостил меня крепким кофе, а потом дал открытый купальник и велел переодеться. Затем Эдуард Львович попросил изобразить канатоходца, а сам в это время снимал меня кинокамерой. Я стала чувствовать, что нахожусь в каком-то заторможенном состоянии, но встряхнуться, преодолеть вялость никак не могла.

Режиссер разделся догола и предложил лечь с ним в постель. Когда я возразила, он убедительно объяснил, что ему необходимо убедиться в моей раскованности. Сняв с меня купальник, начал целовать грудь и лицо, спросил, жила ли я с парнями...».

А вот цитата уголовного дела: «По окончании института в 1980 году Асратян некоторое время работал педагогом-воспитателем в школе-интернате для детей, страдающих последствиями полиомиелита и детского церебрального паралича. В 1981 году он женился на москвичке и переехал в столицу. С этого момента и началась карьера «режиссера». Дважды в 1982 и 1985 годах Асратян осуждался за совершение в Москве развратных действий в отношении малолетних девочек. Отсидев второй срок, он получил прописку в городе Валейки Белгородской области, но жить в глуши, конечно, не намеревался. В 1988 году Асратян вернулся в Москву. Жена принять его отказалась, и он сошелся с кассиршей одного из продуктовых магазинов Мариной Агаевой. Скоро сорокалетняя Агаева и ее четырнадцатилетняя дочь стали его наложницами и по очереди добросовестно реализовали сексуальные прихоти извращенца. А чуть позже запуганные циничным сожителем мать с дочерью превратились в соучастниц, помогая «режиссеру» подбирать очередную соискательницу на главную роль в «фильме для взрослых».

Пресытившись изнасилованиями, Асратян начал убивать. Изнасиловав и ограбив очередную будущую кинозвезду, он скармливал ей смертельную дозу снотворного и сажал на электричку. Правда, скончались от его «лекарственного коктейля» только двое, еще пятеро чудом выкарабкались с того света, вовремя подоспела медицинская помощь.

Задержали Асратяна в 1990 году в сквере у Большого театра, когда он охмурял очередную жертву. Начальник отделения МУРа Владимир Погребняк приблизился к Асратяну и окликнул:

- Режиссер, приехали!

Чтобы не оказаться в общей камере, где ему бы не поздоровилось, маньяк сразу после задержания начал рассказывать про свои убийства. И уже на следующий день показал оперативникам место убийства в Битце, где он из-за страха разоблачения задушил и зарезал семнадцатилетнюю сироту. Потом Асратян рассказал, как утопил в ванной студентку.

Суд приговорил «режиссера» к исключительной мере наказания.

 

Главная проблема в работе милиции по поимке свердловского маньяка Николая Фефилова состояла в том, что действовал он не регулярно. Время от времени, обычно весной, на него что-то находило, отчего он превращался в зверя в человеческом обличье и выходил на кровавую охоту. А потом снова становился нормальным мужиком и уходил в тень, порой на годы.

Когда во второй половине 80-х маньяк в очередной раз напомнил о себе, изнасиловав и задушив девушку в районе Новой Сортировки, на поиски преступника бросили значительные силы. На все семь райотделов Свердловска спустили разнарядку – ежедневно выделять определенное количество сотрудников для участия в следственных мероприятиях. В основном приданные сотрудники должны были осуществлять поквартирный обход многоэтажек, расположенных неподалеку от железной дороги. Каждому сотруднику было обещано, что за установление личности преступника он будет повышен в звании на одну ступень. Кольцо вокруг маньяка сжималось, но выловить его по-прежнему никак не могли. А выяснить, что им является Николай Фефилов, и задержать его помог случай.

Солнечным апрельским днем 1988г. в маньяке опять разгорелись нездоровые страсти. Средь бела дня он подстерег одинокую женщину в парке им. Маяковского, набросился на нее и задушил. Проходивший мимо старший лейтенант внутренней службы Е. Мордвяник заметил, как какой-то мужчина тащит волоком женщину по направлению к кустам. Почувствовав неладное, он попросил игравших рядом мальчишек вызвать милицию, а сам бросился за подозрительным мужчиной. Тот попытался скрыться, но Мордвяник при помощи прохожих все-таки догнал и скрутил его.

Задержанным оказался рабочий типографии «Уральский рабочий» Николай Фефилов, нормальный, ничем особо не отличавшийся, работник и семьянин. Но когда в ходе обыска у него дома обнаружили драгоценности ранее убитых женщин, то все сомнения относительно того, что маньяк – это он, отпали. Предстоящий судебный процесс над Фефиловым должен был поставить закономерную точку в его истории, однако финал выдался неожиданным.

В СИЗО сокамерником серийного убийцы оказался некий Николай К. Что-то они на своих квадратных метрах не поделили, одним словом, повздорили. Говорят, что в ходе словесной перепалки Фефилов отпустил в адрес жены сокамерника несколько нелестных замечаний, да еще обрисовал, как бы он поступил с ней, попадись она к нему в руки. У благородных людей за такое оскорбление принято вызывать на дуэль, а у уголовников – отвечать по понятиям. Николай К. не стерпел, взял да и задушил своего тезку-манька. Так Фефилов отчасти испытал ощущения своих жертв в момент смерти.

В ходе работы по поимке «свердловского маньяка» отчетливо проявилась влияние на следствие государственной идеологии. Идеологические догмы противоречили самой возможности того, что безжалостным маньяком может быть ударник коммунистического труда или заслуженный учитель. Поэтому, прежде всего следствие отрабатывало версию, что серийным убийцей является психически больной человек. Потом отрабатывало уголовников, тунеядцев и прочий человеческий брак в стройных рядах строителей коммунизма.

 

Не случайно розыск маньяков в социалистические времена сопровождался многочисленными судебными ошибками.

Самым показательным примером стало дело «витебского маньяка» Михасевича. До того, как настоящего преступника разоблачили, по обвинению в совершенных им убийствах осудили 14 человек. Один из невинно осужденных был расстрелян, другой едва не кончил жизнь самоубийством, третий отсидел в тюрьме 10 лет, четвертый после шестилетнего заключения совершенно ослеп и был выпущен на свободу как «не представляющий опасности».

 

За те преступления, в совершении которых позже сознался Фефилов, пострадали как минимум два человека. Георгий Хабаров был даже осужден за них к высшей мере наказания. А некий Титов был арестован и помещен в СИЗО, где скончался. Говорят, что подозрения пали на них именно из-за того, что они были не вполне психически здоровыми людьми.

Однако развал союза и полная утрата государством идеологии не избавила от ошибок.

Вместо Андрея Чикатило за его преступления расстреляли двоих. За злодейства Анатолия Оноприенко посадили шестерых. За убийства, совершенные Сергеем Ткачом привлекли к ответственности десятерых. Самым юным из них стал восьмиклассник Яков Попович из города Роды. Его арестовали прямо на уроке английского языка в школе и обвинили в изнасиловании и убийстве двоюродной сестры, 10-летней Яны.

 

Несовершенство системы расследования серийных убийств приводило к ошибкам и затягиванию сроков. А это позволяло маньякам дольше оставаться на свободе и удлинять свой кровавый путь.

 
   

Назад Далее

В начало страницы


Все права защищены. Copyright © А. Захаров, О. Логинов 2012-2016.  Последнее обновление: 01 октября 2017 г.
При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательно указание автора, а также активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.all-crime.ru. 
Воспроизведение материала сайта или любой его части в печатных изданиях возможно только с разрешения автора.
Адрес электронной почты: admin@all-crime.ru.


Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика