История борьбы с преступностью


Мировой криминал

Главная ] Мировой криминал ]


  Вверх
Древний мир. Греция
За пределами Греции
Александр Великий
Древний Рим
Новая эра. Рим
За пределами Рима
Итальянские интриги
Многострадальная Русь
Средневековье
Злодеи Нового времени
Политические убийства
Романтичная Франция
Политические убийства 19
Русский террор
Религиозные секты-убийцы
Мафия и национальность
Убийцы Америки
Расстрельная должность
Балканы
Россия. XIX век
Россия. Начало ХХ века
Революционные киллеры
Конец Распутина
Вихри революции
Рожденный революцией
Политразборки в ХХ веке
Фашизм и криминал
Покушения в СССР
Мировые маньяки
Советские маньяки
Маньяки России
Маньяки стран СССР
Женщины-убийцы



  Олег Логинов

Энциклопедия мировых убийств

Революционные киллеры

Вид внутри дачи П.А. Столыпина на Аптекарском острове после взрыва 12 августа 1906 года
Вид внутри дачи П.А. Столыпина на Аптекарском острове после взрыва 12 августа 1906 года

 

Большинство громких политических убийств в России начала 20 века связаны с деятельностью Партии социалистов-революционеров. Эта партия стала наследницей террора, развязанного "Народной волей". Социалисты-революционеры вместо того, чтобы глаголом жечь сердца рабочих и крестьян, поднимая их на революцию, пытались бомбами и пулями нагнать страха на власть, чтобы она пошла на уступки.

Одной из первых акций эсеров стало покушение на министра народного просвещения Николая Боголепова в Петербурге 27 февраля (14.02 по ст. стилю) 1901 года.

Во время аудиенции у министра в департаменте образования в него выстрелил из револьвера Пётр Карпович, бывший студент Московского университета. Министр, словно подкошенный, рухнул на пол, а Карповича тут же схватили окружающие «Не бойтесь, я не уйду, я сделал свое дело»,- сказал он им.

Навлек на себя немилость революционеров Боголепов своим курсом на подавление студенческих волнений и искоренение свободомыслия (183 студента Киевского университета были отданы в солдаты в 1900 году, была уволена оппозиционно настроенная профессура). Карпович, сам исключенный из университета «за политику» и вынужденный уехать учиться в Германию, принял решение отомстить за товарищей. Тяжело раненый в шею Боголепов две недели боролся со смертью, но все-таки скончался.

Несмотря на тяжесть совершенного преступления, Карповича не казнили, а приговорили к 20 годам каторги (5 лет из них он просидел в Шлиссельбургской крепости). В 1907 м с поселения в Алгачи он бежал за границу. А в 1917 году, возвращаясь в Россию, он погиб в Северном море при атаке немецкой подводной лодки на пароход, следовавший в Петроград.

 

После Боголепова пришел черед министра внутренних дел Сипягина. Дмитрий Сергеевич Сипягин руководил Министерством внутренних дел с 1890 года. Жесткой рукой боролся с революционными брожениями среди рабочих, крестьян и студентов, осуществлял русификаторскую политику в Финляндии.

15 (2 по старому стилю) апреля 1902 года в здание Государственного Совета в Петербургу в офицерской форме, с экстренным пакетом от московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича на имя Сипягина заявился студент киевского университета, член партии эсэров Степан Балмашев. Когда Сипягин взял от него пакет, тот произвел в него пять выстрелов. Через час министр внутренних дел скончался.

Возможно, стать террористом было предначертано Степану Балмашеву еще при рождении. Он родился 3 апреля 1881 года в день казни народовольцев в семье ссыльного народника, а в метрической книге значилось, что он «сын государственного преступника». Любопытно, что эта запись не помешала ему поступить в университет.

А еще про судьбу говорят, что кому суждено быть повешенным, тот не утонет. Балмашева приговорили к смертной казни через повешение. Однако его матери почти удалось добиться от императора помилования для сына. Николай Второй ответил на ее обращение, что преступник будет помилован, если подаст прошение от своего имени. Однако Балмашев заявил, что ему никаких милостей от власти не надо. В 4 часа утра 3 мая 1902 года «государственный преступник из дворян» Степан Валерьевич Балмашев был повешен в Шлиссельбургской крепости.

 

15 (28) июля 1904 года был убит министр внутренних дел Российской империи Вячеслав Константинович Плеве.

Убийство было организовано Партией социалистов-революционеров, которые делали ставку в своей политической борьбе не на пропаганду в среде рабочих, а на акции устрашения власти. Именно эсеры подготовили убийство министра народного просвещения Боголепова и министра внутренних дел Дмитрия Сипягина. После этого в опустевшее министерское кресло сел Вячеслав Константинович Плеве. И стал новой «мишенью» для эсеров.

Для начала они установили за ним наружное наблюдение, переодевшись извозчиками. Плеве жил в доме на Фонтанке, где помещался и Департамент полиции, поэтому взрывать его было решено на улице. Но ни 18, ни 25 марта переодетые разносчиками эсеры с бомбами в лотках не смогли пустить их в ход. Потом у террористов взорвалась подпольная динамитная мастерская, в результате чего погиб их главный взрывотехник Покотилов. Эсеры не отчаялись, и 8 июля попытались взорвать Плеве у Варшавского вокзала на Обводном канале. Опять не вышло! Но, как известно революционеры – люди упертые. И вот, наконец, 15 июля эсеру Созонову удалось удачно метнуть бомбу в карету министра внутренних дел. Уже потом выяснилось, что убийство было организовано при непосредственном участии известного провокатора Азефа, посланного самим Плеве в эсеровскую организацию от департамента полиции. А вдохновителем и одним из непосредственных участников убийства был известный террорист Борис Савинков, который вместе с Азефом, возглавлял Боевую организацию эсеров.

Исполнителя же убийства ждало суровое наказание. Ранее Созонов уже был осужден за революционную деятельность, сослан, из ссылки бежал за границу, откуда вернулся, чтобы продолжить борьбу. За убийство Плеве он был приговорен к вечной каторге. Но она закончилась для него в 1910 году, когда Созонов вместе с пятью товарищами покончил с собой в Горном Зерентуе, протестуя против телесных наказаний политических каторжан. Сделал он это исключительно из принципа, поскольку ему лично телесные наказания не грозили.

 

Ныне Великомучеником называют Николая II. Если кто в нашей стране Великомученик, так это простой русский народ, над которым веками издевается любая правящая власть. Рабочие в 1905 году всего-то хотели 8-часового рабочего дня и гарантированного минимума зарплаты. Составили верноподданническую петицию. И понесли ее царю-батюшке. А тот наслаждался отдыхом в одном из загородных дворцов. И читать всякие петиции ему было некогда, да и неохота.

А между тем с утра рабочие их всех районов Петербурга двигаются к Зимнему дворцу, вместе с ними идут женщины, дети, старики; люди несут хоругви, иконы, царские портреты, поют молитвы. Всего на улицы выходит свыше 140 тысяч человек. Колонны сопровождают полицейские чины, и все казалось бы чинно и мирно. И тут начинается расстрел. По колоннам людей залпами бьют у Зимнего, у Троицкого моста, в Александровском саду, у Дворцового моста и у здания Главного штаба. Улицы усеяны трупами. Так вот царь-батюшка ответил на их чаяния. «Сиди, быдло, в своих вшивых бараках, вкалывай на хозяина за копейки и сдохни как собака». 9 января убито более тысячи и ранено более 2 тысяч человек. Кровавая расправа поднимает всю страну, рабочие крупнейших промышленных центров отвечают всеобщей политической стачкой, в которой участвуют 440 тысяч рабочих. Так начинается первая русская революция 1905 года.

Революция была подавлена, но революционный террор еще более активизировался. Вот один любопытный документ по этому поводу.

 

СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О ЛИЦАХ, ПОСТРАДАВШИХ ПРИ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ АКТАХ С ФЕВРАЛЯ 1905 г. ПО МАЙ 1906 г.
ноябрь 1906 г.

Вследствие резолюции Вашего Высокопревосходительства относительно проверки помещенных в "Практическом Враче" числовых данных об убитых и раненых при террористических покушениях с февраля 1905 г. по май 1906 г., имею честь доложить, что, на основании отзывов местных властей, числовые данные по сему предмету представляются в следующем виде:


Генерал-губернаторов, губернаторов и градоначальников - 8
Вице-губернаторов и советников губернских правлений - 5
Полицмейстеров, уездных начальников и исправников - 21
Жандармских офицеров ....................................................... - 8
Генералов (строевых) ............................................................ - 4
Офицеров (строевых) ............................................................ - 7
Приставов и их помощников ............................................... - 79
Околоточных надзирателей ................................................. - 125
Городовых ............................................................................ . - 346
Урядников .............................................................................. - 57
Стражников ........................................................................... - 257
Жандармских нижних чинов ................................................. - 55
агентов охраны ...................................................................... - 18
Гражданских чинов ............................................................... - 85
Духовных лиц .......................................................................... - 12
Сельских властей .................................................................... - 52
Землевладельцев ..................................................................... - 51
Фабрикантов и старших служащих на фабриках .................. - 54
Банкиров и крупных торговцев ............................. ....... ..... - 29
Всего: 1273
 

17 февраля (по старому стилю - 4) 1905 года 27-летний эсер и поэт Иван Каляев совершил покушение на московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича. Когда княжеская карета выехала из Николаевского дворца, Каляев подбежал к ней и с расстояния нескольких шагов бросил бомбу. Экипаж разнесло в щепки. Из под груды обломков, перемешанных с окровавленными лохмотьями, удалось извлечь только руку и часть ноги – тело великого князя оказалось разорванным на куски Кучер Андрей Рудинкин получил тяжелые ранения, через три дня скончается. Убийца Иван Каляев сам пострадал при взрыве, он был ранен осколками бомбы и не пытался сопротивляться. Согласно донесению сотрудника полиции, неприязнь к генерал-губернатору среди москвичей так сильна, что никто даже не снимает шапки. Наоборот, в толпе слышатся возгласы: «Молодцы, ребята, никого стороннего даже не оцарапали, чего зря людей губить!»

Особым присутствием Сената террориста Каляева приговорили к смертной казни. Движимая смирением и всепрощением, великая княгиня Елизавета Фёдоровна встретилась с убийцей мужа, чтобы уговорить его обратиться к царю с ходатайством о помиловании. Однако Каляев остался непреклонен. В письме на имя министра юстиции он написал, что считает «долгом своей политической совести отказаться от помилования». Каляева повесили в Шлиссельбурге в ночь на 10 мая 1905 года.

Великий Князь был первым в Августейшей семье, павшим в пожаре революции. Через 12 лет за ним последовал и его брат Николай II.

 

Не всем нравились революционные идеи. Поэтому были в России не только революционные, но и контрреволюционные киллеры. 18 октября 1905 год во время демонстрации, организованной МК РСДРП, черносотенец Михайлин убил то ли дубинкой, то ли обрезком трубы известного большевистского деятеля Николая Баумана, прозванного за лёгкость перехода границы «Грачом». В 1903 году Бауман по поручению Ленина вернулся в Россию для борьбы с меньшевиками и организации большевистской подпольной типографии. Однако жизнь на родине у него сразу не заладилась. Сначала он был арестован и 16 месяцев находился в Таганской тюрьме. Потом вышел на свободу и погиб.

 

27 января (14 января по ст.стилю) 1906 года Минский губернатор П.Г. Курлов телеграфировал царю Николаю II:

«Всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству, что сего числа в 12 час. дня, когда я с офицерами местного гарнизона выносил из кафедрального собора гроб скончавшегося Начальника местной бригады генерал-майора Круча, неизвестным злоумышленником из толпы была брошена бомба, оцарапавшая мне голову и безвредно упавшая к моим ногам. Счастлив, что по воле Божией могу продолжать служить своему Государю. Соучастница задержанного злоумышленника несколько раз стреляла в Полицмейстера, у которого прострелен воротник пальто и мундира. Полицмейстер невредим. Оба преступника задержаны».

Радость счастливого избавления от смерти камергера императорского двора Курлова сквозит сквозь строки телеграфного текста. Только брошенная в него бомба и не могла взорваться. Просто эта история имеет еще и предысторию, известную только узкому кругу жандармских офицеров.

Незадолго до описанного происшествия некая Жученко, агент московского Охранного отделения, сообщила своему начальству, что революционной организацией поручено ей доставить бомбу в Минск для покушения на минского губернатора Курлова, и просила дать указания, как ей быть. Начальник отделения полковник Климович и его помощник фон Коттен решили, что бомбу она должна отвезти по назначению, но в таком виде, чтобы та не могла взорваться. Фон Коттен, бывший артиллерист, сам вынул детонатор из бомбы, после чего Жученко отвезла ее в Минск.

 

29 января 1906 – в Тамбове эсерка Мария Спиридонова (будущий лидер партии левых эсеров) смертельно ранила начальника карательного жандармского отряда полковника Гавриила Луженовского. Переодевшись гимназисткой, она на перроне Борисоглебска расстреляла Луженовского, всадив в него пять пуль. Казаки, не сумевшие спасти своего начальника, бросились избивать Спиридонову, но смертельно раненный Луженовский отдал последний приказ: «Не убивайте!», а затем, узнав, что в него стреляла женщина, он перекрестился и произнес: «Господи, прости ей. Не ведает, что творит». 25 марта 1906 года за это преступление террористка была приговорена к казни, замененной вечной каторгой и отправлена в Акатуй. Однако вечность закончилась с революцией. Каторжанка не только получила свободу, но и руководящие посты. В 1917-1918гг. она - член ВЦИК и его Президиума. Стала идейным руководителем левоэсеровского мятежа, после подавления которого была сначала арестована, а потом амнистирована ВЦИК. С начала 20-х гг. неоднократно подвергалась арестам, в конце концов, расстреляна в 1941 году.

 

10 апреля (28 марта по ст. стилю) 1906 года эсерами повешен тюремный священник и основатель легальной организации "Собрание русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга" Георгий Гапон.

Он прославился главным образом как организатор мирного шествия к Зимнему дворцу, расстрелянного царскими войсками. Эта трагедия вошла в историю под названием «кровавого воскресенья». В тот день 9 января 1905 года во главе толпы рядом с попом Гапоном находился Петр Рутенберг, которому якобы партия эсеров поручила убить царя, если тот выйдет к народу.

С царем у Рутенберга не вышло. Тогда ему спустя год «заказали» Гапона, которого к тому времени заподозрили в тесных связях с охранкой. Под предлогом проведения конфиденциальной встречи он пригласил священника на дачу, расположенную неподалеку от Санкт-Петербурга, в местечке Озерки.

Рутенберг каким-то образом убедил Гапона сознаться в том, что тот является агентом царской охранки и состоит на службе у полиции. Этот разговор слышали находящиеся в соседней комнате три эсера-боевика. После того, как Гапон несколько раз повторил Рутебергу предложение о сотрудничестве с охранкой, рабочие вышли из комнаты, назвав Гапона «продажной собакой», скрутили и повесили его. Не желавший присутствовать при казни, Рутенберг вышел на террасу. А, когда вернулся, его гость был уже мертв. Мертвого священника вынули из петли, усадили на пол и набросили на него меховое пальто с бобровым воротником. Только через месяц полиции удалось обнаружить труп ее бывшего агента.

А Рутенберг, наигравшись в революцию, уедет в Палестину, где создаст Электрическую компанию и станет успешным бизнесменом. Он умрет, окруженный уважением и почетом, а в г. Хайфе откроют его дом-музей.

 

1 июля 1906 г. революционерами предполагалось покушение на петербургского генерал-губернатора Д.Ф. Трепова, но по ошибке ими был убит похожий на него наружностью генерал-майор Козлов. Исполнитель преступления Васильев был казнен, а 2 сентября 1906 г. Трепов неожиданно скончался без помощи революционеров.

 

13 августа 1906 года выстрелами из револьвера Зинаида Коноплянникова убила генерала Мина, отличившегося подавлением декабрьского восстания в Москве в 1905 году. Военно-окружному суду хватило часа, чтобы разобрать дело и вынести террористке смертный приговор. Приговор привели в исполнение 29 августа в Шлиссельбурге.

Один из очевидцев казни рассказывал, что перед смертью Коноплянникова была очень спокойна. Сама отстегнула от черного платья белый крахмальный воротничок, после чего палач надел ей на шею веревку, замотал конец за столб виселицы и при помощи жандармского унтер-офицера выбил скамейку. После того, как тело закружилось, его слегка подняли кверху и резко рванули вниз. Двое солдат охраны упали в обморок, у трех началась рвота, врач определил смерть, труп забили в простой белый ящик и захоронили тут же, в Шлиссельбурге.

 

9 января 1907 - во время обычной утренней прогулки убит главный военный прокурор генерал-лейтенант В.П. Павлов. Убийца, матрос Егоров, расстрелян по приговору военно-полевого суда.

 

28 января 1907 – покушение на премьер-министра С.Ю. Витте. Покушение от имени эсеров-максималистов организовал Казанцев А.Е. Однако 27 мая 1907 г. он, как предатель, убит коллегой по партии В.Д. Федоровым.

 

14 марта 1907 - убит Иоллос Г.Б., бывший депутат Государственной Думы, редактор “Русских ведомостей”. Убийца - рабочий завода Тильманса в Петербурге В.Д. Федоров. «Заказал» ему Иоллоса подельник по покушению на Витте - А.Е. Казанцев, который сказал, что Иоллос – изменник партии, присвоивший экспроприированные деньги. 27 мая 1907 г. Федоров разоблачил Казанцева, как изменника партии и убил.

 

Петр Аркадьевич Столыпин искренне хотел блага своему Отечеству. И не раз рисковал жизнью во имя высокой цели.

Страшным испытанием для Петра Аркадьевича стал взрыв террористами 12 августа 1906 года его дома на Аптекарском острове. Трое эсеров-террористов взорвали бомбу непосредственно у дверей кабинета премьер-министра, в тот момент, когда их остановила охрана. Террористы погибли. Но кроме них погибли более 30-ти невинных людей и еще около 40-ка остались покалеченными. Большинство из них пришли в этот дом, с большим трудом добившись личного приема у председателя Совета министров. Столыпин остался невредим, но пострадали его дети. Он сам откапывал из-под обломков своего 3-летнего сына, а его 15-летней дочери оторвало ноги.

В.В.Шульгин в своих «Размышлениях» интересно описывает ситуацию после взрыва:

«Он еще не совершил ему предназначенного, и ангел жизни закрыл его от ангела смерти.

Но в высоком человеке, вышедшем из дымящегося хаоса, как некое белое приведение, сначала не узнали, кто он. С головы до ног он был покрыт саваном, как воскресший Лазарь. Но этот плащ, что его покрыл, был не саван, а густой слой известковой пыли.

Ему надо было умыться, воду принесли прямо из Невы; на берегу ее, на Аптекарском острове, стоял погибший дом. И тут произошло нечто символическое. Сбежавшаяся толпа кричала: Врача, врача!

- Я врач! - отозвался один господин, проезжавший на извозчике.

Увидев белое приведение, врач приказал: - Прежде всего, умыться!

И когда высокий человек умылся, врач подал ему полотенце. И тут они узнали друг друга. Врач понял, что перед ним глава Правительства, а Столыпин разглядел, что врач - доктор Дубровин, председатель Союза Русского народа.

Эволюции не хотели ни слева, ни справа. Дубровин был противник Столыпина справа. Левые ответили на эволюцию бомбами, а правые - ядовитыми стрелами, направленными против лозунга:

- Вперед на легком тормозе!»

Террористы достигли своего 1 сентября 1911 года в Киеве. Столыпин был смертельно ранен эсером Богровым, являвшимся по совместительству агентом охранки. В тот день Столыпин присутствовал на спектакле "Сказка о царе Салтане" в Киевском оперном театре. На премьеру приехали император Николай II с семьей и многие придворные. Согласно мемуарам киевского губернатора Алексея Гирса, накануне спектакля начальник городского охранного отделения Николай Кулябко известил его, что «ночью прибыла в Киев женщина, на которую боевой дружиной возложено произвести террористический акт в Киеве; жертвой намечен, по-видимому, председатель Совета министров, но не исключается и попытка цареубийства».

 Столыпин был предупрежден о возможном покушении, а Кулябко обещал губернатору, что «вблизи государя и министров он будет все время держать своего агента-осведомителя, знающего террористку в лицо».

В антракте перед началом второго акта этот агент, осведомитель киевской охранки Дмитрий Богров подошел к сидевшему в первом ряду Столыпину и произвел в упор два выстрела из браунинга. Пуля с перекрещивающимися надрезами действовала как разрывная. Согласно воспоминаниям губернатора Киева, Столыпина "от мгновенной смерти спас крест Св. Владимира, в который попала пуля и, раздробив который, изменила прямое направление в сердце. Этой пулей оказались пробиты грудная клетка, плевра, грудобрюшная преграда и печень. Другою пулей насквозь пронизана кисть левой руки". Спустя три дня председатель Совета министров Петр Столыпин скончался.

По приговору военно-окружного суда Богров был повешен в ночь на 25 сентября 1911 года.

 
   

Назад Далее

В начало страницы


Все права защищены. Copyright © А. Захаров, О. Логинов 2012-2016.  Последнее обновление: 15 августа 2017 г.
При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательно указание автора, а также активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.all-crime.ru. 
Воспроизведение материала сайта или любой его части в печатных изданиях возможно только с разрешения автора.
Адрес электронной почты: admin@all-crime.ru.


Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика