История борьбы с преступностью


Мировой криминал

Главная ] Мировой криминал ]


  Вверх
Древний мир. Греция
За пределами Греции
Александр Великий
Древний Рим
Новая эра. Рим
За пределами Рима
Итальянские интриги
Многострадальная Русь
Средневековье
Злодеи Нового времени
Политические убийства
Романтичная Франция
Политические убийства 19
Русский террор
Религиозные секты-убийцы
Мафия и национальность
Убийцы Америки
Расстрельная должность
Балканы
Россия. XIX век
Россия. Начало ХХ века
Революционные киллеры
Конец Распутина
Вихри революции
Рожденный революцией
Политразборки в ХХ веке
Фашизм и криминал
Покушения в СССР
Мировые маньяки
Советские маньяки
Маньяки России
Маньяки стран СССР
Женщины-убийцы



  Олег Логинов

Энциклопедия мировых убийств

Мафия имеет национальность

Арест босса мафии
 

Итальянская мафия

Неофициальной датой рождения сицилийской мафии считается 30 марта 1282 года, когда из-за французского солдата, оскорбившего на фестивале в Палермо местную девушку, на Сицилии вспыхнуло народное восстание, всколыхнувшее всю Италию. Оно было направлено против французского господства и вошло в историю под названием «Сицилийская вечерня». Около двух тысяч французов было вырезано сицилианцами, остальные бежали с острова. Во время восстания родился клич: «Morte Alla Francia, Italia Anela» («Смерть Франции, вздохни, Италия»). Начальные буквы этого древнего лозунга составляют аббревиатуру «МАФИЯ». Отсюда, по мнению исследователей, и произошло это слово.

Однако на самом деле сицилийская мафия образовалась только в XIX веке. Она появилась в географическом в треугольнике, на вершинах которого находятся города Палемо, Трапани, Агридженто. Версий относительно ее появления именно в Сицилии существует множество. Однако думается, что во многом это было обусловлено старыми «разбойничьими» традициями на острове.

В книге Натальи Макаровой «Тайные общества и секты» рассказывается:

«В сельской местности Сицилии на протяжении долгого времени свирепствовали разбойники, в чьи ряды стекались взбунтовавшиеся против нищеты, крестьяне, беглые преступники, солдаты-дезертиры, а порой и монахи, изгнанные или сбежавшие из монастырей. Против них помещики использовали «брави» - смелых, отчаянных слуг, обученных обращаться с оружием.

В 1812 году по просьбе сицилийских аристократов неаполитанские Бурбоны создали специальные вооруженные отряды для усмирения разбойников в сельской местности. В результате в сицилийской деревне в правление Бурбонов сталкивались между собой три вооруженные группировки: разбойники; вооруженные правительственные отряды; охрана землевладельцев -- габеллотто, которая защищала жителей поселков. В отношениях между этими тремя вооруженными группами возникали конфликты, но одновременно у них были и общие интересы. Убийства чередовались с торгами и скупкой краденого скота и ворованных товаров, которыми занимались как габеллотто, так и бандиты. Иногда вооруженные отряды давали какой-нибудь шайке разбойников, разумеется, после предварительного взноса соответствующей суммы, обещание воздерживаться от нападений. Часто речь шла о поручении, заранее оговоренном с бандитами, отправиться на грабежи и разбой в соседние районы, а чаще против конкретного феодала или землевладельца, так что от такого налета тайный вдохновитель преступления извлекал личную выгоду.

Похищения людей приносили бандитам богатые выкупы в наличных деньгах. Эта практика настолько окрепла и укоренилась, что даже богатые аристократы не раз страдали от нее.

Еще до 1840 года Бурбонов, этих властителей «административной монархии», подобной Габсбургской, откровенно и подробно извещали о сложившейся ситуации, приобретавшей уже хронические формы. Лодовико Бианкини - высокопоставленный и образованный чиновник - предупреждал короля, что в сицилийских деревнях почти все землевладельцы платят «отчисления» (определенную ежегодную плату) для умиротворения бандитов. Пьетро КаллоУл-лоа, королевский прокурор в судебном округе Трапани, предостерегал Неаполь, говоря, что «здесь во многих сельских местностях существуют братства, или своего рода секты, именующие себя партиями, без особой окраски или политической цели, без собраний, «без всяких иных связей, кроме зависимости от главаря, являющегося либо землевладельцем, либо священником. Они применяют различные средства, помогающие им, если это необходимо, то добиваться снятия какого-нибудь чиновника, то защищать его. Иной раз покровительствовать подсудимому, другой раз обвинить человека невиновного. Это как бы маленькие государства в государстве».

В таких условиях мафия уже вполне определенно существовала на Сицилии еще до объединения Италии».

 

А первым громким преступлением сицилийской мафии считается убийство 1 февраля 1893 года президент Сицилийского банка маркиз Эмануэле Нотарбартоло. В купе скорого поезда, в котором он ехал, ворвались двое и ударами ножей смертельно ранили банкира. Расследование продолжалось 6 лет. В результате удалось привлечь к суду некоего Раффаэло Палицолло, депутата парламента и члена совета директоров Сицилийского банка, как оказалось, непосредственно причастного к организации покушения. Палицолло, пользуясь поддержкой группы влиятельных политиков и мафиози, рассчитывал посредством обмана и шантажа прибрать к рукам правление банка. Президент Нотарбартоло, естественно, был ему в этом помехой. Трибунал Болоньи приговорил Палицолло к 30 годам тюрьмы. Однако на апелляционном суде во Флоренции, состоявшемся в мае 1905 года, главный свидетель обвинения, видимо, обработанный мафией, отказался от своих показаний, и депутата «за недостаточностью улик» оправдали. Мафия оказалась сильнее правосудия.

 

С тех пор кровавые злодеяния сицилийской мафии тянутся нескончаемой чередой не только на родном острове, но и в благодатной Америке. И там и тут сицилийские доны действовали в схожей манере, безжалостно уничтожая всех, кто им мешал.

Например, в середине ХХ века мафиози то и дело мешали несговорчивые лидеры профсоюзного движения. Можно вспомнить эпизод из фильма «Однажды в Америке», когда профсоюзного лидера обливают бензином и обещаются сжечь.

В Сицилии мафиозный босс Микеле Наварра не усердствовал в уговорах профсоюзного лидера Доменико Риццотто, а попросту отдал приказ об его устранении. Убийцы пристрелили Риццотто в Корлеоне 18 марта 1948 года на глазах у 8 летнего пастушонка. Перепуганный мальчик, бросив стадо, прибежал домой и, дрожа от страха, рассказал матери о случившемся. Беспокоясь за состояние сына, мать повела его к доктору в городскую больницу. И надо же такому случиться, что доктором оказался не кто иной, как … сам дон Микеле Наварра, «хозяин города», совмещавший клятву Гиппократа с законом «Омерты». Выслушав мальчика, он успокоил мать, а ребенка оставил в больнице. Через два дня он вернул его родителям мертвым. Этим странным происшествием заинтересовалась полиция. Вскрытие показало, что смерть наступила в результате «сильного отравления». Но что это было за отравление и как оно произошло – об этом в заключении о вскрытии не говорилось ни слова. Ни родители, ни полиция не захотели предъявлять претензии мафии.

Расплата настигла Микеле Наварру, главу клана Корлеонизи, спустя 20 лет. Ему бросил вызов амбициозного мафиози Лучано Леджо, который поручил убить конкурента своему помощнику Бернардо Провенцано. В сентябре 1958 года Провенцано во главе отряда из 14 боевиков устроил засаду и расстрелял Микеле Наварру и его телохранителей, открыв Леджо путь к власти в клане.

 

На совести мафии и расправа с «сицилийским Робин Гудом» - Сальваторе Джулиано. Этот главарь шайки грабителей, в течение нескольких лет орудовавшей в горах Монтелепре, любил раздавать экспроприированное добро крестьянам и пастухам. Это не очень нравилось Фрэнку Копполе, боссу мафии, контролировавшей район, где Джулиано скрывался от полиции.

Вечером 13 июля Коппола пригласил Джулиано к себе на ужин, напоил его до бесчувствия и перевез в Кастельветрано. Пока подручные мафиози Гаспаре Пишотта и Лучано Лиджо стерегли пленника, Коппола известил карабинеров о том, что разыскиваемый ими бандит прячется на вилле в городке Кастельветрано и в ближайшие дни собирается покинуть остров. Однако в последний момент Лиджо сорвал планы своего босса по сдаче «Робин Гуда» полиции. Он имел какие-то свои обиды на Джулитано, а потому, когда во дворе виллы уже послышались шаги и голоса карабинеров, неожиданно выхватил пистолет с глушителем и на глазах у опешившего Пишотты в упор расстрелял спящего.

Гаспар Пишотто решил использовать ситуацию и получить награду в 5 миллионов лир, обещанную властями за голову Джулиано. Он заявил, что именно он застрелил Джулиано, – и представил в доказательство пистолет, из которого был убит преступник. Награду ему выплатили, но от уголовной ответственности за убийство не освободили. Деньги не пошли впрок Пишотто. Спустя два года его отравили стрихнином в камере палермской тюрьмы.

 

Сицилийская мафия не останавливалась даже перед кровавыми акциями в отношении полиции.

30 июня 1963 года в полдень в полицейском департаменте Палермо раздался анонимный звонок, поставивший стражей порядка в известность, что в местечке Чакулли (в пригороде Палермо), возле роскошной виллы дона Сальваторе Греко (известного мафиозного босса) стоит подозрительная «Джульетта», а под её левой дверцей виднеется взрывное устройство. Долг полиции заботиться о жизни мафиози так же как и о безопасности рядовых граждан. Поэтому по сигналу тут же выехали сапёры из подразделения карабинеров. Они обезвредили заряды под дверцей, нашли другую бомбу, упрятанную под сиденьем, однако третья разнесла их в клочья. Как выяснилось, это была западня, специально устроенная для полиции. Дон Сальваторе, большой любитель скандалов и розыгрышей, наблюдал за «представлением» из окна своего дома.
Однако косвенных улик, подтверждающих версию о причастности Греко к взрыву, оказалось недостаточно, чтобы привлечь мафиози к ответу. Правда, для мафии это преступление безнаказанным не осталось. В связи с расследованием взрыва в Чакулли была создана первая в истории Италии комиссия по борьбе с организованной преступностью – «Антимафия».

Началось наступление на мафию, которое привело к ряду громких судебных процессов. И может быть, самым громким из них стал открывшийся в Палермо 10 февраля 1986 года над 270 членами сицилийской мафии, среди которых на скамье подсудимых оказались «крестные отцы»: Микеле Греко, Джерландо Альберти и Сальваторе Ринна. Этот «исторический» процесс продолжался без перерыва почти два года. Было проведено 349 судебных заседаний, 1314 допросов свидетелей, обвиняемых и пострадавших, протоколы слушаний заняли 1265 томов.

Вердикт суда был суровым: девятнадцать главарей «Коза ностры» приговорены к пожизненному заключению – высшей в Италии мере наказания; остальные – к различным срокам заключения, которые в совокупности составили 2665 лет тюрьмы на всех.

 

Однако мафия продолжала огрызаться. 23 мая 1992 года на Сицилии от взрыва огромной разрушительной силы в своём бронеавтомобиле погиб 52-летний итальянский судья Джованни Фальконе, координатор комитета по борьбе с организованной преступностью. Вместе с ним погибли его жена Франческа Морвилло и трое телохранителей. Машина судьи была сделана из сверхпрочных материалов, позволявших выдержать автоматную очередь и направленный взрыв, но это его не спасло. За 13 лет судебной карьеры Фальконе изрядно смог проредить верхушку мафии, благодаря ему за решетку отправились более тысячи мафиози. Поэтому мафия не пожалела для него взрывчатки. В трубу под насыпью автострады было заложено полтонны тротила, приведённой в действие с помощью радиоуправляемого устройства. На месте покушения образовалась громадная воронка, взрывной волной выбило стёкла в окрестных домах. В 1993 году на экраны вышел фильм «Джованни Фальконе», в котором отважного судью сыграл Микеле Плачидо, специально отрастивший для этого бороду.

 

Убийство Фальконе дорого отозвалось сицилийским мафиози. Почти все члены «Купола», тайного верховного совета мафии были арестованы. В том числе и предполагаемые «заказчики» покушения на судью - Тото Ринна, по прозвищу «Зверь» и Бернардо Провенцано. Также был аретован и организатор убийства Джованни Бруска по прозвищу «Монстр». Это действительно был монстр даже на фоне других громил из «Коза ностра». Он стал киллером мафии в 18 лет и отправил в мир иной множество людей. В том числе Сантио Ди Маттео, сына одного из мафиози, арестованного полицией. Чтобы тот молчал за решеткой, Бруска похитил 13-летнего Сантио и два года держал его в подвале. А потом задушил и растворил тело в кислоте. За этот и другие кровавые подвиги Джованни здорово поднялся в мафиозной иерархии и стал одним из руководителей «Коза ностра». Ему уже не было нужды самому пачкать руки, но расправу с Фальконе он посчитал личным делом. По мнению следствия именно Бруска, спрятавшись в придорожных кустах, нажал на кнопку взрывного устройства, когда мимо него по автостраде проезжал автомобиль Джованни Фальконе.

Когда полицейские задержали Бруску, один из стражей порядка защелкнув на его руках наручники, размахнулся и выбросил ключ от них в знак, что теперь Монстру «век свободы не видать». Он не ошибся, в ноябре 2001 года Джованни Бруска был приговорен итальянским судом к 26 годам заключения за убийство Фальконе и к 30 годам – за юного Сантио Ди Маттео. Не ушли от возмездия и «заказчики» - Тото Ринна и Бернардо Провенцано. А 23 мая 2004 года на сицилийской автостраде Палермо - Капачи открыты две стелы в память о бесстрашном борце с мафией Джованни Фальконе.

Вслед за судьей Фальконе мафия ликвидировала и следователя из его команды – Паоло Борселлино. Он передвигался в таком же бронированном автомобиле, но и его это не спасло. 20 июля 1992 года взрыв чудовищной силы унес жизни Борселлино и пятерых его телохранителей. Не обошлось и без случайных жертв, контуженных мощной ударной волной.

Эти убийства стали вызовом мафии для всей Италии. И Италия доказала, что она сильнее мафии. В Палермо был высажен десант из 10 тысяч карабинеров, следователи "рыли землю" в поисках убийц. В результате мафиози один за другим начали перемещаться за решетку. А исполнителей преступления мафия, от греха подальше, ликвидировала сама.

Любопытно, что убийство Фальконе связывали с проводившимся в то время в России громким расследованием по «золоту партии». С Фальконе незадолго до его гибели встречался Генеральный прокурор России Валентин Степанков по вопросу взаимодействия в поисках денег Компартии СССР, нелегально переведенных в Италию.

 

Большим успехом итальянской полиции стал арест 11 апреля 2006 года Бернардо Провенцано, главного босса сицилийской мафии, прозванного за безжалостность - Трактором, за незаметность - Бухгалтером, а за способность в течение четырех десятилетий избегать ловушек полиции - Фантомом.

Ранним утром более пятидесяти полицейских окружили небольшую ферму в окрестностях сицилийского городка Корлеоне. Всего несколько секунд потребовалось им, чтобы ворваться в дом. Но из всех его обитателей полицейских интересовал только один - пожилой человек в спортивной одежде. Один из полицейских попросил его предъявить документы и назвать себя. Тот отказался. Однако уже через пару минут, когда в комнату вошел врач, чтобы сделать мгновенный анализ ДНК, старик признался: «Я Бернардо Провенцано».

Так закончилась самая долгая в истории итальянской полиции охота на мафиози, длившаяся более 40 лет. За это время Бернардо Провенцано из обыкновенного наемного убийцы превратился в главу самого могущественного из тайных преступных сообществ Италии - сицилийской мафии.

Бернардо с малолетства работал на мафию - был на посылках у известных мафиози, стоял на страже во время их встреч, собирал дань с владельцев магазинов и фабрик. Он стал известен в 1958 году после ликвидации известного босса мафии Микеле Наварра. В следующие десять лет Провенцано был замешан в десятках преступлений и убийств, за что получил прозвище Бинну-трактор: его любимым развлечением было раздавливать своих врагов трактором.

В 1963 году он попал в международный розыск. Однако коррумпированность местных властей и «омерта» уберегли его от ареста. А когда в 1974 году полиция арестовала его босса -- Лучано Леджо, у клана Корлеонизи появился новый босс – Сальваторе (Тото) Риина, с характерным для мафии прозвищем Мясник, Провенцано еще выше поднялся по карьерной лестнице, став правой рукой главного мафиози. Вскоре Мясник и Тракторист вступили в войну со всеми другими мафиозными кланами. Война была короткой, но необыкновенно кровопролитной: за год в боевых действиях погибли несколько тысяч мафиози. Победа осталась за Корлеонизи. Клан стал главной мафиозной семьей Сицилии, а его глава Тото Риина получил титул "capo di tutti capi" – «босс всех боссов». Бернардо при нем занимался финансовыми вопросами, руководил деятельностью подконтрольных мафии легальных предприятий и наркоторговлей. Он больше не давил никого трактором. И получил новое прозвище - Бухгалтер.

Однако в результате занятий финансовой деятельностью Бернардо Провенцано не потерял квалификацию организатора убийств. Он принимал участие в организации едва ли не самых громких преступлений сицилийской мафии за все время ее существования - убийств следователей Джованни Фальконе и Паоло Борселлино, которые возглавляли борьбу с мафией на Сицилии и, как считал Тото Риина, стали реально угрожать существованию мафии и свободе ее главарей. Оба были убиты в Палермо в 1992 году. Однако эти убийства не защитили мафию, а, наоборот, поставили ее под удар. По стране прокатилась волна арестов. В ходе одного из них в 1993 году был арестован Тото Риина приговоренный к пожизненному заключению. После этого главой мафии стал Бернардо Провенцано.

После того, как Бухгалтер стал боссом боссов, он сделал все, чтобы о мафии и ее деятельности постарались забыть. И о нем тоже. Внешне Сицилия превратилась в один из спокойнейших уголков Италии. А Провенцано, сделав пластическую операцию, стал непохож на себя. У полиции не оказалось даже представления как главный мафиози выглядит по-новому. Из-за этого он превратился в символ неуловимости. И его прозвали Фантомом.

Как Микеле Наварра ничем не выделялся из окружающих и для конспирации работал врачом, так и Бернардо вел скромный образ жизни. Жил он на маленькой ферме неподалёку от родного Корлеоне. Работал в огороде, доил коз, делал сыр. Местные жители с удовольствием покупали у него молочные продукты и свежие овощи. Кто бы мог подумать, что скромный огородник руководит на Сицилии всей проституцией, торговлей оружием и наркотиками, игорными домами.

Но какое значение для Сицилии имел арест 74-летнего человека, можно судить хотя бы по тому, что власти Корлеоне назвали одну из улиц города - «11 апреля» – в память о том «счастливом» дне, когда попался босс всех боссов Бернардо Провенцано.

Мафия в Америке

В XIX веке главная криминальная угроза в Америке исходила из ирландцев. Их банды «Мертвые кролики» в Нью-Йорке и «Кровавые бочонки» в Филадельфии не только наводили ужас на обывателей, но и во многом определяли жизнь этих городов.

Однако в начале 20 века ирландцев подвинули на второй план более изощренные и организованные итальянцы. Они принесли на американскую землю годами отработанную систему строгой иерархии сицилийских мафиозных кланов, их конспирацию, и отточенный механизм заказных убийств.

История сохранила имя первой жертвы итальянской мафии в США – ей стал неаполитанец В. Оттумво убитый 24 января 1889 года в Новом Орлеане.

А наибольшую известность среди первых мафиози получил Большой Джим Колосимо.

В 1881 году, когда Джиму было 10 лет, семья Колосимо поселилась в Чикаго, в районе домов с красными фонарями, известном под названием «Леви». В 1902 м Колосимо, прозванный еще «Бриллиантовым Джимом» за любовь к драгоценным камням, женился на хозяйке борделя и вскоре стал владельцем целой сети публичных домов. А уже в 1910-х годах он держал под единоличным контролем игорный бизнес, рэкет, проституцию и считался гангстером номер один в Чикаго. Для постоянного пополнения публичных домов свежими красотками и для борьбы с конкурентами он сколотил банду профессиональных сутенёров и киллеров. В помощь себе Колосимо выписал из Нью-Йорка племянника Джона Торрио (будущего главаря «Сицилийского союза») и его приятеля Аль Капоне.

В январе 1921 года был принят «сухой закон», который превратил Чикаго в столицу бутлегерства. На нелегальной торговле алкогольными напитками можно было заработать фантастические прибыли. Бутылка виски, приобретенная за 15 долл. за пределами США, приносила прибыль от 70 до 80 долл. Однако уже немолодому Джеймсу Колосимо трудно было перестроиться, он заявил, что контрабанда спиртного – дело слишком рискованное и малоперспективное, и заниматься им он не будет. И хотя потом он переменил свое мнение, «семья» понесла убытки, отказавшись от нескольких выгоднейших контрактов. Это восстановило против Бриллиантового Джима молодых мафиози.

И абсолютно никто из гангстеров не понял и не одобрил его любви к юной певичке Дэйл Уинтер. Разменяв пятый десяток, босс чикагской мафии в нее влюбился по уши. Выполняя все ее капризы, он пригласил послушать ее великого Энрико Карузо и короля Бродвея -- самого Флореса Зигфилда. Оба искренне подтвердили, что у Дэйл исключительный талант. Ей предлагали невероятные контракты, но она предпочла обустроить свою личную жизнь, нежели сделать карьеру. Босс мафии и певица обожали друг друга. Большой Джим даже нанял себе учителя, чтобы обучиться хорошим манерам и не шокировать своим деревенским поведением изящную и благовоспитанную Дэйл. Но при этом забыл о жестоких манерах мафии. А между тем, когда в марте 1920 года он объявил о намерении оформить развод со своей женой Викторией, среди итальянских эмигрантов, воспитанных в строгих католических традициях, это вызвало настоящий шок. Всеобщее недовольство Большим Джимом усилилось до крайности. И тогда племянник Торрио решил, что пришла пора подвинуть дядю с кресла босса мафии.

11 мая 1920 года он сообщил шефу по телефону о прибытии в «Кафе Колосимо» двух автомашин с очередной партией виски. «Ты должен принять её не позднее 16 часов, чтобы успеть дать расписку сопровождающему», – сказал он. Колосимо принарядился, нацепил на мизинец кольцо с бриллиантом в пять каратов, вставил в петлицу пиджака красную розу и отправился принимать товар. Но когда он к назначенному времени приехал в своё заведение, но никого там не застал. Однако его застал убийца, спрятавшийся в гардеробе. Большой Джим попытался вытащить дамский пистолет, который купил в подарок для мисс Уинтер, но не успел. Киллер оказался проворней.

Так Большой Джим Колосимо стал первым «крестным отцом» мафии, погибшим вследствие заговора, организованного его собственными подчинёнными.

 

Криминальную империю Колосимо унаследовал его племянник Джонни Торрио. Первым делом, он созвал все враждующие группы - О’Баниона и Грозных Генна, Фрэнки Лэйка и Терри Драггана, Клондайка О’Доннела, Полака Джо Сальтиса и других мелких гангстеров, договорился с ними о распределении сфер влияния и сотрудничестве.

Джон Торрио контролировал южную часть Чикаго. Северная находилась под контролем банды, руководителями которой были Дайон О'Бэнион, Багз Моран и Хайми Вейс. А западная контролировалась сицилийцами братьями Дженна. Каждая из трех групп пыталась расширить сферу своего влияния, однако все понимали, что без крови достичь этого невозможно.

 

4 ноября О'Бэнион находился в своем цветочном магазине, который он завел для маскировки, когда к его заведению подъехал автокатофалк. Из него вышли трое мужчин в темных костюмах, и один из них произнес:

- Вчера мы заказывали венки. И теперь хотели бы забрать их».

Однако гробовщики приехали не за венками, а за жизнью О'Бэниона. Которой и лишили его смертельными выстрелами, когда он вышел к ним.

Похороны его по своей пышности превосходили все виденное дотоле в Чикаго. Конная полиция охраняла бесконечную колонну скорбящих, 26 грузовых в 120 легковых автомашин, доверху заваленных цветами и венками. «Отцы города выражали свое соболезнование, а сразу за гробом, стоимостью 10 тысяч долларов, среди 15 тысяч провожающих, шли те двое, на совести которых была смерть О’Бэниона,— Торрио и Аль Капоне.

 

Хайми Вейс, некогда партнер О'Бэниона, был твердо уверен, что в смерти его друга повинен помощник Торрио - Аль Капоне, и поклялся отомстить. Вейс был известен в преступном мире благодаря своему фирменному методу убийства. Метод заключался в том, что намеченную жертву усаживали на переднее сиденье автомобиля, а убийца устраивался сзади. Когда машина трогалась, обреченному стреляли в затылок. На языке гангстеров это называлось «взяли покататься». Однако Капоне «кататься» с Вейсом вряд ли бы стал. Поэтому тот поступил иначе.

Его люди на восьми броневиках ворвались в пригород Чикаго Сисеро, где оцепили отель, в котором находилась резиденция Аль Капоне и открыли по нему огонь из всех стволов. Куча народу была ранена, но Аль Капоне остался цел и невредим. Он благородно оплатил ремонт отеля и лечение раненых.

Между тем, Вейс предпринял еще одну попытку добраться до него. Его люди похитили шофера Аль Капоне и подвергли его пыткам, чтобы узнать о новом убежище его босса. Тот то ли оказался чрезвычайно стойким, то действительно не мог ответить, но дело закончилось тем, что шофера убили и сбросили его труп в колодец.

Вскоре Аль Капоне нанес ответный удар. Он верно просчитал, что Вейс захочет побывать на судебном процессе в отношении одного из его друзей. Выходивший из здания суда Вайс в окружении своих ближайших сообщников оказался прекрасной мишенью для людей Аль Капоне, ожидавшими их с пулеметами в руках. Вейс был убит, а большинство его гангстеров надолго лишились трудоспособности.

 

Через две недели Багз Моран, человек О'Бэниона, организовал покушение на Джона Торрио.

24 января 1925 года Джонни Торрио с супругой вернулись из поездки по магазинам. Миссис Торрио поднялась в дом, а Джонни задержался, чтобы забрать покупки из машины. В этот момент с противоположной стороны улицы к нему двинулись два вооруженных человека, стреляя на ходу. Торрио упал, пораженный пулями в грудь, живот, челюсть и руку. Врачи из больницы Джексон-парк не верили, что король гангстеров выживет, но уже через десять дней Торрио опознавал задержанных полицией подозреваемых. Однако вскоре ему это надоело. «Нечего их сюда тащить», - сказал детективам раненый миллионер – «Это просто пешки. Ради них я и пальцем не пошевелю... Я знаю, кто в меня стрелял».

Торрио был уверен, что организовал на него засаду клан именно О’Баниона. Однако самому расправиться со злоумышленниками ему было сложно. С больничной койки его отправили в окружную тюрьму на девятимесячный срок за доказанный эпизод контрабанды алкоголя.

Торрио после ранения еще сильнее хотел жить, поэтому принял непростое решение передать все дела Аль Капоне. «Все твое, Аль», - сказал он - «Я выхожу из дела. Меня ждет Европа». Это был поистине царский подарок. В то время доходы мафиозной империи от контрабанды спиртного, игрового бизнеса и проституции достигали 70 миллионов долларов в год.

 

Полное имя Аль Капоне - Альфонс Фьорелло Капоне. Ему не было еще и года когда его родители в поисках лучшей доли переехали из Неаполя в Нью-Йорк. Правда, надежды его отца на страну «неограниченных возможностей» быстро рассеялись. В Италии он был обувщиком, а в Америке ему пришлось работать землекопом. Его жена устроилась работать уборщицей, но денег в семье катастрофически не хватало. Возможно поэтому Альфонс в 13 лет бросил школу и устроился работать помощником мясника в Бруклине, попутно проходя курс «молодого гангстера» в «кид ганг» - детской банде. Спустя некоторое время он в одну из взрослых группировок на должность посыльного. Боссом этой группировки был его дядя Джон Торрио, пристроивший его на работу к себе в бар – «Оберж Гарвард». Там Альфонс получил свое первое ранение. В драке ему порезали лицо. Аль Капоне приобрел лицевой шрам в шесть с половиной сантиметров, за что получил кличку - Скарфас, что означает Меченный или Человек со шрамом. Эту кличку он ненавидел всю жизнь. Любопытно, что обидчика Фрэнка Галлучио, он спустя некоторое время взял к себе личным телохранителем.

Когда Джим Колосимо позвал к себе в Чикаго Джона Торрио, Аль Капоне отправился вместе с ним. А когда Торрио возглавил «семью», работа у них с Капоне в Чикаго и вовсе закипела. Им подчинялись больше семисот человек. Из них 630 сицилийцев, 75 евреев и 37 ирландцев. В 1925 году Торрио ушел из бизнеса и передал все дела Капоне.

И тот начал действовать. За полтора месяца трое из братьев Дженна были убиты. Оставшиеся в живых забрали свои деньги и спешно ретировались на Сицилию. 11 октября 1926 года огнем из пулемета на ступеньках чикагского собора был убит Вейс.

Аль Капоне стал главным мафиози Чикаго в конце 1920-х годов, когда расправился со своим главным врагом, которым был «Багс» («Клоп») Моран, контролирующий северную часть города. Противостояние боссов обострилось в 1929 году, когда люди Морана стали угонять грузовики со спиртным, взрывать бары и склады, устраивать засады. В результате одной из таких засад чуть было не попрощался с жизнью один из лучших боевиков Капоне - Джек Макгорн.

После этого конкуренция вылилась в кровавую расправу, вошедшую в историю криминалистики под названием "бойня в день Святого Валентина".

Утром Дня всех влюбленных 14 февраля 1929 года в автомобильном гараже на улице Норт Кларк в Чикаго собрались семеро членов банды Багса Морана, которая орудовала в чикагском районе Норт Сайд. Они ждали своего босса Морана, который должен был принять груз с алкоголем. Однако вместо Морана в гараж нагрянули двое в полицейской форме с пистолетами, которые скомандовали бандитам «Встать к стене!» Когда те выполнили требование в гараж вошли двое в штатском, они вытащили из под пальто пистолеты пулемёты «Томпсон» 45 го калибра и открыли огонь… Когда настоящие полицейские прибыли на место преступления, они обнаружили шесть трупов, одного умирающего и семь десятков гильз от пистолета пулемёта, утопших в лужах крови.

Подозрение в организации убийства пало на Аль Капоне, главного конкурента «Багса» Морана в Чикаго по торговле запрещенными спиртными напитками. Это подозрение обрело косвенные доказательства, когда полиции удалось установить и арестовать одного из участников убийства Фреда Барка, гангстера из клана Аль Капоне. Его судили и приговорили к пожизненному заключению. Но причастность Аль Капоне к убийству так и не удалось доказать.

Любопытно, что спустя несколько десятков лет на этой бойне сумел «навариться» владелец гаража канадец Билл Элисон выставил на аукцион стенку, на которой эксперты насчитали свыше ста отметин от пуль. Стартовая цена этой стенки составила 200 тысяч долларов.

Между тем, история «Бойни в день святого Валентина» получила продолжение ровно через 7 лет.

14 февраля 1936 года наёмный убийца Джек Макгорн по прозвищу «Автомат» из банды Аль Капоне был найден застреленным на заброшенной улочке пригородного района Чикаго. Полиция, прибывшая на место убийства, обнаружила никелированную монетку, вдавленную в ладонь «Автомата», и картонное сердечко – «подарок» Макгорну от убийц в напоминание о событиях семилетней давности. Макгорн участвовал в расстреле людей «Багса» 7 лет назад. А никелированная пятицентовая монетка служила «визитной карточкой» Макгорну, он вкладывал ее в руки своим жертвам. Причем, надо сказать, что «Автомат» был настоящим «отморозком». Например, когда в 1927 году комик Джо Льюис отказался выступать в клубе, принадлежавшем Макгорну, бандит жестоко избил его и перерезал голосовые связки. А еще он был одним из немногих киллеров, разбогатевших от своих убийств. Будучи арестованным в 1929 году, «Автомат», чтобы выйти на свободу до начала суда, в качестве залога внёс отель стоимостью в миллион долларов. Однако купить деньгами себе жизнь он не сумел.

 

В момент «Бойни в день святого Валентина» Аль Капоне не было в Чикаго, этим он обеспечивал себе алиби. Но вскоре он вернулся, убежденный в том, что теперь его власть в Чикаго стала абсолютной. Но вскоре узнал, что на пост «крестного отца» претендуют еще два его ближайших соратника - Джон Скализе и Альберт Ансельми. Казалось Аль Капоне решил разобраться с ними путем переговоров, а потому пригласил их на обед. Однако кое для кого этот обед оказался неперавариваемым. Едва приступив к трапезе, Аль Капоне сурово посмотрел на конкурентов.

- Насколько я понимаю, вам не терпится занять мое место, - угрожающим тоном произнес он. - Тогда получайте!

И забил «претендентов» до смерти бейсбольной битой. С этого времени власть Капоне в преступном мире Чикаго стала непререкаемой. А мафия под его руководством превратилась в супердоходное предприятие. Специалисты оценивали его обороты в 1928 году в сумму, превышающую 105 миллионов долларов. Порядка 60 миллионов ему приносила подпольная торговля алкоголем, 25 – казино, 10 – публичные дома и еще 10 – новые предприятия.

Однако ФБР не теряло надежды добраться до мафиози, легализовавшегося в бизнесмена. В 1929 году он оказался в тюрьме за незаконное ношение оружия. Разрешение на пистолет, выданное в Чикаго оказалось недействительным в Пенсильвании, где его остановили на дороге для проверки документом, и Аль Капоне впаяли год. Правда этот год в тюрьме Холмесбург он потратил для отдыха. Тюремный врач впоследствии вспоминал: «За все долгие годы моей службы мне никогда не приходилось видеть более покладистого, веселого и услужливого арестанта. Он – идеальный заключенный».

Однако, оказавшись на свободе, Аль Капоне не превратился в идеального гражданина и продолжил свою криминальную деятельность. Американские силовики, не имея возможности отправить его снова за решетку за рэкет и убийства, смогло привлечь его к ответственности за неуплату налогов.

 

16 июня 1931 года Аль Капоне, его брат Ральф и 68 других гангстеров оказались на скамье подсудимых. Сотрудникам Министерства финансов удалось установить, что в период 1925-1927гг. он вообще уклонился от уплаты подоходного налога, а в 1928-1929 гг. скрыл сведения о доходах. 24 октября 1931 года прозвучал приговор Аль Капоне: 11 лет лишения свободы, плюс штраф в 50000 тысяч долларов и погашение судебных издержек в 30000 тысяч долларов.

Попав в новую тюрьму строгого режима на скалистом острове Алькатрас, «Король Чикаго» превратился в «Итальяшку со шваброй». 17 ноября 1939 года Капоне отпустили на свободу. Он был уже не жилец. Сифилис, которым его наградила одна из работающих на него проституток, превратил этого некогда цветущего человека в развалину. Вскоре он скончался.

 

13 мая 1929 года в роскошном отеле «Президент» в Атлантик-сити (штат Нью-Джерси) состоялось совещание «на высшем уровне» руководителей американской мафии. За круглым столом собрались главари гангстерских кланов из Нью-Йорка, Чикаго, Детройта, Филадельфии, Бостона – вся элита преступного мира Америки. Среди присутствующих были замечены такие знаковые для мировой криминальной истории фигуры, как нью йоркский босс Джузеппе Массериа, «Счастливчик» Чарли Лучано, Сальваторе Маранцано, Аль Капоне, а также молодые, но перспективные гангстеры: Джо Адонис, Фрэнк Костелло, братья Мангано. И молодых и умудренных сединами мафиози волновал один вопрос: как положить конец затянувшейся междоусобной распре? Совещание продолжалось три дня, в результате было найдено компромиссное решение, которое всех устроило. Вся территория страны была поделена на сферы влияния между семейными кланами. Главы семей вошли с состав некоего совета директоров мафиозного синдиката. Они должны были выбирать себе председателя - «капо ди капи» («босс над всеми боссами»). Отныне никого из «директоров» нельзя было убивать без решения совета. И учреждался фонд для подкупа полиции, судей и политических деятелей, в который все обязаны были «отстегивать» определенный процент от рэкета, азартных игр, проституции и прочих видов криминального промысла.
Жесткая борьба разгорелась за кресло босса над всеми боссами. Большинством голосов им был избран Джузеппе Массериа, являвшийся самой влиятельной фигурой среди «старых донов», заправлявших игорным бизнесом и рэкетом.

Таким образом, благодаря сходке в Нью-Джерси главные святыни американского общества – демократия и бизнес нашли свое отражение даже деятельности американской мафии.

 

Джузеппе Массерия не долго восседал на троне «короля мафии». Лидер нового поколения американских гангстеров Сальваторе (Чарли) Лучано пригласил 11 апреля 1931 года патриарха Массерию пообедать в ресторан «Скарпато». За обедом они перекинулись в картишки, а потом Лучано отлучился в туалет. А когда вернулся Массериа был буквально нашпигован свинцом.

Оказалось, что все соглашения между гангстерами яйца выеденного не стоит. Всего два года прошло, как главы мафиозных кланов договорились не «мочить» никого без решения совета боссов мафии. А уже был убит не просто босс, а босс над всеми боссами. Вскоре после этого на тот свет были отправлены ещё сорок «усатых», как называли старых донов, которые традиционно носили усы а ля Пит.

 

Еще более кровавым мафиози, чем Аль Капоне стал Бенджамин Сигел, известный так же под кличкой Багси («Жучок, Клоп»). Только он представлял не итальянскую, а еврейскую мафию.

Сигел начал свою преступную карьеру с мелких краж, вымогательства и торговли героином. Потом некоторое время занимался с Лаки Лучано контрабандой алкоголя. В то время Нью-Йорк действительно был городом больших возможностей. Три молодых гангстера: Мейер Лански, Лаки Лучано и Багси Сигел создали криминальный синдикат, который просуществовал более двадцати лет и считался крупнейшим в Америке. Каждый их боссов нашел себе занятие по душе: Лучано сделал упор на развитии наркобизнеса, Лански – на финансовом учете и контроле, а Сигел - на убийствах и игорном бизнесе.

Багси даже убийства превратил в бизнес, создав расстрельную команду и предлагая киллер-услуги всем желающим. На счету банды Сигела более 500 заказных убийств, в том числе убийство в сентябре 1931 года «босса всех боссов» Сальваторе Маранцано. Однако неудачное покушение на прокурора Нью-Йорка Томаса Дьюи в 1936 году приостановило отлаженный им конвейер смерти. Багси пришлось, спасаясь от преследования полиции, укрыться в захолустном городишке в пустыне Невада с населением менее пяти тысяч человек – Лас-Вегасе. Однако мафиози с головой и там придумал, чем заняться. В 1930–1940 х Невада была единственным американским штатом, где не существовало запрета на азартные игры. Именно Сигел «открыл» для преступного мира Лас Вегас. Он организовал там строительство крупного игорного центра с комплексом казино, баров и ночных увеселительных заведений. Грандиозный проект, оценённый в 6 миллионов долларов, не только быстро окупил себя, но и стал приносить мафии суперприбыли.

Однако вскоре до инвесторов Сигела - Лански, Лучано, Анастасиа и других боссов мафии из Нью-Йорка и Чикаго стали доходить слухи, что Сигел утаивает от них часть доходов. Крестные отцы заказали своего супер-киллера.

Вечером 20 июня 1947 года, когда Багси Сигел сидел у себя дома в престижном голливудском квартале Беверли Хиллз, его конкуренты по «мокрым делам» выполнили свою работу. Прозвучало шесть выстрелов, и красавчик Багси отправился к праотцам. Убийц так и не нашли.

 

Еще одним любопытным персонажем «золотого века» американской мафии времен «сухого закона» стал Артур Флегенгеймер, больше известный как Голландец Шульц.

Он не был голландцем, его родители были немецкими евреями. Просто приятели прозвали его «Голландец Шульц» за голубые глаза, светло-каштановые волосы и коренастое телосложение - этим он напоминал убийцу с таким прозвищем из банды в Бронксе на рубеже веков.

Отличительной чертой Голландца была его скупость. Своих подручных он держал на «голодном пайке», а за просьбу прибавить вознаграждение мог прибить. Его адвокат Дикси Дэвиса говорил: «Можешь оскорбить девушку Артура, плюнуть ему в лицо, толкнуть его — он рассмеется. Но не укради ни доллара с его счетов. Сделал так - считай, мертвец».

В начале 1930-х Шульц образовал в Нью-Йорке «Ассоциацию владельцев ресторанов и кафе», рэкетирскую организацию, которая заставляла платить владельцев ресторанов, если они не хотели столкнуться с забастовкой персонала или другими неприятностями. Кроме того, он контролировал подпольные лотереи в Гарлеме, а до отмены сухого закона – торговлю пивом в Бронксе. Все это вместе взятое приносило ему до 20 миллионов долларов в год. Но при этом купить рубашку дороже двух баксов Шульц считал непозволительной роскошью для себя.

В 1935-м году прокурор Нью-Йорка Томас Дьюи предпринял наступление на мафию. Голландец Шульц значился у него первым кандидатом на арест. Имелись доказательства занятия его рэкетом и уклонением от налогов. Шульц, узнав об этом, решил расправиться с прокурором и обратился за содействием к боссу мафии Лаки Лучано. Но «Счастливчик» Лучано решил, что для мафии будет спокойнее, если покончить не с Дьюи, а Шульцем. И «заказал» Голландца Альберту Анастасиа.

Вечером 23 октября 1935 года Голландец Шульц в окружении телохранителей обедал в своем любимом ресторане «Палас Чоп Хауз» в городке Ньюарк штата Нью-Джерси. Но неожиданно его обед прервали два незнакомца. Они выхватили пистолеты, положили на месте трех телохранителей Голландца и тяжело ранили самого Шульца. Вскоре он скончался.

По иронии судьбы именно прокурор Томас Дьюи в июле 1936 года отправил за решетку Чарли Лучано, который годом раньше спас ему жизнь. Впрочем, шесть лет до этого полицейские спасли жизнь Лучано.

В августе 1929 года члены банды Маранцано решили выведать у Лучано где он спрятал наркотики. Они вывезли его на Стейт Айленд и на безлюдной трассе подвесили к дереву за большие пальцы рук. После этого несколько часов били, резали бритвой, «прижигали» горящими сигаретами грудь и лицо. Лучано держался как партизан и не выдал свой тайник. Решив, что он уже не жилец гангстеры Маранцано оставили Чарли умирать. Но того подобрали и спасли полицейские.

После этого происшествия Лучано обрел шрамы на лице и кличку «Счастливчик». А, кроме того его стойкость добавила ему авторитета в преступном мире и вскоре он пробился в боссы мафии. А потом и получил титул - «boss of the bosses» – главаря всех главарей преступных кланов Америки. К тому времени он уже жестоко рассчитался за свои шрамы. В сентябре 1931 года Лаки Лучано и Вито Дженовезе расправились с Маранцано и сорока его ближайшими подручными.

 

Прокурор Дьюи писал: «В настоящее время в Нью-Йорке едва ли существует такая деловая отрасль, которая бы не платила дань преступному миру. Поэтому к цене за каждую булку, за каждую курицу, за все продовольственные товары добавляется определенный процент, выплачиваемый потребителем. Один крупный универмаг недавно отказался заплатить дань. Последствия не замедлили сказаться: служащие универмага по пути в магазин становились жертвами таинственных нападений, в торговых залах необъяснимым образом возникали пожары и происходили взрывы. Обязаны платить дань рэкету и все строительные фирмы. Они заранее включают эти суммы в цену. Гость, съедающий в нью-йоркском отеле или ресторане свиную отбивную, вместе с ее ценой платит выкуп за то, что во время трапезы рядом с его столом не взорвется какая-нибудь вонючая бомба. Полиция до сих пор проявляла полное бессилие. Многие полицейские органы не испытывают никакого желания выступать против рэкета. Видные политики всеми силами препятствую таким расследованиям».

 

Можно сказать, что Дьюи невольно нарисовал и картинку с российской жизни начала 1990-х. Только очень жаль, что в России в то время не нашлось подобного «героического» прокурора.

Томас Дьюи тоже ощущал противодействие со всех сторон. Он дважды привлекал к суду Голландца Шульца, но жюри присяжных оба раза его оправдало. Дьюи не опускал рук и хотел отдать Шульца в третий раз под суд, однако того от тюрьмы и от жизни избавила пуля.

Следствие в отношении Лаки Лучано Дьюи и его сотрудниками было проведено особенно тщательно. Было доказано, что проституция в районе Нью-Йорка полностью контролируется мафией, и что хозяйки публичных домов и их проститутки должны были делиться частью своих доходов с организацией Лучано, чтобы не подвергнуться избиениям или даже смерти. Многие из хозяек публичных домов и проституток помогли Дьюи осудить Лучиано, дав показания на суде о побоях и увечьях, причинённых подручными Лучано, заявив, что они видели, как Лучано лично давал указания о расправе. Особое впечатление на присяжных произвела проститутка, испытывающая героиновую «ломку», которая чуть не потеряла сознание прямо на свидетельском месте.

В результате Чарли Лучано влепили небывалый срок за принуждение к проституции – 50 лет тюрьмы. Однако тот не зря звался Счастливчиком. После окончания Второй мировой войны его выпустили на волю за особые заслуги перед Америкой. Эти особые заслуги выразились в том, что Лаки Лучано, используя свои связи с сицилийской мафией, обеспечил комфортную высадку американского десанта в Сицилии. Местными крестными отцами было доведено до сведения солдат Муссолини, что за гибель американцев они ответят собственным здоровьем и жизнями своих близких. 10 июля американские и английские войска высадились на юге Сицилии. Пока английские части под командованием Монтгомери с тяжелыми боями продвигались к Мессине. Американские части под командованием Патона, нигде не встретив серьезного сопротивления, всего за 7 дней достигли Палермо.

Воздавая должное «патриотическим заслугам» Лучано, 51-й губернатор штата Нью-Йорк - не кто иной, как Томас Дьюи удовлетворил его ходатайство о помиловании и 3 января 1946 года объявил о досрочном освобождении, однако без права проживания на территории США.

 

Осуждение Лаки Лучано сделали Томаса Дьюи национальной знаменитостью. Его прозвище, «Gangbuster» («охотник на гангстеров»), стало названием популярного радиосериала, в основу сюжета которого легла его борьба с мафией. В Голливуде было снято несколько фильмов по мотивам его подвигов.

На волне популярности Дьюи стал губернатором Нью-Йорка и хорошо справлялся со своими обязанностями, что способствовало его выдвижению в президенты США. Но президентом ему было стать не суждено. Зато к началу 60-х годов Дьюи стал мультимиллионером. Бывший борец с рэкетом превратился в одного из крупных акционеров игорного бизнеса на Багамах, находившегося под контролем у мафиози нового поколения.

 

Романтичные времена «сухого закона» для американской мафии ушли в безвозвратное прошлое, но ее принципы «работы» остались прежними. В борьбе за власть и за деньги также эффективным инструментом решения вопросов оставался пистолет.

 

Ликвидатор Шульца - Альберто Анастасиа в начале 50-х выдвинулся в боссы мафии. В то время в ней развернулась кровопролитная борьба между кланами Вито Дженовезе и Франческо Костелло. Анастасиа встал на сторону Костелло, а потому Дженовезе собрался убить их обоих. Для этого он переманил в свой лагерь первого помощника Анастасиа – Карло Гамбино.

 

2 мая 1957 года дон Франческо Костелло, проходя по пустому вестибюлю особняка на Сентралпарк уэст, услышал за своей спиной фразу:

- Босс просил передать тебе это, Фрэнки.

И тут же раздался выстрел. Кармин Галанте, киллер из семейства Вито Дженовезе оказался неважным стрелком. Костелло остался цел, пуля только задела ему висок. Но пока раненому Франческо оказывали помощь в больнице, полицейские нашли в кармане его пальто помятый клочок бумаги, с подсчетами выигрышей в казино Нью-Орлеана и Лас Вегаса. Сумма составляла 661 284 доллара. Костелло отказался отвечать суду на любые вопросы относительно этих денег и оказался в тюрьме за оскорбление суда, а потом и за уклонение от уплаты налогов.

 

17 июня 1957 года был убит зам. по кадрам «босса всех боссов» Альберта Анастасиа - Франческо Скаличе по прозвищу Дон Чич. Оказалось, что его завалили свои же за «коррупцию». На запись в американскую мафию стояла очередь, и Дон Чич брал крупные взятки у новобранцев за то, чтобы внести их имена в списки организации.

Но 26 октября 1957 года и сам Альберт Анастасиа был убит в парикмахерской лучшими ликвидаторами «Коза Ностры» братьями Гало по заказу Вито Дженовезе, который после этого стал «боссом всех боссов».

 

В 1970-х годах в США началась новая междоусобная война гангстерских семей, в которой погибли боссы «Коза ностры» Джо Коломбо, Джо Галло и некоторые другие. «Боссом боссов» стал Карло Гамбино. Но делами мафии он управлял недолго. В 1976 году его сменил на этом посту Кармин Галанте, контролировавший тогда торговлю героином в Нью-Йорке.

Галанте отличался исключительной жестокостью, на его совести – около сотни убийств. Как-то он распорядился выбросить пятерых ослушников из окон верхних этажей небоскрёбов. А двоих – замуровать в бочки и отправить на дно Ист Ривер.

В 1978 году Кармин Галанте попал за решетку по обвинению в торговле наркотиками. Пока он сидел против него созрел заговор. В июле 1979 года выпущенный на волю Галанте был убит по классической гангстерской схеме. Он обедал в ресторане со своими телохранителями. Вдруг туда вошли четыре человека в масках и буквально изрешетили Галанте автоматными очередями. После этого убийцы благополучно скрылись.

 

10 января 1983 года убит один из самых кровожадных киллеров Америки Рой Де Мео. Он руководил бандой наемных убийц, совершивших порядка 250 убийств. У Де Мео был свой криминальный почерк. Он стрелял своим жертвам в затылок, затем быстро обертывал их головы полотенцем, и вешал труппы верх ногами. Делалось это с той целью, чтобы вся кровь, находящиеся в организме убитого могла беспрепятственно вытечь, после этого его можно было, не пачкая багажника машины отвезти на какую-нибудь отдаленную свалку. Де Мео действовал в основном по заказам мафиози Кастеллано. Например, Кастеллано заказал ему своего зятя Фрэнка Амато, который избивал его беременную дочь, Кони. А потом когда в отношении Кастеллано началось расследование, он заказал и Роя, который мог стать ненужным свидетелем. Труп киллера Де Мео был обнаружен на шоссе в своем автомобиле.

 

16 декабря 1985 года смерть настигла заказчика Де Мео - 73 летнего босса мафии Поля Кастеллано. Он был застрелен в Нью-Йорке средь бела дня на глазах у десятков прохожих по заказу Джона Готти, ставшего его преемником.

 

23 июня 1992 года главарь крупнейшего в Америке мафиозного клана Гамбино -- Джон Готти был приговорён бруклинским федеральным судом к пожизненному заключению без права апелляции. Кроме убийства Кастеллано за Готти числились такие преступления, как незаконный игорный бизнес, рэкет, противодействие правосудию и другие. В тюрьме «крёстный отец» провёл ровно десять лет. Рак гортани в июне 2002 года перевел его из разряда заключенных в покойники.

Говорят, что мафия бессмертна, а значит - нескончаема и ее кровавая эпопея.

Мафия колумбийская

Колумбийская мафия появилась позже сицилийской и американской, но благодаря суперприбылям от наркотиков за короткое время получила огромные деньги и почти добралась до власти в своей стране.

Самый знаменитый наркобарон, а также депутат от правящей либеральной партии Колумбии - Пабло Эмилио Эскобар Гавириа родился в простой крестьянской семье. В детстве Пабло любил слушать героические истории о легендарных колумбийских «бандитос». О том, как они грабили богатых и помогали нуждающимся. И уже подростком начал карьеру «бандитос», воруя и перепродавая надгробные камни с местного кладбища. Потом, создав небольшую преступную группу, занялся более квалифицированным криминальным бизнесом - угоном дорогих автомобилей для продажи на запчасти. Затем Эскобар усовершенствовал свой бизнес – начал предлагать владельцам машин платить за их сохранность, те, кто отказывались, лишались своих «железных коней». Вскоре от воровства и рэкета он перешел к более тяжким преступлениям – похищениям людей и убийствам.

В 1971 году подручные Пабло Эскобара похитили богатого колумбийского промышленника Диего Эчеварио и убили его. Это злодейство с восторгом восприняли местные бедняки-крестьяне, которые ненавидели богатого Эчеварио. В знак признательности Эскобару, они стали уважительно называть его «Эль-Доктор». А «Эль-Доктор» тем временем перехватил у чилийцев производство кокаина и превратил его в высокодоходный бизнес, на котором сказочно разбогател. Ни один наркоделец не мог без разрешения Пабло Эскобара вывозить кокаин за пределы Колумбии. Он снимал так называемый 35-процентный налог с каждой партии наркотиков и обеспечивал её доставку. Преступная карьера Эскобара складывалась более чем удачно, он буквально купался в долларах. И совсем потерял какое-либо уважение к Закону.

В 1976 году его задержали при попытке контрабандного вывоза 39 кг кокаина. Спустя несколько лет арестовавший его офицер полиции и судья, выдавший ордер на арест, были убиты по приказу Эскобара.

Летом 1977 года Эскобар и ещё трое крупных наркоторговца, объединившись, создали Медельинский кокаиновый картель, контролирующий 80% мирового оборота кокаина. Для доставки наркотиков у картеля была и сеть распространения, и подпольные лаборатории в джунглях, и самолёты, и даже подводные лодки. Пабло Эскобар стал самым непререкаемым авторитетом кокаинового мира и абсолютным лидером Медельинского картеля. Он покупал полицейских, судей, политиков.

Благодаря тому, что картель построил дешевое жилье для бедняков из пригородов, благодарный народ выбрал Эскобара членом Национального Конгресса. Не забывал Эскобар и о строительстве домов для себя любимого. Он имел 34 поместья, 500 тысяч гектаров земель, 40 раритетных автомобилей в гараже. В поместье «Неаполь» (20 тысяч гектаров, взлетно-посадочные полосы) он создал крупнейший на континенте зоопарк, куда доставили со всего света 120 антилоп, 30 буйволов, 6 бегемотов, 3 слонов и 2 носорогов. Наркобарон завел себе более 400 любовниц, которых фактически можно было считать наложницами. Для них Эскобар построил настоящий закрытый небольшой городок. Каждая любовница, среди которых были и местные победительницы конкурсов красоты, и фотомодели, и актрисы, имела свой коттедж с бассейном, всевозможными беседками, фонтанами и прочими изысками, дизайном и оформлением не походивший ни на один другой.

В марте 1982 года Пабло Эскобар становится членом колумбийского парламента. Наркобарон №1 был избран в палату представителей. Под его эгидой проводились семинары по правам человека. Эскобар в своих мечтах даже нацелился на президентское кресло, но тут ему все карты спутал министр юстиции Родриго Лара Бония, по инициативе которого Пабло Эскобара в январе 1984 года исключили из колумбийского парламента.

Месть принципиальному министру последовала незамедлительно. 30 апреля 1984 года, когда «Мерседес», в котором находился Бонии, остановился у светофора на одной из улиц Боготы, подъехавший сзади мотоциклист открыл огонь из автомата. Его пулями буквально разнесло голову Родриго Лара Бонии.

После этого убийства был выписан ордер на арест Эскобара, и тому пришлось уйти на нелегальное положение.

 

Между тем власти продолжили свое наступление на наркокартель. В 1986 началась операция по поискам одного из главарей Медельинского картеля Хорхе Луиса Очоа, предложившего 4 млн. долларов в качестве вознаграждения за убийство американского посла Тэмбса. За 2 недели в Колумбии т арестовано 2462 человека, конфисковано 2 тонны кокаина, 9,5 тонны кокаиновой пасты, 48 тонн листьев коки, 11 самолетов, 213 единиц автоматического оружия, 38 тысяч патронов, 4,5 тонны эфира, 11 тонн ацетона, 100 тонн сыпучих химикатов, 1 тысяча динамитных шашек, 377 метров бикфордова шнура.

В 1987 году суд США вынес приговор одному из боссов колумбийского наркокартеля – Карлосу Ледеру - пожизненное заключение плюс 135 лет.

 

Однако из подполья Эскобар развязал широкомасштабный террор в родной стране, чтобы показать кто в ней настоящий хозяин. За неполных два года были убиты 520 сотрудников полиции, а общее число жертв достигло тысячи человек. Наемники Эскобара убивали судей, полицейских, журналистов, выступавших против наркомафии. Пытаясь запугать своих противников, по приказу Эскобара даже был взорван авиалайнер со 107 пассажирами на борту. Целью наркобарона был будущий президент Колумбии, Сезар Гавирия, который должен был лететь этим самолетом. В последний момент, правда, он отказался от полета, но люди все равно погибли. При другом покушении, организованном 6 декабря 1989 года Эскобаром на шефа секретной полиции Мигеля Масу Маркеса, от взрыва бомбы погибло 62 человека и 100 получили ранения различной степени тяжести.

К борьбе с колумбийской мафией подключились власти США, которые предложили высылать наркобаронов для содержания в их тюрьмах. Колумбийский накокартель развязал террор под девизом: «Лучше гробница в Колумбии, чем тюремная камера в США». Благодаря американской финансовой помощи колумбийским правоохранительным органам удалось организовать наступление на наркомафию. В результате только одной общенациональной операции было конфисковано у Эскобара 989 домов и ферм, 367 самолетов, 73 лодки, 710 машин, 4,7 тонны кокаина и 1279 единиц оружия. Но каждый удар правительства отзывался контрударом картеля: убийства политиков, поджоги домов, взрывы банков, издательств, партийных центров. В сентябре 1989 года был взорван центральный пункт «Эль Эспектадора», в ноябре сгорел самолет из Боготы на Кали, перед Рождеством взорвана штаб-квартира национальной полиции в Боготе.

19 июня 1991 года, обложенный со всех сторон Эскобар добровольно сдался властям Колумбии при условии, что его не экстрадируют в США. Любопытно, что при обыске в апартаментах наркобарона полиция нашла кучу атрибутов черной магии: разноцветные свечи, тряпичные куклы без лиц и с лицами его врагов. И может быть благодаря магии наказание для Эскобара получилось каким-то странным. Наркобарон отбывал срок в построенной им самим тюрьме «Ла Катедраль», где имелись дискотека, плавательный бассейн, джакузи и сауна, а во дворе большое футбольное поле. Причем сидел он в тюрьме, когда хотел. Когда не хотел, уезжал в Медельин, где продолжал руководить кокаиновым бизнесом. Причем когда однажды узнал, что партнеры «крысят» у него деньги, приказал своим людям доставить их в «Ла Катедраль». В тюрьме заключенный Эскобар лично подвергал их пыткам, просверливая своим жертвам колени и вырывая ногти, а потом отдал приказ убить их и вывезти трупы подальше.

Эта история стала достоянием гласности. И 22 июля 1992 года президент Гавирия отдал приказ перевести Пабло Эскобара в настоящую тюрьму. Но тот, когда узнал об этом, решил, что ему уже хватит «сидеть» и сбежал.

После этого за его голову была назначена награда в 10 миллионов долларов (зарплата президента Колумбии за 200 лет), самая большая награда на тот момент за поимку преступника.

 

Для сравнения: за информацию о местонахождении «правой руки» Эскобара - главаря отряда наёмных убийц Москера Муньоса по кличке «Тайсон» была назначена награда в 143 тысячи долларов.

Но в принципе и этой суммы хватило, чтобы узнать о логовове бандита, причастного к убийству кандидата в президенты Колумбии Луиса Галана, взрыву авиалайнера и штаб квартиры криминальной полиции в Медельине.

В ночь с 28 на 29 октября 1992 года в полицию Медельина по телефону сообщили адрес дома, где Муньос развлекался с двумя любовницами. Дом был немедленно окружён спецподразделением МВД. «Тайсону» предложили сдаться, но он выразил свой отказ автоматным огнем. «Когда враг не сдается, его уничтожают», - решили полицейские и пристрелили Муньоса.

Однако на следующий день боевики «медельинского картеля» организовали акцию мести, расстреляв в центре города трёх полицейских и ещё восьмерых ранив.

 

Между тем на свободе Пабло Эскобар предпринял еще одну попытку устрашить правительство беспощадным террором. 30 января 1993 года он организовал взрыв на оживленной улице в Боготе. В результате этого теракта погиб 21 человек и более 70 получили тяжкие увечья. В основном это были родители с детьми.

Своей жестокостью Эскобар навлек на себя новую беду. В бой с ним вступила новая сила - организация «Лос ПЕПЕС», аббревиатура которой означала «Люди пострадавшие от Пабло Эскобара». На следующий день после теракта в Боготе «Лос ПЕПЕС» взорвали бомбы перед домом Пабло Эскобара, спалив его до тла. Родственники погибших по вине наркобарона начали охотиться на его родственников и членов наркокортеля. Эти люди действовали не менее жестоко, чем наркомафия и нагнали на нее изрядного страха.

Впрочем Пабло Эскобара все таки ликвидировали не они, а правительственные силы. 2 декабря 1993 года кокаиновый король был окружен в одном из домов в медельинском квартале Лос Олибос. Наркобарон и его телохранитель попытались отстреливаться, но силы были не равны. Тогда Эскобар попытался уйти от преследователей через крышу дома, но там его настигла пуля снайпера.

На похоронах наркобарона собралось более 20 тысяч колумбийцев. Когда гроб с телом Эскобара понесли по улицам Медельина, началась давка. Крышка гроба была сброшена, и тысячи рук тянулись к уже окоченевшему лицу Пабло с единственной целью – прикоснуться к еще недавно живой легенде в последний раз. Потом колумбийцы по кирпичику разобрали виллу покойника в поисках спрятанных богатейшим наркобароном ценностей.

 

Следы злодеяний колумбийского наркобарона распутывают до сих пор.

13 мая 2005 был арестован бывший министр юстиции Колумбии Альберто Сантофимио Ботеро по подозрению в организации убийства кандидата в президенты страны Луиса Карлоса Галана в 1989 году. Организацию убийства Галана приписывали Эскобару и даже приговорили к максимально возможному сроку тюремного заключения за это преступление бывшего главу службы безопасности наркобарона. Однако позже у следствия появились доказательства, что наркобарон и министр юстиции оба желали лишить жизни Галана. Первый хотел ликвидировать борца с наркомафией, а второй убрать с дороги политического соперника.

 

Одним из свидетелей обвинения стала знаменитая колумбийская актриса, фотомодель и телезвезда Вирхиния Вальехо, которая на протяжении 11 лет была любовницей Пабло Эскобара. 10 июля текущего года Вальехо пришла на встречу к Генпрокурору Колумбии и заявила:

- У меня есть неопровержимые доказательства тесной связи Альберто Сантофимио с главой наркокартеля города Медельина Пабло Эскобаром, киллеры которого совершили убийство Галана. Более того, я готова доказать, что Эскобар приказал убить Галана по просьбе Сантофимио. Утверждаю также, что на скамье подсудимых вместе с этим бывшим министром должны сидеть еще многие политики и государственные чиновники самого высокого ранга.

Когда Вальехо спросили, что могло связывать ее с выходцем из низших слоев населения Эскобаром, который, по воспоминаниям, был низкорослым, полным, косноязычным человеком с «мертвящим взглядом акулы», она ответила: «нас познакомили в 1982 г. и я влюбилась в сильного, уверенного в себе человека, филантропа, помогавшего крестьянам и обожаемого ими».

Актриса, вхожая в колумбийский бомонд, устраивала любимому наркобарону встречи с политиками, помогала создавать ему положительный образ в СМИ и передавала от него деньги за лоббирование законов в парламенте. С ее слов крупные суммы денег от наркокартеля получали бывшие президенты страны Белисарио Бетанкур и Альфонсо Лопес.

После таких заявлений Вальехо вывезли в США, где она попала в программу по защите свидетелей.

Русская мафия в америке

Главным специалистом по русской мафии в Америке считается, кроме ФБР, журналист Роберт Фридмэн, который написал о ней книгу: «Красная мафия». Вот выдержка из нее:

«Русские гангстеры в США просто не признают неписаных правил. Итальянская мафия редко решится причинить вред американскому журналисту, судье, прокурору, зная, какая расплата за это ожидает. Для русских - это кровавый спорт. Около 80 убийств, случившихся на Брайтон-Бич, так и остаются нераскрытыми. По вооружению и богатству они превзошли колумбийские картели, японскую якудзу, китайские триады, итальянскую мафию, став главным противником ФБР».

«Моня Эльсон - вероятно, наиболее отъявленный головорез в истории русской мафии, рядом с которым мрачный боевик Сэмми Гравано по кличке Бык - невинный младенец. Гравано признал за собой 19 убийств, за Моней числятся - сто.

Он эмигрировал из СССР в 1978 году, когда КГБ использовал эту возможность, чтобы отправить тысячи уголовников или подозреваемых на ничего не подозревающий Запад. На Брайтон-Бич уже гремели выстрелы.

Еврейские переселенцы из СССР воспроизвели здесь подобие Одессы. Заказное убийство стоило 2 тысячи долларов, и это часто было дешевле, чем вернуть долг. Съехавшиеся бандиты сплачивались в бригады вокруг новоявленных донов и устраивали опорные пункты в многочисленных ресторанах.

Америка поначалу разочаровала Эльсона, потому что люди не носили тут наличных денег. Но скоро он уже начал махинации с кредитными карточками. А потом будущий хозяин «маленькой Одессы» нарядился ортодоксальным евреем - в черное одеяние, шляпу и пейсы. Вместе с напарником они навещали еврейские ювелирные лавки на Манхэттене и, рассматривая бриллианты, подменяли их фальшивыми. То было лишь начало. Моня отправился в Южную Америку и взялся за кокаин...

А главным рэкетиром на Брайтон-Бич стал Евсей Агрон. В эмиграционных документах он написал о себе: ювелир. Может, так оно и было в Ленинграде. Но в Гамбурге он был сутенером. На Брайтон-Бич обложил данью врачей и адвокатов, торговцев и владельцев ресторанов. Однажды он угрожал убить дочь эмигранта в день ее свадьбы, если тот не заплатит 15 тысяч. Обращение за защитой в полицию означало неминуемый ночной визит боевиков Евсея, которыми командовал бывший член сборной СССР по тяжелой атлетике Беня Найфельд».

 

4 мая 1985 года в Нью-Йорке у дверей своей квартиры на пятом этаже дома № 100 по Ошеан Парквей застрелен неизвестными 53-летний Евсей Агрон, «главный рэкетир русской мафии».

Агрон эмигрировал в США в 1975 году. В те годы СССР экспортировал на Запад не «мозги», а людей ненужных и беспокойных – диссидентов и уголовников. Ленинградец Агрон, отсидевший 10 лет за разбой интереса для Родины не представлял, а потому его со спокойной совестью отпустили в США. А американцы по политическим мотивам его с готовностью приняли. И вероятно, очень скоро об этом пожалели.

В США Евсей Агрон создал свою «русскую мафию». Люди Агрона контролировали около трети всех бензоколонок в районе Нью-Йорка и множество других ещё в 18 городах от Пенсильвании до Калифорнии. Кроме того, они искусно проворачивали аферы с дешёвой обувью, которую выдавали за ортопедическую; с поддельными кредитными картами; торговали «левым» бензином. Деньги текли рекой: только за шесть месяцев 1984 года Агрон и его подельники наворовали 45 миллионов долларов. Американская полиция не могла ничего поделать с изощренной «русской мафией».

Но киллеров обязанность действовать по закону по рукам не связывает. Они подстерегли Агрона, когда тот, по своему обыкновению, собрался утром посетить русские бани на 10-й авеню в Манхэттене. Всадив ему три пули из мелкокалиберных пистолетов в голову, убийцы скрылись.

Кто и за что «завалил» Евсея Агрона так и осталось загадкой.

 

О «русской мафии» в США в очередной раз заговорили в 2002 году, когда начался судебный процесс над выходцами из СССР, похищавших с целью выкупа богатых русскоговорящих американцев. Никто из похищенных после уплаты за них выкупа домой не вернулся, позже их тела были обнаружены в озере неподалеку от Лос-Анжелеса.

Перед судом предстали 42-летний Юрий Михель и 40-летний Юриус Кадамовас, приехавшие в США из Прибалтики. Они обвинялись в том, что задушили с помощью удавки или пластикового пакета пятерых человек, а их тела затопили в заброшенном водохранилище в Северной Калифорнии.

В 2001 году Михель с Кадамовасом решили похищать людей с целью получения выкупа, для чего наняли местных громил, по некоторым данным принадлежащим к так называемой «группировке Балтикос». То есть фактически преступления совершались представителями «литовской мафии», но американцы ассоциировали их с «русской мафией».

Их первой жертвой стал Мейер Мускатель, успешный предприниматель, занимавшийся ремонтом недвижимости. Они заманили Мускателя в дом Михеля в Энчино, сказав, что хотят обсудить сделку с недвижимостью. Там они заперли его в комнате и пытались снять деньги с его банковских счетов. Однако план сорвался, когда банк потребовал личного визита. Они связали Мускателя на полу гаража, замотали ему голову изолентой, а потом надели ему на голову пакет и задушили. После чего нашли на карте штата удаленное водохранилище Нью-Мелонес. И утопили свою жертву там.
Следующей их жертвой стал Александр Уманский, фирма которого устанавливала телевизоры, стереосистемы и сигнализацию на дорогие машины. Его тоже похитили и убили. Но при этом вытянули с его родственников 89 тысяч долларов в качестве выкупа. Похитители продолжали требовать деньги с родственников Уманского и после его смерти.

Российский магнат с Беверли-Хиллз Георгий Сафиев хотел снять в Америке фильм о человеке-амфибии с 29-летним актером Николаем Харабадзе в главной роли. Однако этот фильм так и не был снят. Подружка Кадамоваса - Наталья Соловьева, заманила молодого актера в укромное место, якобы для встречи с представителями Голливуда. Там Харабадзе схватили, приковали к стулу наручниками и велели позвонить Сафиеву, чтобы позвать его на деловую встречу, пообещав билеты на церемонию вручения «Золотого глобуса». После того как бандиты схватили Сафиева, он под их нажимом связался с партнерами в Москве и попросил их перевести на счет в Дубае 5 миллионов долларов за его освобождение. Партнеры скинулись и выслали миллион. Но Сафиева и Харабадзе это не спасло, их тоже убили, а тела утопили в водохранилище.

Прокурор Роберт Дагдейл на суде сказал, что Михель с Кадамовасом виновны в «неуемной жадности и безграничной жестокости». Оба они были приговорены к смертной казни.

Якудза и прочие

Среди азиатских мафий можно вспомнить японскую «якудзу», Тонги в Китае, Гонконге и на Тайване, и триады в Юго-Восточной Азии.

Наиболее экзотичной из них, безусловно, является «якудза» со своими таинственными ритуалами, татуировками и прочей атрибутикой. Однако экзотичным можно назвать и ее появление на свет.

В образовании «якудзы» присутствует множество парадоксов. В XVII веке после бесконечной череды междоусобных войн в Японии наступил долгожданный мир, считающийся залогом спокойствия и процветания государства. Однако отсутствие военных действий фактически оставило не удел полмиллиона самураев, которые не знали другого дела как сражаться. В этом был их смысл жизни и источник существования. И многие безработные самураи подались в бандиты, грабя города и деревни.

Удивительно, обычно разбойное ремесло избирают себе простолюдины. В России испокон веков основу разбойничьих шаек составляли беглые крепостные мужики -- бунтующие дворяне, типа Дубровского, составляли исключение из правил. В Японии все оказалось перевернутым с ног на голову. Здесь бандитами стали дворяне-самураи, а защиту от них городам и поселкам обеспечивали маши-якко (слуги городов) из числа простых чиновников, ремесленников и торговцев. Коротая скучную охранную повинность, они дулись в карты и постепенно пристрастились к игре. Именно бакуто (игроки) составили основу якудзы, сформировавшейся в XVII веке. Название этому преступному сообществу дала проигрышная комбинация карт «я-ку-дза» в игре «ханафуда», похожей на блэкджек. Бандиты якудза принесли в свое сообщество многие традиции бакуто, например, обряд отрезания пальцев, символизирующий извинение рядовых мафиози перед главарем – оябуном.

Сфера влияния якудза постепенно расширялась. Если в XIX веке они в основном крышевали рикш и азартные игры, то в начале ХХ века активно начали вмешиваться в политику. До второй мировой войны якудза участвовали в нескольких государственных переворотах, убийствах двух премьер-министров, двух министров финансов, нескольких неугодных крупных политиков и бизнесменов.

Еще один парадокс якудза состоит в том, что особенно активно ее численность растет в спокойные времена. Как известно расцвет американской мафии пришелся на годы Великой депрессии, прогресс российской организованной преступности в ХХ веке пришелся сначала период революционных катаклизмов, а потом на период рыночных реформ. В Японии якудза ширилась и множилась вместе с ростом благосостояния населения.

 

Любопытно, что в Англии самой отмороженной мафией считается ямайская преступная группировка «Ярдиз». Эта группировка появилась на Британских островах в конце 1980-х, но благодаря своей сплоченности и жестокости быстро завоевала свое место под английским солнцем. Занимались ямайцы преимущественно наркотиками и не останавливались перед кровопролитием, отвоевывая себе рынки сбыта у конкурентов.
Поставить на место дерзкий «Ярдиз» попытался один из британских криминальных авторитетов по фамилии Деннер. Он пригласил к себе на переговоры восьмерых ямайцев и хладнокровно расстрелял их всех из автомата.

Месть «Ярдиза» оказалась изощренной. Через неделю начался планомерный отстрел членов деннеровской банды. Расстреляв всех членов бригады Деннера, ямайцы переключились на его друзей и родственников. Деннер уже был согласен на полную капитуляцию. Он через посредников предлагал лидерам «Ярдиза» деньги, но те отвечали презрительным молчанием. Деннер пребывал в отчаянии. Британские коллеги по криминальному ремеслу отвернулись от него, считая, что тот собственным беспределом подставил своих людей под пули «Ярдиза». Близкие тоже считали его виновным во всех бедах. Правда, в петлю лезть Деннеру не пришлось. У ямайцав дошли руки и до него. Они напади на Деннера средь бела дня, затолкали его прямо на улице в машину и увезли в укромное место. Там долго пытали, а потом еще у живого вырвали у него сердце.

Существуют и несколько видов преступных сообществ, которые с полным основанием можно назвать мафиозными из-за их четкой иерархии и разветвленной структуры. Например, в России к таковым можно отнести так называемых «синих». В этом криминальном сообществе есть свои крестные отцы – «воры в законе», есть свои боевики – «быки», есть свои ритуалы и свой кодекс чести. Раньше сфера влияния синих в основном огранивалась пенитенциарными учреждениями, но с начала 70-х воры в законе стали приобретать все большее влияние на воле.

 

В США нет объединения тюремных авторитетов. Воровская идеология там не в таком почете, как в России, а единству заключенных сильно мешают расовые особенности. Беспощадную борьбу с черным большинством в американских тюрьмах ведет группировка «Арийское братство». И в пенитенциарных учреждениях она сильнее любой мафии. Когда на «крестного отца» «Коза Ностры» Джона Готти «наехали» зэки в тюрьме «Мэрион», он попросил защиты именно у «арийцев». И те ему эту защиту обеспечили. «Арийское братство» завоевало свой авторитет не только жестокостью в драках, но и организованностью. В нем строго поддерживаются свои порядки. Например, «арийцам» запрещается общаться с черными и цветными заключенными. А приказы главарей подлежат обязательному исполнению.

Любопытно что вывели главарей «Арийского братства» на чистую воду и осудили к пожизненному пребыванию в тюрьме благодаря бывшему члену банды, на которого самого клеймо было некуда ставить. Свидетельские показания против главарей дал Майкл Томпсон, на счету которого значилось убийства 22 человек, совершенные в тюрьме.

26 августа 1997 года в в Луисбургской тюрьме перехватили маляву, отправленную из тюрьмы строгого режима в городе Флоренс (штат Колорадо) находящимся там одним из главарей «Арийского братства» Барри Миллзом своим соратникам в Луисбурге. В ней были такие слова: «Моя невестка родила ребенка весом 8 фунтов 7 унций». Следователи по делу банды поняли, что письмо – зашифрованный приказ на убийство, цифры образуют 187 - номер «мокрой» статьи уголовного кодекса Калифорнии. И они не не ошиблись. Хотя и не смогли предотвратить убийство.

28 августа 1998 года в Луисбургской тюрьме арийские боевики, вооруженные самодельными ножами, без видимого повода напали на двух негров и убили их на глазах надзирателей. Каждого ударили ножом около сорока раз. Эти убийства были абсолютно бессмысленны — их совершили для устрашения цветных по приказу Миллза.

 
   

Назад Далее

В начало страницы


Все права защищены. Copyright © А. Захаров, О. Логинов 2012-2016.  Последнее обновление: 15 августа 2017 г.
При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательно указание автора, а также активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.all-crime.ru. 
Воспроизведение материала сайта или любой его части в печатных изданиях возможно только с разрешения автора.
Адрес электронной почты: admin@all-crime.ru.


Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика