История борьбы с преступностью


Мировой криминал

Главная ] Мировой криминал ]


  Вверх
Древний мир. Греция
За пределами Греции
Александр Великий
Древний Рим
Новая эра. Рим
За пределами Рима
Итальянские интриги
Многострадальная Русь
Средневековье
Злодеи Нового времени
Политические убийства
Романтичная Франция
Политические убийства 19
Русский террор
Религиозные секты-убийцы
Мафия и национальность
Убийцы Америки
Расстрельная должность
Балканы
Россия. XIX век
Россия. Начало ХХ века
Революционные киллеры
Конец Распутина
Вихри революции
Рожденный революцией
Политразборки в ХХ веке
Фашизм и криминал
Покушения в СССР
Мировые маньяки
Советские маньяки
Маньяки России
Маньяки стран СССР
Женщины-убийцы



  Олег Логинов

Энциклопедия мировых убийств

Русский террор - бессмысленный и беспощадный

Русский террор - бессмысленный и беспощадный
 

Главным революционным злодеем принято считать вольнослушателя Петербургского университета Сергея Нечаева. Но он злодей скорее идеологический, чем реальный.

В 1869 году Нечаев создал тайную организацию «Народная расправа» (или «Общество топора»), основу которой составили студенты младших курсов Земледельческой академии в Москве. Целью «Народной расправы» была подготовка рабоче-крестьянской революции путем расправы со всеми неугодными. Свою политическую «программу» Нечаев изложил в сочинении под названием «Катехизис революционера». Чем-то эта инструкция «настоящим» революционерам напоминает правила поведения для воров в законе. Революционер объявлялся человеком «обреченным», отдавшим всего себя на борьбу «с проклятым миром». Он должен был разорвать всякую связь с законами этого мира, нравственностью, традициями и культурой, дабы усвоить «одну только науку – науку истребления и разрушения».

Однако из реальных злодеяний Сергей Нечаев успел совершить только одно – убийство 21 ноября 1869 года в Москве в Петровском парке члена своей организации студента Ивана Иванова «за отступничество».

Это отступничество заключалось в том, что Иванов не испытывал особого пиетета перед вождем, позволял себе с ним спорить и задавать неудобные вопросы. Последней каплей выведшей Нечаева из себя стал вопрос Иванова, куда расходуются собранные им на революцию деньги. Нечаев строго ответил:

- Комитету известно!

- Не вы ли, Сергей Геннадьевич, и есть этот самый Комитет? – ухмыльнулся Иванов.

После этого Нечаев и решил его образцово-показательно «пришить». Один из его подручных попросил помочь Иванова помочь ему вырыть типографский шрифт, зарытый в отдаленном гроте. Иван Иванов, добрая душа, согласился.

А циник Нечаев и не сомневался, что он согласиться помочь ближнему. И уже подготовился к его встрече. В прибрежных камышах прорубили прорубь. Собрали и перевязали бечевками кирпичи.

Когда Иванов вошел в грот, на него набросились трое. Один держал за руки, другой душил, третий, Нечаев, выстрелил в голову. Потом к погибшему привязали кирпичи и затолкали его в прорубь. Однако труп всплыл и с раскинутыми руками прилепился подо льдом. Так его и обнаружили.

В ходе следствия, полиция наткнулась на документы тайной организации «Народная расправа». Общество было разгромлено, его участники (всего 85 человек) арестованы.

Судебный процесс вызвал огромный ажиотаж в России. «Общество топора» - это было что-то новенькое. Совершенное им преступление даже дало Достоевскому сюжет для романа «Бесы». Однако выступления нечаевцев на суде вызвали сочувствие. Более половины подсудимых было оправдано, 28 человек наказаны небольшими сроками – от 16 месяцев до 7 дней. И только непосредственные убийцы Иванова были приговорены к каторжным работам на срок от 7 до 15 лет. Однако на скамье подсудимых не оказалось главного виновника – Сергея Нечаева. Ему удалось сбежать в Швейцарию.

За границей Сергей Нечаев пытался наладить связи с видными революционерами. Но поддерживал его один анархист Бакунин. Энгельс, например, заклеймил Нечаева: «форменный революционный людоед». И на пару с Марксом написал о его движении, что это образчик грубого, примитивного, казарменного коммунизма.

Между тем в Цюрих приехал адъютант шефа жандармов Российской Империи Николич-Сербоградский. Ему с помощью агентуры удалось установить местонахождение Нечаева, а местная полиция помогла задержать убийцу. Нечаева арестовали в августе 1872 и за убийство Иванова приговорили к 20 годам каторги. По личному указанию императора вместо отправки в Сибирь преступник был навечно заключён в Петропавловскую крепость, где и скончался от чахотки спустя 10 лет – по мистическому совпадению, в годовщину своего преступления – 21 ноября 1882 года.

Еще одно мистическое совпадение произошло в судьбе ближайшего сподвижника Нечаева – Петра Успенского. Он отбывал свой каторжный срок на бережку реки Кары в Восточной Сибири. В 1881 году он помог другим каторжникам копать подземный лаз для побега. Но побег сорвался – охрана обнаружила подкоп. Сразу возникло предположение, что кто-то сообщил о нем охранникам. Киевский подпольщик Игнатий Иванов, приговоренный к бессрочной каторге, почему-то сразу уверовал, что Иудой оказался Успенский. Так же твердо и так же бездоказательно, как когда-то Успенский поверил в предательство Ивана Иванова.

Игнатий невольно отомстил за своего однофамильца. Успенского удавили в бане, в небольшом закутке за печью, а потом повесили, чтобы подумали, будто он сам вздернулся.

Так получилось, что Нечаев со своим «Обществом топора» оставил в российской истории две знаковые вехи. Убийство им 21 ноября 1869 года студента Иванова считается датой начала политического террора в России.

А суд на нечаевцами 14 июля 1871 года считается первым гласный политический судебным процессом в России.

 

Никчемность революционного террора, может быть, наиболее наглядно проявилась в упрямом исступлении революционеров расправиться с царем Александром II, который вошел в историю России как Освободитель и Реформатор.

Революционеров не устраивала медлительность либеральных преобразований в России. Они хотели много и сразу. В результате получили только много крови.

В 1879 году на Липецком съезде партии «Земля и Воля» произошел раскол партии на две организации «Народная Воля» и «Черный Передел». В 1879 году Исполнительный Комитет партии «Народная Воля» вынес смертный приговор русскому царю Александру II. Лидер «Народной Воли» Желябов становится во главе всех покушений на царя.

 

Впрочем, первое покушение на Александра II устроили не народовольцы.

25 мая 1867 года в Париже польский эмигрант Антон Березовский стрелял из пистолета в российского императора Александра II. Березовский подстерег следовавший через Булонский парк экипаж, в котором находились императоры России и Франции, и выстрелил по нему. Двуствольный пистолет его разорвало от слишком сильного заряда, а при этом уклонилось и направление пули. В результате была ранена лошадь шталмейстера, сопровождавшего экипаж. На суде Березовский заявил, что покушение на российского монарха было его личным делом, задуманным как акт мести за угнетение Польши и жестокое подавление антироссийского восстания 1863 года. Польского «мстителя» до конца жизни отправили на каторгу.

 

16 (4 по ст. стилю) апреля 1866 года 25 летний Дмитрий Каракозов устроил покушение императора Александра II, когда тот мирно гулял по Летнему саду Петербурга. Убийству помешали бдительные граждане, они увидели, как Каракозов выхватил пистолет, ударили ему под руку, отчего пуля ушла вверх, а потом повалили террориста на землю и скрутили.

Александр II впоследствии описывал это происшествие так:

«Я садился в коляску и, обернувшись к толпе, надевал шинель, как вдруг услышал выстрел. Я никак не мог вообразить, что в меня стреляют. Повернувшись, я увидел, что какой-то человек падает, и подумал, что он себя застрелил. Я подошёл к нему и спросил: «Кто ты такой?» Первое его слово: «Я русский» – и потом, обратившись ко всем окружающим и показав на меня, он сказал: «Я в него стрелял потому, что он вас всех обманул».

В августе 1866 года Каракозова приговорили к смертной казни. После мучительной борьбы между революционными принципами и жаждой жизни, он решился просить царя о помиловании. Его письмо заканчивалось словами: «А теперь, государь, прошу у вас прощения как христианин у христианина и как человек у человека». На следующий день председатель Верховного уголовного суда князь Гагарин вызвал к себе осужденного и сказал: «Каракозов, государь император повелел мне объявить вам, что его величество прощает вас как христианин, но как государь – простить не может. Вы должны готовиться к смерти…» 3 сентября Каракозов был повешен в Петербурге на Смоленском поле.

 

14 апреля (2.04 по ст. стилю) 1879 года император Александр II совершал утреннюю прогулку на Дворцовой площади в Петербурге, Его моцион был прерван 32 летним Александром Соловьевым, членом организации «Земля и воля». Приблизившись к царю на расстояние восьми-десяти шагов, он выхватил из-за пазухи револьвер и стал стрелять в государя-императора. 60 летний «царь-освободитель» моментально среагировал и спас свою жизнь тем, что, подхватив полы шинели, зигзагами понесся прочь. Все пули прошли мимо Александра II, но последним, пятым по счёту выстрелом Соловьёв ранил одного из ринувшихся к нему полицейских. Чтобы не даться живым, террорист успел раскусить орех с ядом, однако и тут ему не повезло: яд оказался выдохшимся и не подействовал. Уголовный суд приговорил Соловьева к повешению.

 

Потом народовольцы дважды закладывали мины под железнодорожные рельсы, подкарауливая царский поезд.

19 ноября 1879 года произошло очередное покушение на жизнь царя-освободителя Александра II. Народовольцы Александр Михайлов и Григорий Гольденберг заложили взрывчатку на железной дороге под Москвой, для взрыва поезда, на котором должен был следовать российский император.

Взрывом было разрушено железнодорожное полотно, но поезд, к счастью, с рельсов не сошел, только были выбиты окна в вагонах. Судьба еще благоволила к Александру II, и он не пострадал.

Вторая попытка подрыва, говорят, закончилась более печально. Император опять не пострадал. Но под откос вместо императорского был пущен другой поезд. После этого террористы решили заложить мину во дворце.

18 февраля (5.02. по ст. стилю) 1880 года в Зимнем дворце в Санкт-Петербурге взорвалась бомба. Неудачное (уже пятое по счету) покушение на жизнь царя-освободителя Александра II организовал революционер-народоволец Степан Халтурин. Ему удалось устроиться на работу во дворец столяром и, как многим неженатым мастеровым, поселиться в одном из подвальных помещений, расположенных под кордегардией и царской столовой. Халтурин сумел в несколько приемов пронести динамит в свою комнату, рассчитывая осуществить взрыв в тот момент, когда царь будет находиться в столовой. Но царь в этот день на свое счастье опоздал к обеду. Взрыв унес жизни 10 ни в чём не повинных людей и ранил 56. Халтурин успел скрыться из дворца. Но в 1882 году, когда он принял участие в убийстве одесского военного прокурора Стрельникова, был схвачен. А спустя некоторое время по приговору суда повешен в одесской тюрьме. После Октябрьской революции именем террориста Халтурина назвали Миллионную улицу, начинающуюся у Зимнего дворца.

 

Положить конец кровавой войне между властью и революционерами попытался новый министр внутренних дел Михаил Лорис-Меликов. Причем, через неделю после назначения в феврале 1880г. и на него было устроено покушение. По инициативе Лорес-Меликова было снято несколько непопулярных в народе министров, ограничена цензура и расформировано Третье отделение, которое особенно усердствовало в проведении репрессий против революционеров. Под руководством министра внутренних дел начала разрабатываться программа либеральных реформ на ближайшие годы. Однако претвориться в жизнь этим реформам было не суждено. Народовольцы не желали останавливаться и достигли таки своей цели.

14 марта (1.03 по ст. стилю) 1881 года в Петербурге совершено покушение на императора Александра II – седьмое по счёту и последнее. В третьем часу пополудни Александр II возвращался во дворец. Когда он со свитой выехал на Екатерининский канал, раздался взрыв. Это 19 летний Николай Рысаков, первым из заговорщиков оказавшийся на пути Александра, бросил бомбу под императорский экипаж. Карету царя тряхнуло и окутало дымом. Кучер прибавил ходу, но Александр велел остановиться. Выбравшись наружу, он увидел двух окровавленных казаков и корчившегося от боли мальчика, случайно оказавшегося рядом. Поодаль стоял задержанный прохожими бомбист. Александр склонился над затихшим мальчиком, перекрестил его и пошел к отъехавшему экипажу. В этот момент к нему приблизился второй террорист Игнатий Гриневицкий, в руке он держал бомбу, завернутую в салфетку. С расстояния двух метров он швырнул ее на мостовую между царем и собой. Вновь, словно выстрел из пушки, раздался взрыв, место которого окутало густое облако дыма. Дым рассеялся, и те, кто остался жив, увидели около двадцати окровавленных тел, царя, прислонившегося к решетке канала, в разорванной шинели и без ног, а напротив него – в таком же состоянии его убийцу Гриневицкого. «Во дворец.....Там – умереть.....», - еле слышно сказал Александр II. Когда дворцовый медик увидел окровавленного полуживого императора, то лишился чувств. Через час с небольшим он скончался в своем кабинете в Зимнем дворце.

На суде организатор убийства А. Желябов произнес речь о тактике «Народной Воли». Уже через две недели после гибели императора суд приговорил А. Желябова и исполнителей преступления – Н. Рысакова, Т. Михайлова, Н. Кибальчича и С. Перовскую к смертной казни. 15 апреля они были повешены на Семеновском плацу в Петербурге.

 

Не желающие удовлетворяться плавным течением либеральных реформ, экстремистски настроенные анархисты и народники подняли в стране волну террора. Власти попытались подавить ее путем репрессий, но это только усилило конфронтацию в обществе. Негативную роль сыграл в то время процесс над Верой Засулич. Дарованное ей прощение за убийство, вызвало у революционеров иллюзию, что народ сочувствует террору.

По официальной версии поводом к покушению Засулич послужило распоряжение градоначальника Трепова ввести в тюрьмах телесные наказания для политических заключённых. Выпоротый стражниками студент Алексей Боголюбов, подозревавшийся в связях с народниками, покончил с собой, не в силах снести позора.

Но на самом деле все было не совсем так. В тот день в 1878 году дом предварительного заключения в Петербурге посетил Трепов. Во дворе на глаза попались трое заключенных, в том числе и Боголюбов, приговоренный к каторжным работам за участие в обычной демонстрации. Поравнявшись с Треповым, они сняли шапки и поклонились. Обогнув здание, Боголюбов с товарищами вновь встретился с Треповым, но второй раз решил уже не здороваться. Однако Трепов закричал: «В карцер! Шапку долой!», и сделал движение, намереваясь сбить с головы Боголюбова шапку. Студент отшатнулся, и от резкого движения шапка свалилась с его головы. Большинство, видевших это, решили, что Трепов ударил Боголюбова. Раздались крики, стук в окна. Тогда Боголюбова прилюдно было приказано сечь. Реакция заключенных была мгновенной. Начался тюремный бунт. Из зарешеченных окон в Трепова стали бросать все, что можно было бросить. Весть о случившемся быстро облетела весь Петербург. Поползли слухи, что Боголюбову дали не 25 розг, а секли до потери сознания.

Заступиться за выпоротого революционера решила взращенная в благородных традициях дворянской семьи Вера Засулич. Она пришла в приёмную Трепова под видом просительницы и тяжело ранила его выстрелом из револьвера.

 

6 марта 1878 – народниками совершено покушение на заместителя прокурора Киевского округа Котляревского.

 

4 августа 1878 года народоволец Сергей Кравчинский средь бела дня на многолюдной Михайловской площади в центре Петербурга смертельно ранил кинжалом в живот шефа жандармов генерал адъютанта Николая Мезенцова. Кравчинский, а также прикрывавший его револьверным огнём нелегал-террорист Александр Баранников - скрылись от следствия на бричке, куда был запряжен рысак по кличке «Варвар». 30 июня 1876 г. именно на «Варваре» было осуществлено дерзкое бегство князя Кропоткина из Николаевского тюремного госпиталя.

Между тем, правнук Суворова, участник Крымской войны генерал Мезенцев, не прожил и суток, как скончался от раны.

В ноябре 1878 года Кравчинский эмигрировал в Швейцарию и больше в Россию не возвращался. Но перед отъездом он еще успел под литературным псевдонимом «Степняк» издать в подпольной типографии свою книгу «Смерть за смерть», в которой объяснял убийство Мезенцева местью за гонения на революционеров.

Однако вслед за этим преступлением гонения последовали еще более суровые. Вскоре был издан закон «О временном подчинении дел о государственных преступлениях и о некоторых преступлениях против должностных лиц ведению военного суда».

 

9 февраля 1879 года народоволец, участвовавший в подготовке покушений на Александра II, Григорий Гольденберг смертельно ранил на улице выстрелом из пистолета харьковского губернатора князя Дмитрия Кропоткина. Гольденбергу удалось скрыться с места преступления, но он был задержан в Одессе в ноябре 1879 года при перевозке динамита. Его доставили в Петербург и поместили в Петропавловскую крепость. Там будущему министру внутренних дел графу Михаилу Лорис Меликову удалось разговорить террориста. Гольденберг начал давать показания, разоблачая одного за другим своих соратников-революционеров. Однако позже раскаялся в своей откровенности и в июле 1880 года покончил с собой в камере. На донесении о самоубийстве Гольденберга император написал: «Очень жаль!»

 

30 марта 1882 – народовольцем С. Халтуриным в Одессе убит военный прокурор В. Стрельников.

 

7 января 1891 - совершила самоубийство, находясь в камере Шлиссельбургской тюрьмы, Софья Гинзбург, готовившая покушение на Александра III. В мае 1889 года она была арестована, приговорена к смертной казни, которую заменили бессрочной каторгой. Не вынесши полного одиночества и сурового режима тюрьмы, она покончила с собой, перерезав горло ножницами.

 

29 апреля 1891 года в японском городе Оцу совершено покушение на царевича Николая Романова. Вот как описывает эту историю Валентин Пикуль в своем романе «Нечистая сила»:

«Весной 1891 года русская эскадра доставила в Японию трех великих князей. Николая и Георгия Романовых, а также королевича Георгия, сына греческой царицы Ольги, русской происхождением. Высокие гости отправились на экскурсию в сопровождении японского принца Арисугава. Осмотрев древности Киото, они на рикшах въехали на узкие улочки Оцу, шириной всего восемь шагов. Безопасность кортежа обеспечивали японские полицейские, стоявшие вдоль стен домов. Среди них находился и самурай Тсуда Сацо. Едва рикша с цесаревичем Николаем поравнялся с ним, Сацо выхватил двуручный меч и с первого же удара рассек котелок на голове наследника российского престола. Со второго удара из-под сабли брызнула кровь. Греческий королевич Георгий бросился на помощь кузену и с одного удара нокаутировал самурая.

Любопытно как в России отреагировали на покушение на наследника престола. Вместо того чтобы топтать ногами японские флаги народ разразился памфлетом:

Приключением в Оцу опечален царь с царицею,

Тяжело читать отцу, что сынок побит полицией.

Цесаревич Николай, если царствовать придется,

Ты смотри, не забывай, что полиция дерется!

Раны Николая не представляли опасности для жизни, и вроде бы даже избавили цесаревича от головных болей, мучивших его с детства. Но кто знает, не стала ли война с Японией и огромные жертвы, понесенные при обороне Порт-Артура и в Цусимском сражении, последствием именно того удара самурайского меча».

Впрочем, японские власти пытались сгладить инцидент. На следующий день после происшествия к российскому наследнику с извинениями приехал из Токио император Мэйдзи. Он пожаловал Николаю орден Хризантемы – высшую награду Японии. Полицейского признали душевнобольным, однако судили и проговорили к каторге. В праве покончить с собой посредством харакири самураю было отказано – пришлось искупать вину тяжким трудом на одном из соляных приисков.

 
   

Назад Далее

В начало страницы


Все права защищены. Copyright © А. Захаров, О. Логинов 2012-2016.  Последнее обновление: 15 августа 2017 г.
При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательно указание автора, а также активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.all-crime.ru. 
Воспроизведение материала сайта или любой его части в печатных изданиях возможно только с разрешения автора.
Адрес электронной почты: admin@all-crime.ru.


Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика