История борьбы с преступностью


Мировой криминал

Главная ] Мировой криминал ]


  Вверх
Древний мир. Греция
За пределами Греции
Александр Великий
Древний Рим
Новая эра. Рим
За пределами Рима
Итальянские интриги
Многострадальная Русь
Средневековье
Злодеи Нового времени
Политические убийства
Романтичная Франция
Политические убийства 19
Русский террор
Религиозные секты-убийцы
Мафия и национальность
Убийцы Америки
Расстрельная должность
Балканы
Россия. XIX век
Россия. Начало ХХ века
Революционные киллеры
Конец Распутина
Вихри революции
Рожденный революцией
Политразборки в ХХ веке
Фашизм и криминал
Покушения в СССР
Мировые маньяки
Советские маньяки
Маньяки России
Маньяки стран СССР
Женщины-убийцы



  Олег Логинов

Энциклопедия мировых убийств

Политические убийства XVI – XVIII веков

10 июля 1584 года фанатик католической веры Бальтасар Жерар застрелил на лестнице дворца в Дельфте принца Вильгельма Оранского – предводителя антииспанского движения за независимость в Нидерландах.

Говорят, что на это убийство его «благословили» некоторые монархи, которым деятельность Вильгельма Оранского очень не нравилась. Жерар под именем Франца Гюйона поступил на службу к Вильгельму и, приобретя его доверие, трижды выстрелил ему в живот отравленными пулями, после чего попытался бежать, но был настигнут охраной.

Казнь убийцы 24 июля 1584 года была долгой и мучительной: сначала Жерару сожгли правую руку, затем вырвали сердце, тело разрубили на 24 части, – и под конец отсекли голову.

 

1 августа 1589 года 22 летний монах доминиканец Жак Клеман совершил покушение на короля Франции Генриха III в предместье Парижа Сен Клу.

Убийство Генриха Третьего
 

Генриху III, чтобы сохранить корону на голове приходилось бороться со стремящимися к ней семьей Гизов, Филиппом II Испанским и Генрихом Наваррским. Герцогу Гизу удалось взбунтовать парижан и королю пришлось бежать в Блуа. Но, собравшись с силами, он приказал убить герцога Гиза и его брата кардинала Лотарингского и двинулся с войсками на осаду Парижа. Герцогиня Монпансье, сестра убитого по приказу короля герцога Генриха Гиза, решила отомстить своему монарху. С помощью Католичкской лиги ей удалось убедить монаха-доминиканца Клемана убить короля. Клеману внушили, что, исполнив столь благое дело, он по воле Божьей станет невидимым, а значит, избежит наказания.

Под предлогом передачи важных известий из Парижа, Клеман проник к королю и, вручая ему письмо, пронзил его отравленным кинжалом в живот. Король только и успел воскликнуть: «Проклятый монах, он убил меня!».

Понятно, что невидимым после этого преступления Клеман не стал. Слуги короля тут же закололи и его.

На следующий день, 2 августа 1589 года, состоялся судебный процесс… над трупом монаха. Ему был оглашен приговор: «труп вышеупомянутого Клемана четырьмя лошадьми разорвать на четыре части, после чего сжечь их, а пепел высыпать в реку, дабы окончательно уничтожить всякую память о нем». В тот же день приговор привели в исполнение.

У Генриха III не было детей, и братьев тоже не осталось, поэтому он перед смертью назначил преемником родственника Генриха Наваррского и приказал своим сторонникам присягнуть ему.

 

5 ноября 1605 года в Лондоне раскрыт знаменитый Пороховой заговор католиков, собиравшихся взорвать здание английского парламента вместе с находившимся там королем протестантом Яковом I Стюартом. После гибели Якова заговорщики предполагали захватить кого-либо из младших детей короля и, подняв восстание католиков, провозгласить регентство. Заговор был назван именем Гая Фокса, но он был всего лишь исполнителем, а не организатором.

К покушению заговорщики готовились тщательно. Они загодя сняли дом Винегр-хауз, примыкавший к той части Вестминстера, где размешалась палата лордов и где должно было состояться открытие парламентской сессии. Из Винегр-хауза они планировали пробраться в заброшенный подвал Вестминстера. Однако не тут-то было, оказалось, что подвал уже сдали под торговый склад. Однако это не остановило заговорщиков, они выкупили подвал в аренду. Потом из Винегр-хауз перенесли туда мешки с порохом.

Приближался решающий час. Гай Фокс отправился в подвал, подготовил фитиль, который вел к мешкам с порохом, и направился наружу. Не успел он выйти, как на него набросились поджидавшие в засаде люди во главе с мировым судьей Ниветом.

- Если бы вы меня захватили внутри, - сказал Гай Фокс, - я взорвал бы вас, себя и все здание.

По приказанию Нивета бочки с порохом были открыты и обезврежены.

Заговорщики, узнав, что их план провалился, начали поспешно покидать столицу. Но по иронии судьбы их «пороховой заговор» обернулся «пороховой смертью». Во время короткой остановки в доме одного из заговорщиков Лититона, в графстве Стаффордшир, они решили просушить порох, который они подмочили, переплывая реку. От упавшей искры воспламенился целый мешок пороха, который взорвался со страшным грохотом. Те, кто остался жив после взрыва, бежали. Но было уже поздно, их настиг отряд шерифа графства. Активные участники заговора, Кетсби и Перси, были убиты в перестрелке, а раненый в руку Томас Винтер взят в плен.

Между тем подвергнутый пытке на станке для растягивания жил, Гай Фокс выдал и сообщников и детали заговора. Одних заговорщиков: Догби, Роберта Кетсби, Гарнета, Гранта и Бетса просто повесили на площади святого Павла. А других: Фокса, Кея, Роксвуда и Тома Винтера предали более изощренной казни – их сначала повесили, а потом еще и выпотрошили на дворцовой площадке.

21 января 1605 года избежавший гибели парламент решил объявить 5 ноября - днем открытия «порохового заговора» и отмечать его вознесением благодарственной молитвы. С тех пор англичане торжественно празднуют спасение короля, устраивая ежегодно 5 ноября театрализованный маскарад и сжигая на костре чучело Гая Фокса. А перед открытием каждой сессии парламента по традиции производится церемониальный осмотр всех подвальных помещений здания.

 

14 мая 1610 года, когда французский король Генрих IV проезжал в карете мимо маленького магазинчика с эмблемой короны над пронзенным стрелой сердцем в Париже, к нему подскочил школьный учитель из Ангулема Жан Франсуа Равальяк и нанес несколько ударов ножом.

14 стало роковым числом французского короля Генриха IV. Он родился 14 декабря 1553 года. Его называли Генрихом Бурбонским (Henri de Bourbon) и Генрихом Наваррским (Henri de Navarre). Каждое из этих имен состоит из 14 букв. И наконец, убили его именно 14-го числа в день рождения его бывшей супруги королевы Марго.

В 1609 году Равальяку было видение, после которого он счел, что его миссия на земле - убедить короля обратить гугенотов в католицизм. Король Генрих первоначально был гугенотом, но перешёл в католицизм, чтобы получить корону Франции, при этом гарантировав Нантским эдиктом протестантам свободу вероисповедания. Ввод французских войск в Нидерланды Равальяк расценил как объявление войны папству и решил убить Генриха IV. Вскочив на запятки королевской кареты, остановившейся в толчее на улице Парижа, он ударил короля кинжалом в присутствии королевы Марии Медичи и их малолетних детей - дофина Людовика и Гастона Орлеанского. После первого удара раненный король повернулся в карете к сидящему рядом господину де Монбазану и вскрикнул: «Я ранен», - после чего получил второй удар в грудь, который поразил легкое и рассек аорту, а потом и третий.

Равальяка 27 мая 1610 года четвертовали с помощью лошадей на Гревской площади. После казни его родителей изгнали из страны, а всем прочим родственникам велели сменить фамилию. Имя Равальяка стало нарицательным для цареубийцы.

 

После убийства Генриха IV регентшей при его малолетнем наследнике Людовике XIII стала супруга погибшего и мать нового короля Мария Медичи. Таинственным образом власть над королевой приобрела камеристка королевы Леонора Дози, сменившая позже фамилию на Галигаи. Благодаря Леоноре милости королевы удостоился и красавец-муж Галигаи - Кончино Кочини. А потом он и вовсе стал любовником Марии Медичи. По его приказу даже соорудили деревянный мост, ведущий от дома маршала к Лувру, чтобы фавориту было легче ходить на любовные свидания с королевой. В народе его тут же нарекли «мостом любви».

Может быть, благодаря подвигам в постели Кончини сделал столь головокружительную карьеру, став первым камергером, губернатором Амьена, маршалом Франции и заполучив титул маркиза. Поскольку в качестве маршала он никаких подвигов не совершил.

К малолетнему королю Людовику супруги Кончини относились пренебрежительно, и он затаил на них обиду. К тому же король Людовик подозревал чету Кончини в том, что они принимали участие в убийстве его отца Генриха IV. А потому, когда подрос, решил, что настала пора поквитаться с фаворитами матери-королевы за все.

Капитану гвардии барону де Витри, ненавидевшему регентшу и ее фаворита, был отдан приказ арестовать маршала д'Анкра.

- Государь, как я должен поступить, если он станет защищаться? – спросил капитан.

Король промолчал, но один из придворных заметил:

- Король ожидает, что его убьют.

17 апреля 1617 года фаворит королевы явился во дворец в окружении пятидесяти или шестидесяти человек, составлявших его обычную свиту. Вдруг возник Витри, схватил его за правую руку:

- Именем короля вы арестованы!

Кончини, оторопевший от такого заявления, недоуменно спросил:

- Меня арестовать?!

- Да, вас.

После этого Кончини отступил на шаг, чтобы выхватить свою шпагу, но не успел. Одновременно три пистолетные пули поразили его: одна угодила в лоб, другая в щеку, третья в грудь. Он рухнул прямо в грязь и был тут же затоптан людьми Витри. Друзья Кончини увидев, что их высокий покровитель убит, обратились в бегство. Когда Людовику XIII сообщили о гибели всесильного фаворита, он вышел на балкон и, крикнул убийцам, все еще находившимся перед Лувром:

- Большое спасибо всем! С этого часа я король!

Меж тем, труп маршала, завернутый в старую скатерть, без всякой помпы доставили на кладбище в Сен-Жермен л'Оксерруа. Но вскоре там объявилась толпа французов, ненавидевших выскочку Кончини. Сначала они просто плевали на могилу, потом разрыли ее, привязали веревку к ногам мертвеца и вытащили его на свет. Труп маршала подвергся избиению. Бывшие в толпе женщины, истошно крича, принялись царапать мертвеца ногтями, бить по щекам, плевать в лицо. Затем мертвого Кончини отволокли к мосту, где привязали к опоре. А вокруг его тела начался веселый хоровод.

Вдруг какой-то молодой человек подошел к трупу, отрезал ему кинжалом нос и в качестве сувенира сунул себе в карман. Остальным тоже захотелось взять себе хоть что-то на память. Пальцы, уши и даже половые органы покойника вскоре исчезли в карманах парижан. Дикая радость народа достигла такой степени, что под одобрительные возгласы толпы, какой-то человек вырвал у Кончини сердце, испек его неподалеку на горящих угольях и при всех съел его с уксусом!

Спустя два месяца была арестована Леонора Галигаи. Ее обвинили в колдовстве (она гадала на внутренностях животных, пытаясь излечиться с помощью магических средств) и участии в заговоре, приведшем к убийству Генриха IV. Галигаи была осуждена как колдунья. 8 июля она была сожжена на Гревской площади.

 

Джорджа Вильерса, герцога Бэкингема, фаворита короля Карла I, не любили в Англии, считая казнокрадом, развратником и интриганом, обманывающим доверие короля.

23 августа 1628 года в Портсмуте начались волнения среди матросов из-за того, что герцог Бэкингем отдал приказ повесить их товарища. Герцог самолично во главе кавалерийского отряда отправился на усмирение мятежников и отбросил их в гавань, где они искали спасения на кораблях. Двое матросов было убито и множество ранено. С чувством выполненного долга Бэкингем хотел уже отправиться в Лондон, но когда он по узкому коридору шел к своему экипажу, то вдруг остановился и закачался. Лорд Клевеланд, шедший рядом с ним, услыхал глухой удар и слова, произнесенные кем-то вполголоса: «Помилуй, Господи, его душу!». Герцог, пробормотал чуть слышно «злодей», выхватил из своей груди нож и грохнулся на землю.

Свита бросилась поднимать упавшего Бэкингема, и в этот момент к ним вышел смуглый, небольшого роста офицер, который заявил, что это он убил герцога. На допросе он назвался Джоном Фельтоном и заявил, что был лишь орудием провидения. Он служил в английской армии, участвовал во многих битвах во Фландрии, на Рейне и под Ла-Рошелью и не получил за это обещанного жалования. Но на преступление пошел не из материальных соображений, а духовных. Некий внутренний голос, якобы, повелел ему расправиться с человеком, которого парламент и народ обвиняли в бедах Англии.

В принципе, складывается впечатление, что у Фельтона было не все в порядке с головой, а потому он порой совершал весьма эксцентричные поступки. Однажды он отрубил себе палец и послал его своему соседу в знак готовности драться с ним на дуэли. Поэтому каких-то ясных мотивов в его покушении на Бэкингема найти сложно. Просто он вообразил себя мессией, купил нож за два пенса, помолился и убил герцога без каких-либо душевных терзаний.

Любопытно, что когда король Карл приказал привезти убийцу в Лондон и поместить в Лондонскую Башню, Англия рукоплескала подвигу Фельтона. Поэты воспевали его в стихах. В продолжение многих недель, пока продолжалось следствие, народ толпился у тюрьмы, чтобы взглянуть на своего «маленького Давида», на своего «освободителя». Некий Саведж даже решил погреться в лучах его славы и объявил себя сообщником убийцы. Но его обман быстро раскрыли, после чего наказали не за убийство, а за ложь - прогнали сквозь строй от Флит-стрита до Вестминстера, приковали к позорному столбу, заклеймили обе щеки и в довершение отрубили ему уши.

Вскоре после этого был казнен и убийца Фельтон.

 

Османский султан Ибрагим I взошел на престол в 1640 году, унаследовав своему брату Мураду IV. В 1645 Ибрагим начал войну с Венецией из-за обладания Критом, которая повлекла дополнительные расходы из казны. А поскольку Ибрагим I отличался еще сластолюбием и расточительностью, то денег в государстве катастрофически не хватало. Вследствие этого, он обложил налогами духовенство и задерживал зарплату янычарам. Они объединились и свергли Ибрагима I, а потом 12 августа 1648 года еще и задушили его.

 

5 января 1757 года совершено покушение (первое, но не последнее) на жизнь французского короля Людовика XV (1715–1774). Долго состоявший на службе янсенистски настроенных парламентских советов 32-летний Франсуа Дамьен бросился на короля с кинжалом, когда тот в сопровождении придворных выходил из ворот Версальского замка. Людовика спасла толстая трехслойная одежда, хотя король потерял много крови, но рана оказалась не опасной для жизни. Дамьен был схвачен на месте преступления. Он не запирался и заявил, что хотел преподать королю урок, чтобы тот прекратил притеснения парламента и изгнал «нерадивых» министров.

Но казнь Франсуа стала наставлением другим таким учителям, что давать кинжалом уроки королю – больно и смертельно опасно. 28 марта на Гревской площади в Париже политическому фанатику Дамьену два часа жгли на серном огне правую «грешную» руку, в которой тот держал оружие при покушении, заливали раны свинцом, горячей смолой и воском. После всего этого тело еще живого Франсуа было разорвано на части четырьмя лошадьми, останки сожжены на костре, а пепел развеян по ветру.

 

Пётр III царствовал всего 186 дней и запомнился пропрусской политикой. Он заключил мир, а затем и военный союз с Пруссией, сведя тем самым «на нет» все усилия России в Семилетней войне. Вступив на Престол, Петр III развил активную деятельность, намереваясь доказать, что он способен управлять страной лучше покойной тетки что порождало политическую нестабильность. Отчасти поэтому он вскоре пал жертвой заговора, организованного группой гвардейцев во главе с фаворитом его супруги Григорием Орловым, а также Потемкиным и Ланским. Пётр III был свергнут с престола 28 июня 1762 года в результате дворцового переворота, и в сопровождении караула гвардейцев во главе с А.Г. Орловым был отправлен в Ропшу в 30 верстах от Петербурга.

Там 17 (6 по юлианскому календарю) июля 1762 года император Петр III скончался при до конца не выясненных обстоятельствах. По официальной версии, причиной смерти был приступ геморроя, усилившийся от продолжительного употребления алкоголя. По другой версии, Петр был то ли намеренно, то ли случайно (во время завязавшейся драки) убит охранявшими его гвардейцами. Якобы Алексей Орлов, объясняя происшедшее Екатерине II, сказал: «Пьяны мы были, и он тоже; заспорил он за столом с князем Фёдором Барятинским; не успели мы разнять, а его уже и не стало. Сами не помним, что делали, но все до единого виноваты….». Существует также предположение, что он умер от инсульта, вызванного шоком. Первоначально он был похоронен в Александро-Невской лавре, но в 1796 по приказу Павла I его тело было перенесено в Петропавловский собор. Говорят, что при этом гроб несли состарившиеся гвардейцы, убийцы императора.

 

Российский император из династии Романовых Иван VI, правнук Ивана V, формально царствовал только первый год своей жизни при регентстве сперва Бирона, а затем собственной матери Анны Леопольдовны. Император-младенец был свергнут Елизаветой Петровной, провел всю жизнь в заключении.

Пока Иван взрослел в темнице, предпринималось немало попыток освободить его и вновь возвести на престол. Последняя попытка обернулась для узника гибелью. 15 (4 по юлианскому календарю) июля 1764 года, когда уже царствовала Екатерина II, а Ивану исполнилось уже 23 года, подпоручик В.Я. Мирович, несший караульную службу в Шлиссельбургской крепости, склонил на свою сторону часть гарнизона, чтобы освободить Ивана.

Однако стражников, которые непосредственно охраняли императора, он переманить не смог. А между тем, у них была строжайшая инструкция умертвить арестанта, если его будут пытаться освободить. Поэтому в ответ на требование Мировича о капитуляции они закололи Ивана и только потом сдались.

Труп «колодника» Иоанна был тайно захоронен у стены Шлиссельбургской крепости. А Мирович был арестован и 15 сентября 1764 года обезглавлен в Петербурге как государственный преступник. После чего тело его сожжено вместе с эшафотом.

 

20 августа 1672 года в Гааге растерзан толпой бывший правитель Голландии Ян де Витт.

 

16 марта 1792 года во время бала-маскарада в королевской опере в Стокгольме дворянин Якоб Юхан Анкарстрем выстрелом из пистолета смертельно ранил шведского короля Густава III, скрывавшегося под маской венецианского дожа.

Убийца опознал жертву по ордену св. Серафима, красовавшемуся на груди монарха. За час до начала празднества анонимный информатор оповестил Густава о готовящемся на него покушении. Однако король был настолько беспечен, что не придал значения сообщению. Отбросив в сторону письмо, он произнес фразу: «Если кто-то хочет меня убить, то лучшего места, чем здесь, не найти». После чего надел маску и вышел в зал. Спустя 13 дней он скончался о раны. Убийство Густава III послужило сюжетом для оперы Верди «Бал-маскарад».

 

Жан-Поль Марат по профессии был врачом и журналистом. А по призванию – революционером. В течение почти двух лет ему приходилось вести конспиративный образ жизни и один раз даже уехать в Англию. С 12 сентября 1789 г. по самый день смерти Марат издавал газету «Друг народа», обличавшую французскую буржуазию. После французской революции он стал одним из самых известных людей в Париже и как один из вождей якобинцев начал страстную борьбу против жирондистов. Те не остались в долгу и 14 апреля 1793 г. привлекли его к суду, якобы за агитацию, призывающую к роспуску собрания и к грабежам и убийствам. Революционный трибунал 24 апреля единогласно оправдал его, и Марат с триумфом был приведен обратно в Конвент. Под влиянием травли, поднятой против Марата жирондистами, экзальтированная 25 летняя Шарлотта Корде д’Армон 13 июля 1793 г. зарезала Марата в ванне, думая, что этим спасает Францию от злейшего врага. Чтобы проникнуть в квартиру больного революционера Шарлота сказала, что хочет передать ему сведения о контрреволюционном заговоре. На эту уловку регулярно попадались тираны и революционеры, Марат не стал исключением. И получил удар кинжалом в сердце.

После смерти для революционеров имя Марата сделалось синонимом революционной решимости. Художник Давид нарисовал картину «Смерть Марата», о которой Шарль Бодлер писал:

«Божественный Марат только что испустил последний вздох. Его рука свешивается через край ванны, все еще сжимая перо слабеющими пальцами, на груди зияет святотатственная рана. На зеленом пюпитре, стоящем перед ним, покоится другая его рука, с коварным письмом: «Гражданин, моя беда дает мне право рассчитывать на ваше расположение». Вода в ванне красна от крови, на бумаге кровавые пятна; на полу валяется большой окровавленный кухонный нож. На убогом дощатом ящике, служившем рабочим столом неутомимому журналисту, мы читаем: «Марату - Давид». Все детали несут на себе печать истории и достоверности, как романы Бальзака. Перед нами трагедия, полная живой боли и ужаса... Вот истинная пища сильных духом, торжество духа; картина жестока, как сама природа, и в то же время в ней незримо присутствует идеал...»

А Шарлотта Корде 17 июля 1793 года предстала перед судом.

- Я убила одного злодея, чтобы спасти сотни тысяч невинных душ, - заявила она трибуналу.

После такого святотатства ее в тот же день отправили на гильотину. Когда Шарлота мужественно и с достоинством поднималась на эшафот, из толпы раздался возглас депутата Адама Люкса:

- Смотрите, она величием превосходит Брута!

Это публичное заявление обернулось Люксу спустя некоторое время потерей головы от той же гильотины.

Вот и разберись: одни говорят «божественный Марат», другие «Марат – злодей», видимо, как обычно, истина лежит где-то посередине.

 
   

Назад Далее

В начало страницы


Все права защищены. Copyright © А. Захаров, О. Логинов 2012-2016.  Последнее обновление: 15 августа 2017 г.
При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательно указание автора, а также активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.all-crime.ru. 
Воспроизведение материала сайта или любой его части в печатных изданиях возможно только с разрешения автора.
Адрес электронной почты: admin@all-crime.ru.


Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика