История борьбы с преступностью


Мировой криминал

Главная ] Мировой криминал ]


  Вверх
Древний мир. Греция
За пределами Греции
Александр Великий
Древний Рим
Новая эра. Рим
За пределами Рима
Итальянские интриги
Многострадальная Русь
Средневековье
Злодеи Нового времени
Политические убийства
Романтичная Франция
Политические убийства 19
Русский террор
Религиозные секты-убийцы
Мафия и национальность
Убийцы Америки
Расстрельная должность
Балканы
Россия. XIX век
Россия. Начало ХХ века
Революционные киллеры
Конец Распутина
Вихри революции
Рожденный революцией



  Олег Логинов

Энциклопедия мировых убийств

Новая эра

Итальянские интриги

Со времен древнего Рима событиям, происходящим в Италии, часто придавали романтическую окраску в результате чего они превращались в красивые легенды.

Одну из таких легенд о Ромео и Джульетте сотворил Уильям Шекспир на основе вражды между семействами Монтекки и Капулетти. «В двух семьях, равных знатностью и славой, в Вероне пышной разгорелся вновь вражды минувших дней раздор кровавый, заставил литься мирных граждан кровь» - так начинает Шекспир свою знаменитую трагедию. Но, если главные герои этого произведения – вымышленные персонажи, то их семейства считаются самыми настоящими. Еще в 1320 году Данте Алигьери в своей «Божественной комедии», рассказывая о междоусобных столкновениях в Италии, писал: «Приди, беспечный, кинуть только взгляд: Мональди, Филиппески, Капулетти, Монтекки, - те в слезах, а те дрожат! Приди, взгляни на знать свою, на эти насилия, которые мы зрим...» Однако все попытки историков отыскать упоминания о семействах Монтекки и Капулетти в официальных документах были тщетными. И тогда американский историк Олин Мур выдвинул версию, что Монтекки и Капулетти – названия не семей, а группировок, представляющих в Вероне соперничавшие в Италии партии - гвельфов и гибеллинов.

И в этом еще раз проявляется разночтения в подходах к одним и тем же событиям со стороны историков и драматургов. Историки уже несколько веков подряд усиленно пытаются придать противостоянию гвельфов и гибеллинов логику и политическую основу. Они разъясняют, что это противостояние в Центральной и Северной Италии возникло в правление императора Священной Римской империи Фридриха II (1220—1250 годы) и было продиктовано политическими причинами. В то время Священная Римская империя простиралась от Балтийского моря на севере до Тосканы на юге и от Бургундии на западе до Чехии на востоке. Но управлялась она из Германии, где находились две соперничающие династии — Вельфы, которым принадлежали Саксония и Бавария, и Гогенштауфены, выходцы из Швабии (их именовали «Вайблингами», по названию одного из родовых замков).

Вельфы боролись за превращение Италии в федеративное государство под властью Римского Папы, а Гогенштауфены поддерживали императора Священной Римской империи в его попытках распространить свою власть на весь Италийский полуостров. То есть по большому счету конфликт случился между германским императором и Римским Папой. И в этом конфликте между клиром и миром во Флоренции аристократия приняла сторону династии Гогенштауфенов, которые были противниками папского престола, и назвала себя гибеллинами. А пополо (народ) Флоренции выразил поддержку династии Вельфов, поддерживавшей Папу и назвал себя гвельфами.

У политической борьбы имелась и экономическая составляющая. Итальянские города были богаты и самодостаточны. Тот, кто получал власть в них, обретал могущество и богатство. Поэтому Гвельфы и Гибеллины развязали между собой войну не на жизнь, а на смерть. Партийная борьба сопровождалась грабежами и наемными убийствами. Из времен древнеримского диктатора Суллы вернулись кровавые списки – проскрипции. Попавших в них людей надлежало убить при встрече. Имущество бедняг конфисковывалось и из него платилась награда убийцам.

 

Однако почему-то кажется, что гвельфы и гибеллины не очень заморачивались относительно политический идей. Гвельфы часто обращали оружие против Папы, а гибеллины не особенно повиновались императору. Гибеллины не отрицали Церковь, а гвельфы - Империю.

Все это дает основание принять точку зрения драматургов. Оставить в сторону политическую подоплеку и сконцентрировать внимание на человеческих страстях. Конфликт становится понятнее, если объяснить его стремлением людей к власти и богатству, кровной местью, амбициями и обидами.

По сути дела противостояние гвельфов и гибеллинов началось с банальной пьяной драки в селении Кампи под Флоренцией в 1216 году. Драка переросла в поножовщину. Молодой патриций из знатного тосканского рода Буондельмонте деи Буондельмонти заколол кинжалом некоего Оддо Арриги. Опасаясь мести, родовитый юноша пообещал жениться на родственнице Арриги из купеческого рода Амидеи. Но обещания не выполнил. И решил жениться на более выгодной партии - девушке из дворянского рода Донати. Но когда он на белом коне направился к дому невесты, его подстерегли и убили на главном мосту Флоренции - Понте Веккьо, дважды оскорбленные Арриги.

После этого Флоренция раскололась надвое. Появились две партии: гвельфы требовали мести за убийство Буондельмонте, а гибеллины хотели закончить дело миром. Вскоре сторонники разных партий начали даже устанавливать на стенах своих замков разные зубцы: гвельфы - прямоугольные, а гибеллины - ласточкиным хвостом.

Жестокость была непременной составляющей борьбы итальянских средневековых партий. Жестокой была власть, но столь же жестокими по отношению к ней были горожане – ненадлежащим образом выполнивших свои функции консулов и даже прелатов избивали, вырывали им языки, ослепляли, а потом с позором гоняли по улицам. Это создавало иллюзию народовластия, т.е. демократии. Власть пыталась расправляться с неугодными с помощью сфабрикованных обвинений в заговоре и связях с врагом. Когда преступники скрывались, не гнушалась пользоваться услугами наемных убийц. Наиболее распространенным способом наказания было лишение имущества, а для богатых семей еще и снос палаццо.

Между партиями гвельфов и гибеллинов разгорелась ожесточенная борьба, в которой были все средства хороши. И эта борьба затянулась до XV века. Хотя причины кровопролития подчас были никчемными. Пример чему такая история:
Двоюродный дед знаменитого Данте - Джери дель Белло вместе с Гвидо дель Гверрой и Теггьяйо Адимари возглавил флорентийских гвельфов. Буйный нобиль Джери в 1220 году, в Риме, поспорил с послами Пизы из-за обычной собаки. Спор перерос в войну между двумя республиками. В 1243 году Джери устроил жуткое кровопролитие и изгнал гибеллинов из Флоренции. На 5 лет он стал безраздельным повелителем республики. Но в 1948 году гибеллины под руководством дома Уберти и при военной поддержке Фридриха II Гогенштауфена взяли реванш. Они изгнали гвельфов из Флоренции, снесли дома и башни Джерри. Дед Данте отправился в скитания, которым положил конец Бродайо Саккети, убивший его.

 

С XIV века во Флоренции и ряде других городов гвельфы разделились на черных («партия» нобилей) и белых («партия» богатых горожан). Между ними тоже то и дело вспыхивали вооруженные конфликты.

Ванни Фуччи, получивший прозвище «Зверь» был ярым черным гвельфом. В родной Пистойе он отличился грабежами и многочисленными убийствами. В 1293 году Фуччи с рядом сообщников ограбил Пистойский собор, учинив убийство прямо на алтаре. В 1301 году белые гвельфы при поддержке французского принца Карла Валуа после кровопролитной борьбы изгнали черных гвельфов из Пистойи. Тогда черные пистойские напали на флорентийских белых гвельфов и изгнали их в январе 1302 года из Флоренции. Потом черные, собравшись с силами, вернулись в Пистойю и к средине 1306 года полностью разбили белых гвельфов. Ванни отличился кровавыми преследованиями поверженных врагов. Но и сам при этом был смертельно ранен.

 

С угасанием политической роли Империи и Папства война между гвельфами и гибеллинами затухла. Никто из них не победил. Но крови пролилось немало.

 

Олин Мур обосновал, что одна из группировок гибеллинов приняла имя Монтекки, по названию замка Монтеккьо-Маджоре, что возле Виченцы: именно там состоялся учредительный съезд партии. Верона расположена всего в 45 километрах к западу от Виченцы, и этой группировке удалось сделать своей марионеткой правившего там представителя партии Гвельфов, имя которой происходит от «капулетто» - маленькой шапочки, служившей членам этой партии отличительным знаком. Но в Вероне продолжают настаивать, что Монтекки и Капулетти – это все же фамилии. И в доказательство предъявляют дома, где жили эти семейства. Один из них называют домом Ромео, он в знак принадлежности владельцев к гиббелинам украшен зубцами в виде ласточкиных хвостов. Другой называют домом Джульетты. Над его входом красуется мраморное изваяние в виде шляпы - гербом рода Даль Каппелло («каппелло» - шляпа по-итальянски). Ныне эти здания – места настоящего паломничества туристов, которых больше интересует любовная история, чем политические пристрастия гвельфов и гибеллинов.

 

А эта история не связана с партийными разборками, но зато стала канонической.

2 мая 1285 года в доме сеньора Альбериго Манфреди, одного из отцов города Фаэнца (Италия, провинция Романья), был устроен пир «на весь мир». Столы ломились от яств и изысканных вин, а гости были веселы и беззаботны. Однако самого хозяина дома, несмотря на кажущееся радушие, терзала затаенная обида на одного из гостей – его родственника Манфредо. Как-то между ними произошла ссора и Манфредо отвесил Манфреди пощечину. Сеньор Альбериго решил, что такое оскорбление смывается только кровью. И под конец вечера дал сигнал своим слугам условной фразой: «Подайте фрукты!». По этому сигналу его слуги набросились на Манфредо и его малолетнего сына и закололи обоих. «Фрукты брата Альбериго» вошли в поговорку. Об этом убийстве упоминает Данте в «Божественной комедии». Он изображает Альбериго Манфреди вмерзшим в лед в девятом кругу Ада, где караются души предателей.

 

Олигархическое семейство Медичи, представители которого на протяжении многих лет правили Флоренцией, становились римскими папами и членами королевских домов Франции, получило репутацию специалистов по ядам.

Глава Флорентийской республики Лоренцо ди Пьеро де Медичи

Хотя, может быть, Медичи были большими специалистами в банковском деле. Составив себе большое состояние банковскими операциями, со второй половины XIV века активно участвуют в политике.

Кто-то из них был более симпатичными личностями, как например, глава Флорентийской республики Лоренцо ди Пьеро де Медичи, прозванный «Лоренцо Великолепный». 26 апреля 1478 г. в Санта Мариа дель Фиоре во время богослужения заговорщики из числа богатых флорентийских граждан, возглавляемых Франческо Пацци и родственником папы, архиепископом Франческо Сальвиати, напали на братьев Медичи, Джулиано и Лоренцо, с кинжалами в руках. Легко раненому Лоренцо удалось спастись в ризнице, Джулиано пал от первого же удара. Однако попытка свергнуть власть Медичи не удалась. Заговорщики были повешены на окнах Палаццо Веккио. Один из них, Бернардо ди Бандино Барончелло, убийца Джулиано Медичи, бежал и после долгих скитаний прибыл в Константинополь. Однако султан выдал его, он был привезен в цепях во Флоренцию и повешен на окнах того же Палаццо Веккио 20 декабря 1479 года.

В гневе за казнь родственника, папа конфисковал все имущество Медичи, на которое смог наложить руку, закрыл в Риме концессии банка Медичи, отлучил от церкви Лоренцо и всё правительство Флоренции, и наконец, наложил отлучение на весь город. Но, в конце концов, Лоренцо путем дипломатии сгладил ситуацию.

Однако и Лоренцо Медичи считается человеком не без греха. Существует версия, что он отравил известного итальянского мыслителя Джованни Пико делла Мирандола, который жил у него при дворе.

А кто-то из семейства Медичи был и вовсе несимпатичной личностью, как например первый герцог Флоренции Алессандро де Медичи.

Официально он считался сыном герцога Лоренцо II, а на самом деле был незаконнорожденным сыном Папы Римского Климента VII. С детства он отличался жестоким и деспотичным нравом, был злопамятен. В 1529 году стало очевидным поражение республиканского мятежа флорентийцев против Папы и его союзника императора Карла V Габсбурга. Поскольку первым кандидатом на герцогство был троюродный брат Алессандро Ипполито (племянник покойного Папы Льва X), Климент VII сделал его кардиналом и послал с поручением подальше от Италии. В начале следующего года Флоренция была взята и вручена девятнадцатилетнему Алессандро, который в 1532 году принял титул «великого и вечного герцога». Выбрав себе в фавориты пятиюродного брата Лоренцино, прозванного «плохой Лоренцино», он проявил всю свою жадность и жестокость. Сотни приверженцев республики без суда и следствия подверглись страшным пыткам и казням. Алессандро и Лоренцино постоянно устраивали оргии, отличавшиеся необузданным развратом, шатались по притонам и публичным домам; вламывались в частные жилища, убивали мужчин и насиловали женщин, даже самых знатных. Подобным насилиям не раз подвергались и женские монастыри. Смерть буквально гуляла по Флоренции, грозя в любой момент обрушиться на очередную жертву. Даже знаменитый Микеланджело не стал искушать судьбу и при первой же возможности переехал в Рим.

Климент VII смотрел на происходящее во Флоренции сквозь пальцы и только после его кончины в 1534 году флорентийцы решили обратиться за помощью к Карлу V, послав к нему в Тунис Ипполито. Алессандро, давно замышлявший разделаться с потенциальным претендентом, послал ему в след Джованни Андреа. Последний настиг его в самом Тунисе и отравил.

Однако вскоре и самого Алессандро настигла смерть. Вечером, 5 января 1537 года Лоренцино заманил брата-герцога на свидание к своей сестре, прекрасной вдове Лодомии. А когда после бурных возлияний Алессандро задремал, Лоренцино впустил наемного убийцу Скоронконколо. Проснувшийся Алессандро отчаянно защищался, но, в конце концов, его сбили с ног и нанесли несколько десятков смертельных ударов клинком и кинжалами. Тело герцога завернули в ковер и тайно похоронили на кладбище Сан Лоренцо.

В обращении, опубликованном позже, Лоренцино объявил, что убил герцога на благо республики. Но Флоренция досталась не ему, а его троюродному брату Козимо II.

Через некоторое время Лоренцино бежал в Венецию, где в 1548 году был убит.

Легенды об умении семейства Медичи управляться с ядами широко известны. Например, есть версия, что кардинал Фернандо де Медичи с помощью яда отправил в мир иной брата - Великого Герцога Франческо де Медичи и его супругу Бьянку Капелло.

 

Ядами прославилось и другое итальянское семейство – Борджиа. Главой этого семейства был Родриго Борджиа — Римский Папа Александр VI. Когда Родриго получил кардинальское звание, его алчность стала беспредельной: он проворачивал выгодные дела, как с маврами, так и с евреями, вопреки нравам того времени. На этом сказочно разбогател. А благодаря деньгам сумел достичь папского престола.

Лукерция Борджиа
 

У Родриго было два сына - Джованни и Чезаре и дочка Лукренция. Семья Борджиа оказалась настолько дружной, что с малолетней Лукренцией спали все по очереди – и папа, и братья. В 1492 году Лукреция Борджиа родила от Джованни девочку, которую тут же отдали на воспитание в крестьянскую семью, а юную грешницу поспешно обвенчали с арагонским дворянином доном Эстебаном. А вскоре, заплатив Эстебану отступные, 13-летней Лукренции нашли более выгодную партию - богатого вдовца графа Джованни Сфорца. Граф благоразумно старался держаться подальше от супруги и ее семейства, и, может быть, благодаря этому остался жив.

Между тем Родриго Борджиа, став Папой Александром VI, не забыл своих детишек. Джованни получил герцогство Гандийское, Чезаре — Валенсию и Романью, а Лукренция получила в подарок от папы дворец в дорогом квартале Рима. Лукренция оказалась девушкой способной во всех отношениях. Она покровительствовала поэтам и музыкантам. А когда Александр VI назначил ее губернатором городов Сполетто и Фолиньо, поправ непреложное доселе правило, гласившее, что столь высокий пост мог занимать лишь мужчина с кардинальским титулом, Лукренция блестяще проявила себя и на политическом поприще. Ей удалось предотвратить вооруженное противостояние между городами Терни и Сполетто.

Любовный четырехугольник Борджиа сильно раздражал Чезаре. А Лукренции и трех любовников было мало. В 17-летнем возрасте она близко сошлась с камергером Педро Кальдесом, который был приставлен к ней для надзора. Об этом узнал Чезаре. Вскоре труп Кальдеса выловили в Тибре вместе с телом камеристки, поплатившейся за недоносительство.

Потом Чезаре приревновал Лукренцию к брату Джованни. А когда в 1497 году узнал, что отец назначил своим преемником брата, то подослал к Джованни убийц. Те перерезали ему горло и утопили в Тибре. В конце концов, Чезаре в своей ревности распоясался настолько, что прилюдно заколол кинжалом очередного законного супруга Лукренции - 17-летнего побочного сына короля Альфонсо II.

Папа Александр VI на кровожадного сыночка гневался, но неизменно прощал.

Все семейство Борджиа любило травить мешающих им людей ядами. Яд Борджиа стал легендарным. Папские химики изготовили для нужд Александра VI рецепт отравленного вина. У отведавших его гостей через некоторое время выпадали волосы и зубы, отслаивалась кожа, а смерть наступала в результате паралича дыхательного центра. Этим вином Александр VI обычно угощал знатных вельмож и богатых священников, на чье состояние положил глаз.

Его сынок Чезаре носил смертоносный перстень, с внутренней стороны которого выступали два львиных когтя, смазанные ядом. В момент рукопожатия Чезаре легко царапал руку собеседника внутренней стороной перстня и тот вскоре отправлялся к праотцам. Так же он владел искусством разрезать отравленным ножом персик так, чтобы самому, съев одну половинку, оставаться невредимым, в то время как отведавший другую часть плода погибал в страшных мучениях.

У Лукренции на вооружении был свой фокус. Она вручала надоевшим любовникам ключ от своей спальни, нетерпеливый кавалер в спешке ранил пальцы о едва заметный на рукоятке острый шип и через сутки расставался с жизнью.

В 1503 году Александр VI сам стал жертвой своих козней. Он позвал на званный обед кардиналов, которых хотел отравить. Но слуга перепутал бутылки, и отравленное вино выпили сам Папа Римский и его сын Чезаре. Отведав своего вина, оба сразу почувствовали сильные рези в желудке. У понтифика тотчас начались конвульсии, и лишь только смерть прервала его жестокие страдания. Чезаре разбавлял вино водой и благодаря этому, сумел оклематься. Хотя на выздоровление ему понадобился целый год.

После смерти своего отца и покровителя судьба Чезаре Борджиа сложилась незавидно. Все ополчились на него. Деньги стремительно таяли, и Чезаре даже вынужден был наняться на королевскую службу.

12 марта 1507 года он попал в засаду. Сопровождаемый только двумя воинами он был атакован отрядом рыцарей. Борджиа отважно вытащил меч и устремился в безнадежный бой, тогда как его спутники поворотили коней и бежали. Говорят, что он тоже мог спастись. Под ним был отличный конь и он, в отличие от рыцарей, был легко одет. Но видимо красивой смертью Чезаре решил скрасить свою жизнь, полную злодеяний.

Лукренция же с очередным нелюбимым мужем стала набожной и умерла при очередных родах в возрасте 39-ти лет.

 

Еще одна история может дать определенное представление о нравах в аристократическом обществе Италии XVI века.

Семейство Орсини было пожаловано в Италии многими титулами и почетными званиями. В 1576 году один из представителей этого рода Паоло Джордано Орсини запиской вызывает свою жену Изабеллу де Медичи на виллу Черретто Гвиди неподалеку от Флоренции. 15 июля после ужина супруги вместе удаляются в спальню, а выходит оттуда один Паоло. Изабеллу найдут задушенной, когда он уедет в Рим.

Вскоре Паоло Орсини, чтобы жениться на Виктории Аккорамбони подсылает к ее супругу наемных убийц. Однако после свадьбы он умирает сам. А потом его дальний родственник Людовик Орсини убивает Викторию за старые обиды на Паоло.

 
   

Назад Далее

В начало страницы


Все права защищены. Copyright © А. Захаров, О. Логинов 2012-2016.  Последнее обновление: 17 февраля 2016 г.
При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательно указание автора, а также активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.all-crime.ru. 
Воспроизведение материала сайта или любой его части в печатных изданиях возможно только с разрешения автора.
Адрес электронной почты: admin@all-crime.ru.


Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика