200 лет МВД России

200 лет МВД России

Главная ] 200 лет МВД России ]


 

 

 

Олег Логинов

ИСТОРИЯ РОССИЙСКОЙ ПОЛИЦИИ

Часть 2

ГЛАВА II

Становление милиции на Среднем Урале

1. Период двоевластия

В феврале 1917 года в России свершилась буржуазно-демократическая революция. Монархия Романовых, существовавшая триста лет, рухнула.

Весть о событиях в Петрограде быстро распространилась по стране. Уже 27 февраля в Екатеринбурге, о чем сообщал губернатору полицмейстер, стали распространяться слухи о «бунте» в столице. Однако первые сообщения о событиях в Петрограде появились в печати Екатеринбурга лишь 4 марта. На следующий день газета «Уральская жизнь» опубликовала «Отречение» Николая II.

Население Екатеринбурга бурно приветствовало победу революции. Повсюду возникали митинги и собрания. Рабочие города освободили политических заключенных, среди которых были члены Екатеринбургского комитета большевиков во главе с Иваном Малышевым. Третьего марта состоялось первое легальное собрание екатеринбургских большевиков. В дни февральской революции на Урале вышли из подполья 12 партийных организаций, насчитывавших 306 человек. Среди них большевиков было едва ли более 40. Но, несмотря на свою малочисленность, большевики имели большой авторитет среди рабочих Урала, особенно в горнозаводских районах. По их инициативе и при непосредственном руководстве на Урале, сразу же после февральских событий в столице, стали создаваться Советы рабочих и солдатских депутатов.

Обстановка, сложившаяся в стране после февраля, была характерна и для Урала. Здесь также возникло двоевластие. С одной стороны Временное правительство, с другой – Советы солдатских и рабочих депутатов. В первые же дни после революции Временное правительство назначило в губернские центры своих комиссаров и создало новые органы власти - Комитеты общественной безопасности. Комитеты, как указывалось в «Положении» о них, учреждались «для содействия Временному правительству в укреплении нового государственного строя России, для подготовки к выборам в Учредительные собрания, для обеспечения общественного спокойствия на местах, для контроля за деятельностью правительственных и общественных учреждений и организаций, должностных и частных лиц...». Создавая новые органы власти, Временное правительство, пыталось опереться в своей деятельности на старую государственную машину. На местах были сохранены органы местного самоуправления - городские Думы и Земства. Были сделаны попытки сохранить и старый полицейский аппарат.

Однако под нажимом народных масс Временному правительству пришлось объявить о ликвидации старой полиции и замене ее «народной милицией». В Декларации от 3 марта указывалось: «Департамент полиции, ведавший при старом строе полицией, упразднен, и все служащие в нем оставлены за штатом... Полиция в России будет общественной. Она является отдельной отраслью городского общественного управления, в лице которого будет иметь свое начальство...».

До выработки особого положения о «народной милиции» местным властям предлагалось самостоятельно создавать органы охраны общественного порядка.

В Екатеринбурге Комитет общественной безопасности был создан 4 марта из представителей городской Думы, общественных организаций, рабочих, войсковых частей. Первоначально в его состав входило 10 представителей Думы, 5 представителей войск, 11 рабочих, среди которых было 7 большевиков. При Комитете общественной безопасности были созданы исполнительная комиссия и 8 секций: следственная, судебно-юридическая, тюремная, финансовая и т. п. Секция по организации «народной милиции» состояла из 11 членов. Председателем ее был избран Н. А. Лебединский, земский архитектор.

Законы политической борьбы предопределяют как одну из первоочередных задач партий стремящихся к власти – ликвидацию старых правоохранительных органов. Они стали разменной пешкой в политической борьбе. Не случайно В.И. Ленин писал тогда: «Главное для помещиков и капиталистов в настоящее время, когда они убедились в силе революционных масс, отстоять наиболее существенные учреждения старого режима, отстоять старые орудия угнетения: полицию, чиновничество, постоянную армию». Поэтому большевиками и демократами усиленно раздувались в народных массах настроения ненависти к полиции и жандармерии, как к карательным органам царского режима. Благо это было сделать нетрудно, поскольку именно полиция и жандармерия олицетворяла опору царизма, неумелая и недальновидная политика которого принесла народу множество бед.

Уже утром 4 марта, в день, когда появились официальные сообщения об отречении царя, полицмейстер Екатеринбурга Ключников докладывал Городскому Голове: «Со вчерашнего вечера со стороны некоторых жителей, а также нижних военных чинов стали проявлять неприязненные отношения к вверенным мне чинам полиции.... Сегодня эти случаи приняли настолько острый характер, что всякое появление в полицейской форме вызывает оскорбления и даже угрозы.... Члены полиции опасаются не только за порядок, но и за собственную жизнь».

Новая власть поддержала настроения экстремистски настроенных жителей города. На первом же своем заседании Екатеринбургский Комитет общественной безопасности потребовал от Городской Головы «предложить жандармерии и полиции немедленно, не позже 10 часов утра 5 марта, сдать оружие». На следующий день, 5 марта, А.И. Парамонов, член следственной комиссии, докладывал на заседании Комитета общественной безопасности подробности ареста начальника жандармского управления по Екатеринбургскому и Верхотурскому уездам Ивановского и изъятия у документов. На этом же заседании было «постановлено» раз и навсегда заменить слово «полиция» словом «милиция» и широко известить, что этот институт будет подчинен городскому самоуправлению.

6 марта исполнительная комиссия Комитета общественной безопасности приняла решение «подвергнуть домашнему аресту полицмейстера Ключникова, и временно назначить начальником городской милиции капитана 124-го пехотного запасного полка И.3. Деулина». Также были подвергнуты аресту губернатор Лозина-Лозинский, жандармский ротмистр Стрельников, пристав Жгунь и другие полицейские чины.

Таким образом в Екатеринбурге буквально за три дня была разрушена система правоохранительных органов формировавшаяся около 200 лет, со дня основания города! Профессионалы, отдавшие многие годы борьбе с преступностью, оказались не удел и фактически стали главной жертвой политических баталий. Император Николай II проявил малодушие. Отрекаясь от короны, он бросил на произвол судьбы и всех тех государевых людей, которые верой и правдой служили монархии многие годы.

10 марта в «Обращении к гражданам Екатеринбурга», опубликованном в газете «Уральская жизнь», Комитет общественной безопасности сообщил, что взамен городской полиции создана народная милиция, которой поручено принять все меры по охране безопасности и порядка в городе.

В Екатеринбурге было создано управление народной милиции, которое было расположено по ул. Уктусской, в доме № 13. Город был разделен на 3 милиционных комиссариата, согласно бывших полицейских участков, при 2-ом комиссариате на Мельковке было учреждено его отделение. Личный состав милиции комплектовался путем приглашения через газету вступать в ряды милиционеров. Приглашались лица в возрасте от 20 до 50 лет, грамотные и имеющие рекомендации от общественных организаций или лично известные Комитету общественной безопасности.

Однако никакого ажиотажа в массах относительно поступления на трудную и опасную работу в милицию не возникло. В результате основу милиции составили сотрудники царской полиции. Начальник Екатеринбургской милиции сообщал в исполнительную комиссию Комитета общественной безопасности: «До переворота состав старой полиции во главе с полицмейстером и его помощником был 181 человек. К 12 апреля из прежнего состава старой полиции осталось 74 человека. Заменить старую полицию сразу новыми лицами согласно новым штатам не имел возможности за отсутствием достаточного количества прошений со стороны новых лиц... и дабы не нарушать сразу нормальной охраны города и уголовного сыска».

Такое положение вещей не устраивало новую власть. Екатеринбургский Совет рабочих и солдатских депутатов в апреле принял решение: «всех членов полиции, состоявших на службе в дни революции и продолжающих оставаться в милиции, отстранить от должностей немедленно и годных к военной службе отправить на фронт». К чему привело устранение профессионалов наглядно видно на примере деятельности на посту главного милиционера города Н.Н. Надеждина.

В мае 1917 года он был назначен на должность начальника Екатеринбургской городской милиции вместо И.З. Деулина. Во время II Государственной Думы Надеждин был секретарем фракции народных социалистов, затем редактором и издателем ежедневной газеты в Пензе. Он предложил свою кандидатуру на пост начальника милиции после опубликования в «Русских ведомостях» объявления Екатеринбургского Комитета общественной безопасности о приглашении «на постоянную должность начальника народной милиции с высшим, если возможно, юридическим образованием».

Судя по сохранившимся в госархиве документам Надеждин не вполне четко представлял чем должна заниматься милиция. В одном из приказов он устанавливает нарукавные знаки отличия для работников милиции, в другом указывает, чтобы домовладельцы не выпускали коз на улицы, а извозчики имели на пролетках номера, в третьем предписывает: «На посту милиционеры должны находиться посреди улицы, не есть семечек и не якшаться с посторонними людьми».

На своем посту Надеждин пробыл до 12 августа, пока не получив назначение инспектором Московской милиции, без согласования с городскими властями, тайно покинул Екатеринбург.

Екатеринбургская городская народная милиция была малочисленной и не справлялась со своими обязанностями, вследствие чего властям приходилось прибегать к помощи солдат. Так, 4 мая исполнительная комиссия Комитета общественной безопасности обратилась к начальнику екатеринбургского гарнизона с просьбой организовать для охраны города, ввиду участившихся и принявших систематический характер краж и грабежей, патрульную службу, для чего привлечь прибывшую в Екатеринбург казачью сотню, так как силами милиции невозможно вести должную борьбу с преступниками. 6 мая начальник гарнизона Марковец отдает приказ: «В виду малочисленности штата народной милиции, предписываю высылать ежедневно к 12 дня в помощь милиции по задержанию оперирующих в городе воровских шаек и устройству облав в тех притонах, где скрываются преступники - вооруженные воинские команды». В распоряжение начальника милиции каждого участка направлялось по 20 вооруженных солдат.

Как свидетельствуют документы тех лет, народная милиция города Екатеринбурга была не только малочисленной, но и качественный состав ее был в значительной степени крайне неудовлетворительный. Положение здесь было таково, что пришлось вмешаться исполкому Совета рабочих и солдатских депутатов, который признал, «что милиция требует немедленной реорганизации, ибо то, что творится в ее недрах, делает ее учреждением худшим, чем даже старая полиция, и что милиция настоящего состава требует форменной чистки чуть не на 90%».

Исполком Совета освободил от исполнения обязанностей за пьянство и. о. начальника городской Екатеринбургской милиции Ф.Н. Архипова, который находился на этом посту после отъезда Н. Н. Надеждина, и назначил начальником милиции прапорщика В.А. Старцева, члена исполнительного комитета Совета, юриста по образованию. Исполком предложил губернскому комиссару назначить ревизию милиции.

Екатеринбургская городская Дума, обсудив 10 октября 1917 года вопрос о положении в милиции, выделила средства на ее содержание. Дума поддержала кандидатуру исполнительного комитета Совета В.А. Старцева на должность начальника милиции и избрала особую комиссию ему в помощь для реорганизации милиции. Но в результате Октябрьских событий комиссия приступила к своим обязанностям лишь в декабре месяце.

Упорно стремившиеся к власти большевики стремились создать и свои силовые структуры. В.И. Ленин в письме «О пролетарской милиции» критиковал «народную милицию» и указывал, что революции нужна такая милиция, которая «на 95 частей из 100, состояла бы из рабочих и крестьян, выражала бы действительно разум и волю, силу и власть огромного большого народа.

В противоположность «народной милиции» Временного правительства уже в первые же дни после Февральской революции рабочие по инициативе и под руководством большевиков стали создавать свою - рабочую милицию. В начале марта отряды рабочей милиции были организованы в Сысерти, Алапаевске, Невьянске, Нижнем Тагиле, на предприятиях акционерного общества Северных заводов. В Екатеринбурге отряды рабочей милиции, или, как еще их называли - дружины - были созданы на заводах братьев Злоказовых, Верх-Исетском, Монетном, в Екатеринбургском железнодорожном узле, Макаровской фабрике. Всего на Урале в марте-апреле 1917 г. рабочая милиция была организована в 18 - 20 населенных пунктах.

В большинстве случаев эта милиция содержалась за счет заводоуправлений. Как видно из данных, приведенных в отчете Уральского горного ведомства, на содержание фабрично-заводской милиции с марта по июль 1917 года было израсходовано около 53 тыс. рублей.

Создавая свою милицию, большевики использовали опыт первой русской революции, когда был сделан первый шаг в практическом осуществлении программного положения их партии о вооружении народа. Как и в годы революции 1905-1907 гг., рабочая милиция, созданная в марте-апреле 1917 г., не только охраняла общественный порядок на территории соответствующих Советов и предприятий, но и использовалась как вооруженная сила для завоеваний новых позиций в революционной борьбе. Деятельность отрядов рабочей милиции в первые месяцы после Февральской революции послужила как бы базой для организации вооруженных сил большевиков, когда на очередь дня встало вооруженное восстание. Многие рабочие, накопившие опыт по охране общественного порядка и в обращении с оружием, составили ядро Красной Гвардии.

Отряды Красной Гвардии стали создаваться рабочими уже весной 1917 года. В начале так назывались отдельные отряды фабрично-заводской милиции (Екатеринбург, Невьянск), но, начиная с мая, Красная Гвардия все больше выступает в качестве самостоятельной силы. К середине 1917 года Красная Гвардия существовала уже почти во всех промышленных центрах Урала. Однако следует отметить, что до августа красногвардейские отряды существовали практически полулегально. Лишь после корниловского мятежа решение о создании Красной Гвардии для борьбы с контрреволюцией было принято официально.

13 сентября исполком Уральского областного Совета, руководство в котором было за большевиками, вынес решение: «Считать организацию Красной Гвардии очередным делом рабочих, принять необходимые меры к выяснению возможности достать оружие, необходимое для вооружения Красной Гвардии».

Решение уральских рабочих создать свои вооруженные силы и отстоять завоевания революции немедленно реализовалось: запись в Красную Гвардию проводилась на общих собраниях и митингах. В результате красногвардейские отряды были созданы более чем в 35 городах и рабочих поселках Урала. Эти вооруженные формирования в горнозаводских уездах Среднего Урала - Екатеринбургском, Верхотурском, Красноуфимском - насчитывали в своем составе накануне Октябрьской революции около 1700 человек.

Красная Гвардия создавалась по производственно-территориальному признаку. В большинстве случаев ее отряды формировались по армейской системе построения. Они делились на взводы, роты, батальоны. Караульную службу в отряде, дежурство в наряде красногвардейцы несли поочередно, не отрываясь от работы на производстве. За те дни, когда рабочие-красногвардейцы несли службу в отряде, они получали оплату в размере среднего заработка. Военное обучение проводилось в большинстве случаев в свободное от работы время.

 

Революция, сломав старые институты власти и разрушив прежнюю систему правоохранительных органов, вызвала небывалый всплеск преступности. Бандиты, грабители и мошенники, пользуясь образовавшейся неразберихой, подняли голову и решили, что настало их время. Добропорядочные граждане, рискнувшие с наступлением сумерек выйти из дома, все чаше становились жертвой преступлений. Их истошные крики: “Караул! Спасите, грабят!” оставляли людей безучастными. В ответ не слышалось ни трелей свистков бдительных дворников, ни топота ног спешащих на помощь полицейских. Обыватели только поплотней запахивали шторы, а крики о помощи прерывались револьверным выстрелом или глухим ударом безмена….

Между тем одиночные ночные грабители сбивались в банды и, пользуясь бездействием властей, переходили от нападений на беспечных прохожих до вооруженных налетов на магазины, организации и поезда. В отчаянную борьбу с бандитами вступили красногвардейцы. Так, бойцам Верх-Исетского красногвардейского отряда под командованием Петра Ермакова удалось выследить банду некоего Витьки Карманного, отличавшуюся особой дерзостью и неуловимостью. Окружив ее в притоне, красногвардейцы не стали церемониться и забросали бандитов гранатами, а оставшихся в живых доставили в штаб.

Сложная экономическая ситуация вызвала активизацию спекулянтов и шинкарей. В городе начались серьезные перебои с продуктами питания: не хватало хлеба, не хватало картошки. Зато самогона было вдоволь. Из деревень предприимчивые крестьяне везли его бочками и перепродавали бабенкам, которые наладили розничную торговлю алкоголем. Городу грозил голод, а на его улицах тут и там валялись пьяные мужики.

Участник тех событий А.И. Медведев приводит в своей книге “По долинам и по взгорьям” разговор между руководителями красногвардейских отрядов Ермаковым и Елизаровым:

“- Был я нонче в больнице, - продолжал Андрей Елизаров. – Детишки… Ну, чисто смерть! Кости кожей обтянуты, под глазами сине, на щеках зелено….Эх! Кусочка сахару не видят. Из Питера к нам прислали два вагона сахару постного, а на станцию вагоны пустые пригнали. Раздербанили, сволочи, эти вагоны на Палкинском разъезде”.

Содержались уральские красногвардейские отряды за счет добровольных сборов, отчислений, пожертвований, собираемых самими рабочими, и частично за счет тех предприятий и заводов, при которых они существовали.

Красногвардейские отряды, возникшие после июльских событий и корниловщины, существенно отличались от отрядов рабочей милиции. Если рабочая милиция, рабочие дружины, возникшие сразу после февральской революции, по существу выполняли лишь функции охраны общественного порядка, то перед Красной Гвардией встали уже и другие задачи. Партия большевиков готовилась к решающему сражению за власть, и на повестку дня был поставлен вопрос о боевой подготовке рабочих.

     




 

 

Назад Далее

В начало страницы


Все права защищены. Copyright © А. Захаров, О. Логинов 2012-2016.  Последнее обновление: 24 января 2016 г.
При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательно указание автора, а также активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.all-crime.ru. 
Воспроизведение материала сайта или любой его части в печатных изданиях возможно только с разрешения автора.
Адрес электронной почты: admin@all-crime.ru.


Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика