Убийства Энциклопедия мировых убийств

Главная ] Энциклопедия убийств ] Убийство Шакура Тупака ] Кровь на футбольном поле ] Убийство Распутина ] Высшая кара для цареубийц ] Казанские изуверы ] Одержимые убийцы ] Предтечи "русской" мафии ] Талантливый ловкач ] Лиззи Борден ] Мститель пасечник ] Рождественские истории ] Угоны самолетов в СССР ] Йоркширский Потрошитель ]


  Вверх
Предисловие
Древний мир. Греция
За пределами Греции
Александр Великий
Древний Рим
Новая эра. Рим
За пределами Рима
Итальянские интриги
Многострадальная Русь
Средневековье
Злодеи Нового времени
Политические убийства
Романтичная Франция
Политические убийства 19
Русский террор
Религиозные секты-убийцы
Мафия и национальность
Убийцы Америки
Расстрельная должность
Балканы
Россия. XIX век
Россия. Начало ХХ века
Революционные киллеры
Конец Распутина
Вихри революции
Рожденный революцией
Политразборки в ХХ веке
Фашизм и криминал
Покушения в СССР
Мировые маньяки
Советские маньяки
Маньяки России
Маньяки стран СССР
Женщины-убийцы
Супруги-убийцы
Злодеи ХХ века
Преступления в СССР
Убийцы в белых халатах
Американские расстрельщики
Российские расстрельщики
Каннибалы
Терроризм - беда мира



  Олег Логинов

Энциклопедия мировых убийств

Громкие преступления в СССР

Василий Петров (Комаров) – «русский Потрошитель»
Василий Петров (Комаров) – «русский Потрошитель»

 

19 мая 1923 года в Москве сотрудниками уголовного розыска арестован 55 летний Василий Петров (Комаров) – «русский Потрошитель», как окрестили его газетные репортёры.

Ниточка, благодаря которой распутался клубок страшных убийств, появилась в мае 1923 года, когда на набережной Москвы-реки был обнаружен мешок, в котором находился мужской труп. В мешке обнаружили также несколько овсяных зернышек. Сотрудники угро начали прочесывать все лабазы и через некоторое время вышли на подозреваемого - Василия Терентьевича Петрова (Комарова), 55-летнего легкового извозчика.

Они нагрянули с обыском в квартиру Петрова на Шаболовке, но тому удалось выпрыгнуть в окно и улизнуть. Зато в жилище был найден труп последней жертвы душегуба, от которого он не успел избавиться. После этого его поиски стали вестись с особой активностью и в ту же ночь начальник столичного уголовного розыска Иван Николаев и его заместитель Григорий Никулин задержали злодея в нескольких верстах от Москвы - в селе Никольском.

Биография у убийцы оказалась образцово-показательной. Родился Василий Комаров с семье запойного пьяницы, закончившего свои дни в придорожной канаве. В семье пили все: и мать, и пятеро сыновей. Женился Василий первый раз в 28 лет на такой же алкоголичке как и сам. В поисках денег на водку он стащил со склада мешок яблок, за что получил год тюрьмы. Пока «парился» на нарах, жена умерла от холеры. И Комаров женился во второй раз на вдове-польке Софье, тихой и забитой женщине, которая уже имела от первого брака двоих детей. В гражданскую Василий записался в Красную Армию. Там выучился грамоте и даже вышел в командиры взвода. И, возможно, если бы не плен, вернулся с войны уважаемым человеком. В деникинском плену начвзвода Комаров прикинулся рядовым Петровым и благодаря этому выжил. А вернувшись с войны, предпочел остаться Петровым. Осел с женой в Москве, начал работать извозчиком и пьянствовать. Но денег на выпивку постоянно недоставало, вот и начал убивать.

Следствие установило, что, начиная с февраля 1921 года Петров (Комаров) совершил 29 убийств. В 1921 году им было убито 17 человек, в 1922 году - 6 человек, с конца декабря 1922 года по день ареста - еще 6 человек. У него даже выработался особый «почерк» злодеяний. Под предлогом продажи лошади или продуктов он приводил очередного крестьянина с конного рынка к себе на квартиру, угощал его вином или водкой, и сам пил вместе с ним, чтобы усыпить его бдительность. А потом неожиданно наносил тяжелым молотком, обернутым в дерюгу, сильнейший удар в переднюю часть лба и сразу же подставлял таз или цинковое корыто для стока крови. Оглушив захмелевшую жертву ударом молотка, Петров тут же приканчивал ее, удушая веревочной петлей. Труп засовывал в мешок и топил в Москва-реке. Вырученные при убийствах деньги он полностью пропивал. В семье был тираном, смертным боем бил жену и детей.

Примитивность мышления, цинизм и жестокость Петрова с особой яркостью проявлялись в его рассказах об убийствах. Например, в момент убийства он обычно со смешком приговаривал: «Раз и квас!». Никаких угрызений совести его убогая душонка не испытывала.

Когда Петрова спросили о мотивах совершённых убийств, он ответил: «Жена моя любила сладко кушать, а я горько пить. Лошадь меня кормила, а выпить не давала». Специалисты психиатры сочли Петрова импульсивным психопатом с глубокой печатью алкогольной дегенерации, однако признали его вменяемым. В результате суд со всей пролетарской строгостью приговорил к расстрелу и душегуба Петрова и его жену, помогавшую скрывать следы преступлений.

 

5 августа 1925 года был застрелен легендарный комкор, а в прошлом лихой налетчик, Григорий Котовский.

Григорий Котовский был не каким-то там Зорро, а настоящим романтичным разбойником, который никогда не прятал своего лица под маской, и грабил весело, с шутками и прибаутками.

Например, как-то Котовский заявился с тремя мордоворотами уголовного вида к одесскому купцу Грудницкому наниматься в охранники. Тот оглядел кандидатов и проворчал:

- С такими бандитскими рожами не охранять, а грабить надо!

Котовский спорить не стал:

- Что ж, все слышали? Не я это приказал!

И тут же потребовал у купца выдать пять тысяч на поддержку революции.

В мирное время обычно таким отчаянным парням уготовано место в тюрьме, а в эпоху революционных катаклизмов они имеют шанс пробиться на вершину власти. Что и показал на личном примере Котовский. Примкнув к Красной армии с небольшим отрядом, Котовский вскоре сделал блестящую офицерскую карьеру, став комкором, удостоенным тремя орденами Красного Знамен.

Но в 1925 году его карьера прервалась на самом взлете. По последним данным исследователей, основной версией его гибели, считается устранение Сталиным неугодных командиров Красной армии.

Но поскольку Котовский все же был романтической фигурой, то более интересна старая романтическая версия о том, что он был убит из-за женщины.

Женщины всегда играли в судьбе Котовского чрезвычайно важную роль. Говорят, что на преступную дорожку он впервые вступил тоже из-за женщины. Ему понравилась жена одного помещика и он, чтобы красиво за ней ухаживать, начал промышлять грабежами.

Когда за грабежи Котовского приговорили к повешению, его спасла жена прославленного генерала Брусилова, утверждавшего смертные приговоры. Он написал ей покаянное письмо, и она убедила супруга помиловать раскаявшегося преступника.

Обычно мужчины бывают поклонницами артисток, но, говорят, что после гражданской войны многие театральные примы были его поклонницами, даже самая неотразимая кинозвезда Вера Холодная.

И, наконец, женщина послужила причиной его гибели. В августе 1925 года, когда Котовский отдыхал в совхозе «Чабанка» под Одессой, его застрелил соратник по одесскому подполью Мейер Зайдер. На суде Зайдер утверждал, что, стреляя в выслеженного им любовника своей жены, он и не подозревал, что это его командир. До революции Зайдер содержал самый респектабельный в Одессе публичный дом. А в годы гражданской войны укрыл у себя в доме, прятавшегося от белогвардейцев Котовского. Тот добро запомнил, и когда большевики закрыли публичный дом Зайдера, прославленный комкор взял его к себе в часть на интендантскую службу.

Мейер Зайдер не предпринимал попыток скрыться и искренне раскаивался в убийстве командира. За это суд его пожалел и отправил в тюрьму только на 10 лет, хотя в те годы ставили к стенке и за меньшие проступки. Через три года Зайдера выпустили за хорошее поведение, и он устроился работать на железную дорогу сцепщиком вагонов.

В 1930 годы трое бывших «котовцев», из которых известны только двое - Стригунов и Вальдман отомстили за своего комкора. Они убили Зайдера и бросили его тело на рельсы, чтобы имитировать несчастный случай, но поезд опоздал, и труп Меера не был обезображен. Никто из участников казни Зайдера не был наказан - их просто не разыскивали.

Народного героя Григория Котовского мумифицировали и, как Ленина, поместили в мавзолей в городе Бирзуле, позднее переименованном в Котовск. Перед ним по праздникам проходили парады и демонстрации трудящихся. Но 6 августа 1941 года румынские войска разрушили мавзолей, по трагическому совпадению это произошло ровно через 16 лет после убийства комкора. Разбив саркофаг и надругавшись над телом, захватчики выбросили останки Котовского в свежевырытую траншею вместе с трупами расстрелянных местных жителей. Однако горожане нашли его и три года тайком хранили. Когда город освободили, Котовского поместили в склеп, где он и покоится до сих пор.

 

В социалистическое времена Павлик Морозов в нашей стране был символом правильного молодого поколения, как «Пионер – всем детям пример». Однако после перестройки он стал символом антигероя, как маленький Иуда. По канонической советской версии подросток Павлик Морозов был убит родственниками после того, как донес на отца, укрывавшего зерно от представителей власти. 3 сентября 1932 года 12-летнего Павлика и его маленького братишку Федю зверски убили в лесу. А вскоре в этом злодеянии обвинили родственников мальчика: деда, бабку и двоюродного брата, а потом и расстреляли.

Как писал позже о пионере Морозове герасимовский избач Ельшин, Павел «всячески старался раскрыть кулацкие проделки и других, собирающихся пойти против мероприятий Советской власти». А этими самыми «другими» оказались его ближайшие родственники. Коса нашла на камень. Родня не пожалела «борца за правду» и организовала убийство Павлика и его малолетнего братишки Феди.

Правда, что же такого Павлик накопал супротив родного бати, знают немногие. Оказывается его отец Трофим Морозов был председателем поселкового Совета. И на этом посту использовал служебное положение в личных целях. Давал послабление в уплате налогов своим родственникам, торговал справками, которые заменяли тогда паспорта, брал за это деньги, водку, мясо. Фактически за справки Трофима и осудили в 1932 году. Его сын Павлик выступал на суде в качестве свидетеля. Кстати есть большие сомнения, что на скамье подсудимых папа оказался по вине сына. Говорят, что по материалам уголовного дела расследование началось не после доноса мальчика, а после задержания на станции Тавда некоего Зворыкина, у которого обнаружили два чистых бланка с печатями Герасимовского сельсовета. И, тем не менее, Павлика убили.

За раскрытие преступления активно взялся осодмилец Иван Потупчик. Взяв в подмогу батрака Прохора Варыгина и двух сельских исполнителей, он отправился к дому деда Морозова. Вначале непосредственные убийцы: дед погибших ребят Сергей Морозов и их дядя Данилка Морохов отрицали свою вину в преступлении. Однако на втором допросе Данилка признался, что убил Пашу и Федю, но, выгораживая деда, соучастником назвал ни в чем ни повинного батрака Ефрема Шатракова. И все же Потупчик сумел установить истину. Осодмилец умело провел допросы и очные ставки, установил алиби Шатракова. К приезду сотрудников ОГПУ у него уже имелся довольно полный материал предварительного следствия.

Благодаря пропаганде из Павлика Морозова вылепили самого главного детского борца с кулацкими бандитскими организациями, хотя во многих областях оказались свои герои-пионеры.

 

1 декабря 1934 года бывшим инструктором партийного актива Леонидом Николаевым в Смольном убит секретарь ЦК и Ленинградского обкома ВКП(б) Сергей Киров.

Наиболее вероятная версия, что убийство было совершено на почве ревности. Николаеву не везло в жизни, за 13 лет его выгоняли с работы 11 раз. Его жена, работавшая в Смольном, пыталась помочь ему сделать карьеру в партархиве. Но он и там не задержался. Считая себя незаслуженно обиженным, Николаев стал писать письма Кирову, с просьбами разобраться и помочь. Но тот оставлял их без ответа. А тут добрые люди подсказали Николаеву, что его жена изменяет ему с Кировым. И тогда тот решил разобраться вождем ленинградских большевиков раз и навсегда.

15 октября 1934 года Николаева задержали возле дома Кирова с пистолетом в кармане, но тогда бывшего партийного функционера отпустили с миром. И спустя полмесяца он подкараулил Кирова возле его кабинета в Смольном и выстрелил ему в затылок, после чего попытался покончить самоубийством, но безуспешно.

Менее чем через месяц Николаев был приговорён к смертной казни и расстрелян. Его жену, Мильду Драуле, сначала исключили из партии, а 10 марта 1935 года она была также расстреляна. Подверглись репрессиям и другие родственники Николаева: мать, брат, сестры, двоюродный брат. Сын Николаева — Маркс Драуле был отдан в детский дом.

Арестовали и охранника Кирова по фамилии Борисов, который оставил своего шефа без присмотра в самый ответственный момент. Когда его везли под конвоем на допрос, автомашина врезалась в стену и Борисов погиб.

Но это были далеко не последние смерти и порушенные судьбы. Убийство Кирова Сталин использовал как повод для начала широкомасштабных репрессий. Постановлением ЦК было введено сокращённое судопроизводство по делам о террористических актах. Расстрельные приговоры начали штамповать как на конвейере.

 

Вечером 29 января 1964 года в 22 часа 32 минуты на пульт Управления пожарной охраны Свердловска поступил сигнал о пожаре в доме № 66 по ул. Крылова. Однако когда огнеборцы вошли внутрь еще чуть дымившего помещения, то застыли на месте. На полу лежала женщина с разбитой головой и несколькими ножевыми ранами. Это оказалась хозяйка квартиры Р. Ахимблит. Тут же была вызвана оперативная группа из управления милиции города.

На Крылова преступники допустили небольшой просчет. Они занавесили окна коврами, чтобы скрыть следы преступления, и подожгли дом. Но ковры перекрыли доступ воздуха, что не позволило огню сильно разгореться. Поэтому кое-какие следы их злодеяния сохранились. Когда открыли подпол в доме, то обнаружили еще 6 трупов, заваленных старой одеждой, бумагой, дровами и облитых бензином. Преступники подожгли все это, но пламя без доступа воздуха погасло. Среди погибших были три женщины, мальчик, врач, пришедший осматривать больную, и юноша, племянник хозяев дома.

Убийство 7 человек разом – такого город не знал на протяжении многих лет. Ввиду особой значимости преступления в помощь свердловчанам прибыла бригада «муровцев» во главе с заместителем министра внутренних дел А. Кудрявцевым. Хотя информация о происшествии тщательно скрывалась от народа, но некоторые слухи все же просачивались. Особый оттенок происшествию придавал и тот факт, что была уничтожена еврейская семья, а на заборе преступники прилепили записку «Так будет со всеми жидами!» Подлила масла в огонь и радиостанция «Голос Америки», которая в одной из своих передач сообщила об убийстве еврейской семьи в Свердловске. После этого слухи о преступлении начали распространяться по городу с огромной быстротой, попутно обрастая все новыми подробностями.

После такого ажиотажа сотрудники милиции уже не имели права на ошибку. Это преступление они должны были раскрыть во что бы то ни стало и в кратчайшие сроки. Поэтому работали не жалея себя. Спустя 14 дней после происшествия свердловскому сотруднику уголовного розыска Николаю Калимуллину первому удалось установить личности бандитов. В ходе следствия было установлено, что, готовясь к преступлению на ул. Крылова, они, чтобы раздобыть огнестрельное оружие убили старшину милиции Максима Шаронова. Ложным криком о помощи его заманили в здание строящегося автовокзала на ул. Щорса. Там братья Коровины, Патрушев и бывший боксер Щеголев набросили сотруднику милиции на голову плащ и забили дубинами, а потом забрали у него табельный пистолет «ТТ».

В довесок к пистолету преступники переделали на киностудии удостоверение «Комитет по метрологии» в «Комитет госбезопасности». Бандиты отнюдь не собирались ограничиться ограблением семьи Ахамблит, а готовились к серии подобных преступлений. В их планах были еще ограбления директора крупного магазина, «владельца» пивного ларька и заведующего складом. Они полагали, что после этого у них будет достаточно денег, чтобы свалить за границу и провести там безбедно остаток дней.

Однако далеко идущим планам преступников не суждено было сбыться. Суд, состоявшийся при большом стечении народа в ДК Уктусского кирпичного завода, приговорил их к высшей мере наказания.

О том, какую важность представляло раскрытие этого преступления по тем временам и о том, насколько государство тогда старалось ценить специалистов, стоящих у него на службе, можно судить хотя бы по тем знакам благодарностями, которые, словно из рога изобилия, излились на простого свердловского опера уголовного розыска Николая Калимуллина. Николай Кириллович был награжден денежной премией в размере 2-х окладов, медалью «За образцовую охрану общественного порядка», путевкой в санаторий и трехкомнатной квартирой. А еще его сразу повысили из старших лейтенантов до майора.

 

18 ноября 1982 года террористы захватили самолет в Грузии. Но когда стали известны личности террористов, в СССР разразилась настоящая сенсация. Дело в том, что они оказались выходцами из самых влиятельных семей Грузии.

Главарем террористов называли Сосо Церетели, сына известного грузинского ученого Константина Церетели. Два дня назад Сосо женился. Его женой стала Тамара Патиашвили, дочь секретаря ЦК Грузии. На свадьбе присутствовали не только многие высокопоставленные в республике лица, но и сотрудники аэропорта, которые не смогли отказать в просьбе молодоженам, отправляющимся в свадебное путешествие, и провели их в самолет без досмотра багажа. А в багаже находились пистолеты и целый дипломат с боевыми гранатами.

Вместе с художником студии «Грузия-фильм» Церетели и его женой студенткой Патиашвили в их свадебное путешествие отправились два брата-врача Иверелли, художник Табидзе, студент Микаберидзе и дважды судимый хулиган Кобахидзе. В общем, компания подобралась творческая.

Когда самолет, выполнявший рейс Тбилиси-Ленинград с 57 пассажирами на борту и 7 членами экипажа, поднялся в воздух, Церетели показалось, что один пассажир является сотрудником службы безопасности. Он подошел к нему сзади и ударил по голове бутылкой шампанского. В тот же миг Табидзе и братья Иверелли схватили стюардессу Валентину Крутикову и, прикрываясь ею, ворвались в кабину пилотов. Сначала братья Иверелли и потребовали лететь в Турцию.

- Самолет не может совершить такой перелет! – попытался возразить бортмеханик Чедия, и получил за это несколько пуль в грудь. Неожиданно из-за шторки штурман Владимир Гасоян открыл ответный огонь. Он насмерть поразил Табидзе и ранил Пата Иверелли.

Командир воздушного судна Ахматгер Гардапхадзе, раненный в ходе перестрелки в бедро, выполнил несколько фигур высшего пилотажа, что позволило отбросить преступников от пилотской кабины, и сумел посадить самолет в самом конце Тбилисского аэропорта.

Микаберидзе застрелил при посадке стюардессу, пытавшуюся открыть дверь, а потом, увидев, что самолет сел обратно в Тбилиси, от отчаяния пустил пулю себе в лоб. Между тем, его подельники взвинтив себя наркотиками, угрожали убивать заложников каждый час, если им не дадут воздушный коридор за кордон.

Родители террористов не захотели уговаривать своих чад сдаться, и на роль парламентера вызвался сотрудник спецподразделения «Альфа» Владимир Зайцев. Он двинулся по направлению к самолету, но тут из него выпрыгнула женщина и побежала прочь. Как оказалось позднее, при прыжке она сломала себе обе ноги, но страх смерти оказался сильнее боли. После этого террористы отказались вести какие-либо переговоры.

Вариантов для мирного разрешения критической ситуации не осталось, и «Альфа» пошла на штурм. Операция была проведена образцово-показательно. Штурм продолжался всего четыре минуты, но за это короткое время спецназовцы не раз оказывались на волосок от гибели. Сначала, когда их пыталась остановить новобрачная Патиашвили, у которой вместо приданого в сумочке оказались три противотанковых гранаты. Потом когда террористы пытались добраться до дипломата, набитого гранатами. Однако на мгновение раньше возле дипломата оказались парни из «Альфы». Заложники были спасены, а бандиты обезврежены.

А потом был суд. Кроме захвата воздушного судна подсудимым вменялось убийство двух летчиков, двух пассажиров и стюардессы Вали Крутиковой. На суде террористов спросили, а не проще было бы им, детям высокопоставленных родителей, слинять за кордон по путевкам в Турцию, на что они честно поведали:

- Если бы мы сбежали за границу таким путем, нас бы там приняли как рядовых эмигрантов. Чего стоят наши фамилии, влияние и деньги наших родителей там, за границей? А вот когда отец и сын Бразинскасы улетели с шумом, со стрельбой, убив стюардессу Надю Курченко, их там в почетные академики приняли, узниками совести нарекли, из Турции в США переправили. Чем мы хуже?

Суд посчитал, что они ничуть не хуже убийц Бразинкасов и приговорил террористов к расстрелу. Снисхождение было проявлено только к Тамаре Патиашвили – ей назначили 14 лет тюремного заключения.

 

20 сентября 1986 года в аэропорту Уфы средь бела дня совершён беспрецедентный захват самолёта «Ту-134» с 74 пассажирами и экипажем.

Преступники - младший сержант Николай Манцев, ефрейтор Александр Коновал и рядовой Сергей Ягмуржи, дезертировали из воинской части, прихватив с собой ручной пулемёт, автомат, снайперскую винтовку и 220 патронов к ним. После побега из части они поймали такси и сказали водителю отвезти их в аэропорт. Но по дороге случилась непредвиденная случайность. Увидев милицейскую машину, дезертиры с перепугу решили, что это погоня за ними, и открыли по ней огонь. В результате находившиеся в машине сотрудники - сержант милиции З. Ахметов и лейтенант милиции А. Галлеев погибли. Один из дезертиров Коновал после этого сбежал. Зато Манцев и Ягмуржи решили, что им уже нечего терять в этой жизни и были готовы проливать кровь дальше. Они проникли на летное поле аэродрома в Уфе и во время окончания посадки на самолет «Ту 134», выполнявший рейс по маршруту Львов – Киев – Уфа – Нижневартовск, ворвались в его салон с оружием на перевес.

«Ложись, самолёт захвачен!» - закричали дезертиры. Поднялась паника. Кто то из пассажиров попытался вразумить захватчиков, но те автоматной очередью убили двоих человек. И при этом нарушили пулями обшивку самолета, в результате лайнеру потребовался ремонт, и вылет пришлось отложить. Манцев и Ягмуржи согласились переждать до утра, после чего потребовали доставить им наркотики и гитару.

Ситуация продолжала оставаться критической. В заложниках находилось 76 пассажиров. Террористы закрыли практически все пути проникновения в самолет, штурмовой группе «Альфы» можно было проникнуть только с хвоста и из кабины. Оба этих варианта не подходили, так как слишком велика была вероятность поразить заложников во время штурма. Альфовцам спешно пришлось отрабатывать на стоявшем неподалеку аналогичном самолете совершенно новый вариант захвата, при котором группа входила в салон без оружия и защитного обмундирования. Это позволяло им бесшумно приблизиться к дезертирам и попробовать обезоружить их голыми руками. И альфовцы готовы были пойти на самопожертвование, чтобы снизить риск гибели заложников. К счастью, этого не потребовалось.

Накачанный наркотиками Ягмуржи заснул, зато на Манцева наркота подействовала возбуждающе. Он начал метаться по салону, водя из стороны в сторону заряженным пулемётом. И тут настоящий подвиг совершила бортпроводница, она не только сумела его успокоить, но и уговорила отпустить оставшихся заложников. Когда они вышли, спецназовцы пошли на штурм. Одного дезертира они убили, другого ранили. Его подлечили, чтобы позже расстрелять уже по приговору суда.

 

8 марта 1988 года произошла трагедия, вызвавшая большой резонанс в обществе и ныне воспринимающаяся неоднозначно. Пример тому фильм «Мама». Фильм снят таким образом, что «маме» - Ноне Мордюковой и ее сыновьям невольно сочувствуешь. Хотя по большому счету нужно сочувствовать не им, а их жертвам.

Семья Овечкиных из Иркутска попала в струю застойного шоу-бизнеса. Случай практически уникальный, чтобы весь ансамбль под названием «Семь Симеонов» составляли не просто родные братья, а целых семь родных братьев. А всего в семье Овечкиных было 11 детей, которых воспитывала одна мать – Нинель Сергеевна. Воспитывала своеобразно. Понятно, что когда у тебя 11 детей, в первую очередь думаешь о деньгах. Говорят, чтобы прокормить детишек, мать спекулировала водкой. Дети росли сознательными, и тоже в первую очередь думали о деньгах. Книг в доме не водилось, на кино экономили и в кинотеатры не ходили, зато умели работать и зарабатывать. В семейном диксиленде царила строгая дисциплина. Чтобы ничего не мешало музыкальной карьере, запретили жениться одному из братьев – Василию и выйти замуж продюсеру ансамбля – сестре Ольге. Завидуя красивой жизни западных звезд шоу-бизнеса, на семейном совете было принято решение угнать самолет, чтобы перебраться заграницу. К побегу готовились тщательно, купили обрезы, изготовили взрывчатку, заранее взяли билеты на самолет.

Оружие пассажирского лайнера «Ту-154», следовавшего рейсом Иркутск – Курган – Ленинград, пронесли в контрабасе. Примерно за час до посадки в Ленинграде Василий Овечкин потребовал от пилотов совершить посадку в Лондоне, угрожая в случае неповиновения взорвать самолет. Пилоты согласились, но договорились о дозаправке в Финляндии. Однако сели на военном аэродроме Вещево близ Ленинграда. Увидев из иллюминаторов советские машины, Овечкины пригрозили, что начнут убивать пассажиров, если их не выпустят за кордон. Увидев, что в самолет начали проникать участники группы захвата, Овечкины убили бортпроводницу Тамару Жаркую и стали отстреливаться. В перестрелке погибли Игорь и Сергей Овечкины, а двое пассажиров были ранены.

Поняв, что план покинуть Родину провалился, совершеннолетние члены семьи решили уничтожить себя самодельной взрывчаткой. Они встали вокруг взрывного устройства, но оно сработало как-то непредсказуемо. От взрыва выбило стекло иллюминатора и загорелось кресло, а никто из ребят не пострадал. Тогда они поочередно начали совершать самоубийство, стреляясь из обрезов. Первым застрелился Дмитрий, потом Александр. За ним Олег. Когда он упал, мать попросила Василия, чтобы он застрелил ее. Василий выстрелил ей в висок, а потом покончил жизнь самоубийством.

Однако попытка Овечкиных улететь за границу привела не только к их гибели. Бортпроводница и двое пассажиров получили смертельные ранения, 35 человек – телесные повреждения. Самолет выгорел дотла (материальный ущерб составил 1,4 млн. рублей).

Перед судом из Овечкиных предстали только двадцативосьмилетняя Ольга и семнадцатилетний Игорь. Остальным детям: Сергею, Ульяне, Татьяне и Михаилу было от 9 до 14 лет, и их от уголовной ответственности освободили. Так грустно закончилась история подававшего большие надежды диксиленда «Семь Симеонов».

 
   

Назад Далее

В начало страницы


Все права защищены. Copyright © А. Захаров, О. Логинов 2012-2018.  Последнее обновление: 06 августа 2018 г.
При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательно указание автора, а также активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.all-crime.ru. 
Воспроизведение материала сайта или любой его части в печатных изданиях возможно только с разрешения автора.
Адрес электронной почты: admin@all-crime.ru.


Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика