Уральская преступность

Уральская преступность

Главная ] Содержание ] Криминальный хронограф ] Аферисты мира ] Аферы мира ] Кражи мира ] Казни мира ] Коррупция ] Криминальная география ] Криминальные казусы ] Криминальная мистика ] Легенды криминалитета ] Политика и криминал ] Убийства мира ] Уральская преступность ] Милицейские байки ] О сайте ]


  Вверх
Заказные на Урале
Первый олигарх Урала
Банда Ренке-Кислицина
Банды на Среднем Урале
Бандитские нравы
Проклятые изумруды
Олигарх уходящей эпохи
Убийство семьи Ахамблит
Маньяки на Среднем Урале
Новоуральский маньяк
Раскрыто за сутки
Дарвиновские преступления
Фальшивомонетчики Урала
Самые против милиции

 

 

Олег Логинов

Уральские фальшивомонетчики

На Среднем Урале всегда с особым вниманием относились к фальшивомонетчикам. Первыми из них даже гордятся до сих пор. Туристам, посещающим «падающую» Невьянскую башню, гиды обязательно поведают легенду о том, как в подвалах этого сооружения знаменитые заводчики Демидовы чеканили деньги. Расскажут, как Екатерина II, играя с Акинфием Демидовым в карты, взяла в руки пригоршню серебряных монет, лежавших на столе, и неожиданно спросила: «Чьей работы - твоей или моей?» Заводчик не растерялся и сгладил острую ситуацию ответом: «Все твое, матушка: и мы твои, и работа наша твоя». Потом Демидовы, согласно легенде, воплощенной на экране в кинофильме «Петр I», от греха подальше, затопили в подвалах Невьянской башни и мастерские по изготовлению фальшивых денег, и людей, которые там работали.

 

С Уралом связана и одна из самых загадочных и масштабных афер фальшивомонетчиков. Именно здесь в 1980-х годах был эпицентр борьбы с поддельными десятирублевками, изготовленными на исключительно высоком уровне, которые вошли в историю фальшивомонетничества под названием «Уральский вариант». Сотрудники милиции и торговли, работавшие в то время, должны помнить, как все они пытались отыскать запятую в 10-рублевых купюрах перед словом “карбованец” в длинном перечислении названия червонца на языках народов Советского Союза. Отсутствие этой запятой было единственным отличием поддельных денег от настоящих.

Автор «Уральского варианта» упорно держался в тени, и на его поимку были брошены все силы правоохранительной государственной машины. Особая нагрузка легла, конечно, на плечи оперативников БХСС. После каждого факта сбыта фальшивой купюры их в полном составе отправляли на улицу. Опера убрав в сейфы свои дела по взяткам и хищениям, шли инструктировать работников совторговли и уличных реализаторов. В конце концов, автора «Уральского варианта» "дожали". Его обложили со всех сторон и вынудили «завязать» с противоправной деятельностью. Тем не менее, он остался фактически единственным фальшивомонетчиком в СССР, кто сумел реально обогатиться и уйти от ответственности. Знаменитый ставропольский умелец Баранов, кстати, бывший шофер первого секретаря Ставропольского крайкома КПСС Михаила Горбачева, тоже сумел обогатиться, но не смог уйти от ответственности. Он в 1970-х годах делал очень похожие на настоящие 25-рублевки, за что по суду получил 12 лет лишения свободы. Вообще, пример Баранова стал хрестоматийным. О нем и его поимке снят учебный фильм и написано немало курсовых работ начинающими операми БХСС.

С началом перестройки у нас в стране начались и реформы в сфере фальшивомонетничества. На смену гениям-самоучкам и кустарям-одиночкам пришли настоящие акулы криминального бизнеса - организованные преступные группы, имеющие хорошие международные связи. «Новые фальшивомонетчики» не мелочились. Они не пытались распихивать поддельные купюры по ларькам, а старались сбыть сразу много. В Россию мощным потоком потекли из-за рубежа наши же российские деньги, только поддельные. Известно, что в Польше было отпечатано 4 тонны денежных купюр номиналом 50 тысяч рублей. В 1994 г. на ВДНХ при попытке обменять 11 млн. рублей на доллары были задержаны два жителя Солнечнегорска. Деньги у них были отличные, как настоящие, только все за одним номером. Через Интерпол нашли место изготовления бумаги - Германия.

Не миновали процессы изменения криминогенной ситуации и Средний Урал. Количество сбытов фальшивок резко скакнуло вверх. Но сотрудники милиции оказались готовы к такому повороту событий и достойно встретили массированное наступление фальшивомонетчиков. Скажем, след, так называемого, «Польского варианта» оперативники ОБЭП отработали просто с блеском.

В середине 1990-х, трое молодых людей, один из Йошкар-олы и двое коренных екатеринбуржцев, следуя лозунгу, брошенному в массы с самого верха, «Обогащайтесь!», решили улучшить свое материальное положение криминальным способом. Закупив в Польше по дешевке партию поддельных 50-тысячных купюр, они вознамерились сбыть ее в столице Среднего Урала по номиналу. На дело выезжали глубокой ночью, когда уставшие реализаторы в ларьках клюют носом и слипающимися от сна глазами не разглядывают купюры. Злоумышленники не могли и предположить, что уже находятся «под колпаком» у милиции. Наружка четко отслеживала их маршруты, а оперативники уже через несколько минут после сбыта будили киоскеров и изымали у них поддельные купюры. Всего таким образом удалось задокументировать 36 фактов сбыта, после чего группу криминальных бизнесменов задержали.

Выдержав массированное наступление фальшивомонетчиков, когда в область бурным потоком потекли поддельные деньги из-за границы, из бывших республик могучего и нерушимого Союза, и особенно из суверенной Ичкерии, свердловские милиционеры неустанно год от года ограничивали хождение фальшивых денежных знаков.

Позволю себе выдвинуть версию одной из основных причин этого. На мой взгляд, борьба с «Уральским вариантом» стала очень хорошей школой для свердловских милиционеров и работников торговли, заложила определенные традиции, следуя которым, люди, работающие с деньгами, очень внимательно относятся к их подлинности, а оперативники профессионально действуют при раскрытии фактов фальшивомонетничества.

Если на первых порах злоумышленникам еще удавалось нащупать слабости в зарождающейся коммерческой торговле, то скоро та начала им давать отпор. Милиция тоже не дремала и постаралась организовать инструктаж коммерсантов. Начальник межрайонного отдела по борьбе с фальшивомонетничеством и незаконными валютными операциями ОБЭП УВД г. Екатеринбурга Евгений Черкашин на протяжении нескольких лет читал лекции на краткосрочных курсах подготовки продавцов мелкой розницы о том, как отличать поддельные деньги от настоящих. Принятые меры не пропали втуне. Фальшивомонетчики столкнулись с серьезными трудностями при попытке сбыть подделки через торговую сеть. Им оставалось или плюнуть на свое криминальное занятие или попытаться найти нетрадиционные каналы сбыта. Проявив фантазию, несколько новых вариантов сбыта им удалось изобрести, но успех оказался локальным. Фальшивки в результате все равно всплывали, а преступники - задерживались. Вот лишь несколько примеров:

Трое гостей нашего города из Кабардино-Балкарии рассчитались за услуги проституток фальшивыми деньгами. Деньги они отдали охранникам «ночных бабочек». Пока дамы трудились, хранители их тел, решили утаить часть выручки и отправились в ближайший киоск разменивать крупные купюры. Тут-то их и повязали. А вслед за ними и любвеобильных гостей.

На Шарташском рынке г.Екатеринбурга группа уроженцев солнечной Грузии провернула выгодную коммерческую сделку - за 13 млн. неденоминированных фальшивых рублей приобрела партию арбузов у уроженцев не менее солнечного Таджикистана, но тоже попалась.

Весьма оригинальный способ сбыта придумал один азербайджанец, трудившийся в медицинском вытрезвителе Железнодорожного РУВД. Местные пьяницы, пройдя необходимый курс медицинского вытрезвления в РУВД и выйдя оттуда утром, спешили к ближайшему ларьку, чтобы привести здоровье в норму. Какого же было их удивление, когда вместо вожделенной бутылки они получали по физиономии и вскоре опять оказывались в милиции, только уже по обвинению в сбыте фальшивых денег. Оперативники ОБЭП вняли стенаниям пьющего люда, и отправили в вытрезвитель своего человека. А утром убедились, что тому подменили нормальные рубли на фальшивые, после чего задержали азербайджанца.

Отсутствие рынка сбыта, судя по всему, отпугивает фальшивомонетчиков от Свердловской области. В 1999 г. чеченские бандформирования предприняли вооруженную агрессию против дагестанских сел и одновременно масштабную интервенцию фальшивых долларов США на российских просторах. Из разных регионов нашей страны начали поступать сообщения о задержании эмиссаров независимой Ичкерии с многотысячными суммами чеченских «баксов», однако в Свердловской области была тишь, да гладь, а в конце октября 2001 г. оперативники УБЭП области задержали в Екатеринбурге на улице Бебеля 36-летнего неработающего Ахада Ахмедова, у которого было обнаружено и изъято 55 900 фальшивых долларов США.

Год от года сокращается количество выявленных фактов сбыта поддельных денежных купюр. Надо полагать, фальшивомонетчики просто начинают понимать, что игра не стоит свеч и переключаются на иные занятия.

Государство жестко борется за свою монополию по выпуску денег. Поэтому фальшивомонетничество относится к разряду тяжких преступлений и к нему особое внимание. Достаточно сказать, что на каждый сбыт поддельных купюр должна выезжать следственно-оперативная группа, как на убийство. Вообще, комплекс мер, осуществляемых милицией для борьбы с данным видом преступления делает его малоперспективным. А весьма строгие санкции - до 15 лет лишения свободы делают его еще и малопривлекательным.

Практика показывает, что большое количество фальшивок никому реализовать не удается, в результате получается чуть ли не по году отсидки за каждую сбытую купюру. Весьма показателен в этом плане пример студентов Первоуральского общетехнического факультета УГТУ-УПИ А. Перфилова и П. Майшанова. Вместо того, чтобы грызть гранит науки, юноши решили печатать деньги. И сумели воплотить замысел в жизнь, растиражировав на цветном капельно-струйном принтере 100-рублевые купюры на 16 тысяч рублей. Понимая, что в любом магазине их подделки запросто распознают, они вознамерились организовать сбыт в криминальной среде. Решили покупать на фальшивые рубли марихуану для последующей ее перепродажи, считая, что потерпевшие в милицию жаловаться не пойдут. Однако и “драгдилеры” желают иметь за свою наркоту нормальные деньги. Поэтому бизнес у Перфилова и Майшанова не пошел. Единственная сделка, которая принесла им реальный доход - это продажа 20 поддельных сторублевых купюр за 600 рублей. Спустя три месяца после изготовления первой фальшивки горе-студенты были задержаны сотрудниками ОБЭП. В марте 1999 г. Первоуральский горсуд Свердловской области приговорил Майшанова и Перфилова к 3,5 и 4 годам лишения свободы соответственно.

В 2000 г. суд определил в места не столь отдаленные Михаила Антонова на 5 лет и Олега Ложечникова на полтора года, а успели они реализовать лишь 2 фальшивые сторублевки из 13, полученных от родственницы из Казахстана одного из них.

Не удается добиться финансового успеха и фальшивомонетчикам-«металлистам». К примеру, в 1999 г. по России было изьято 1636 поддельных пятирублевых монет, а под суд угодили за пристрастие к ним 27 человек. Нехитрая арифметика показывает, что средняя прибыль каждого из них составила 303 рубля. Скажем прямо, невысокая цена за удовольствие побывать за решеткой.

 


 

 

 

 
 

В начало страницы

 

Все права защищены. Copyright © А. Захаров, О. Логинов 2012-2016.  Последнее обновление: 24 января 2016 г.
При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательно указание автора, а также активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.all-crime.ru. 
Воспроизведение материала сайта или любой его части в печатных изданиях возможно только с разрешения автора.
Адрес электронной почты: admin@all-crime.ru.


Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика