Казни мира Энциклопедия казней

Казни мира

Энциклопедия казней


Главная ] Энциклопедия казней ] Библейские казни ] Казненные весельчаки ] Самосуд ] Казни животных ] Мистика казней ] Казни мертвых ] Обезглавленные королевы ] Казнь Марии Стюарт ] Казненные по ошибке ] Казни маньяков ] Семейство палачей ] Фашистские казни ] Нюрнбергские казни ] Палачки революции ] Российские палачи ] Знаменитые палачи ] Последние палачи ] За что казнили ведьм ] Смертная казнь в США ]


  Вверх
Библейские и языческие казни
Казни Древнего мира
Казни в Древней Греции
Казни в Древнем Риме
Смерть за веру
Древняя Русь
Казни "Золотой орды"
Инквизиторы-убийцы
Охота на ведьм
Религиозные процессы
Тамплиеры
Средневековье
Средневековая Англия
Иоанн Грозный
Курьезы смертной казни
Россия
Наказания мятежников
Царь Пётр I
Государыни императрицы
Казни фальшивомонетчиков
Ацтеки и инки
Казни пиратов
Французская революция
Палачи
XIX век
Казни против террора
Начало ХХ века
Гражданская война в России
Террор и антитеррор
Сталинские репрессии
Гитлеровская Германия
Казни фашистов
Смертная казнь в СССР и РФ
Англия. 20 век
США. 20 век.
Франция. 20 век.
Германия. 20 век
Соцстраны Восточной Европы
Азия. 20-начало 21 вв.
Смертельно опасные режимы
Казни палачей
Казни маньяков
Смертная казнь в мире. 21 век
Казненные по ошибке
Самосуд
Рекорды и казусы правосудия
Мистические совпадения



 

Олег Логинов

Сталинские репрессии

ИТЛ ГУЛАГа
ИТЛ ГУЛАГа

 

Если «красный террор» времен Гражданской войны в России еще хоть как-то можно объяснить борьбой за власть, реакцией на «белый террор», местью за вековое рабство и прочими причинами, то репрессии 1930-х годов никакому объяснению не поддаются. Складывается впечатление, что единственная их причина заключалась в том, что власть хотела заставить народ бояться себя. И надо сказать, что ей это удалось.

Дамоклов меч висел над каждым. И никто, включая самых видных сановников государства, не мог чувствовать себя спокойным. Этот меч не знал пощады и рубил головы тихо, но неумолимо.

В России до революции 1917 года публично извещали об официальных исполнениях смертных приговоров. Начиная с 1930-х годов, это стало государственной тайной. По ночам в подвалах и во дворах тюрем звучали выстрелы, заглушаемые работой заведенных моторов автомобилей или просто толстыми кирпичными стенами.

Убивали приговоренных обычно по одному. Надев на приговоренного наручники, его вводили в подвал, где и расстреливали. Позднее звуконепроницаемые подвалы тюрем НКВД стали оборудовать специальной дорожкой, шагая по которой осужденный получал пулю в затылок, и автоматическим устройством для смывания крови.

Иногда практиковались и массовые казни «на природе». Так, например, расправлялись с польскими офицерами в Катыни. Расстреливали их в мундирах с нацепленными орденами. Руки обычно связывали проволокой или плетеным шнуром. Иногда надевали петлю на шею, а свободный конец веревки затягивали на руках. Если человек пытался двинуть руками, петля на шее затягивалась. Поляков вывозили партиями в лес на «воронках» у приканчивали выстрелами в затылок. Руководил расстрелами откомандированный из Москвы майор госбезопасности В.М. Блохин, который привез с собой целый чемодан «Вальтеров». Советские пистолеты не выдерживали массовых казней – перегревались.

Использовались в 30-е и другие способы казней. В 1937 году в недрах НКВД был усовершенствован, казалось бы отработанный уже веками способ казни через повешение. Для повышенной мучительности смерти классовых врагов вместо веревки использовались фортепианная струна и резиновый шланг. Люди умирали часа по три, судорожно хватая все это время ртом воздух.

НКВД искало и новые методы умерщвления, не случайно в СССР раньше нацистской Германии и США придумали «душегубку» - газовую камеру. Ее изобретателем называют начальника АХО Управления НКВД по Москве И.Д. Берга. Советская газовая камера размещалась в автофургоне с герметичным кузовом и выведенной внутрь кузова выхлопной трубой. На фургоне красовалась надпись «Хлеб».

 

Ну и, наконец, самым мучительным и долгоиграющим способом казни в СССР было медленное умерщвление в трудовых лагерях, где голод, холод и тяжелая работа медленно, но верно загоняли человека в гроб.

Специальные управления ГУЛАГа объединяли многие ИТЛ в разных районах страны: Карагандинский ИТЛ (Карлаг), Дальстрой НКВД/МВД СССР, Соловецкий ИТЛ (УСЛОН), Беломорско-Балтийский ИТЛ и комбинат НКВД, Воркутинский ИТЛ, Норильский ИТЛ и др. В лагерях были созданы тяжелейшие условия и применялись суровые наказания за малейшие нарушения режима.

Наполнению лагерей рабочей силой способствовало и ужесточение уголовных наказаний. В 1936 году максимальный срок заключения в СССР был повышен с 10 до 25 лет.

Расширился и перечень «расстрельных» статей в УК. Согласно постановлению ЦИК и СНК РСФСР от 7 августа 1932 г. расстреливать стало можно за хищение государственного и общественного имущества. А 9 июня 1935 года в СССР был принят закон, устанавливающий смертную казнь за побег через границу, родственники перебежчиков объявлялись преступниками. Это было уже чисто политическим вопросом. Фактически власть давала понять, что никто и никуда от нее не денется, а если денется, то туго придется его близким.

Правда, большинство населения эта угроза никак не затронула: крестьянину, для того чтобы выправить паспорт для выезда за рубеж, предстояло пройти немало инстанций. А для нелегального перехода границы у большинства людей попросту не было денег.

 

1 декабря 1934 года бывшим инструктором партийного актива Леонидом Николаевым в Смольном убит секретарь ЦК и Ленинградского обкома ВКП(б) Сергей Киров.

Убийство Кирова Сталин использовал как повод для начала широкомасштабных репрессий. Постановлением ЦК было введено сокращённое судопроизводство по делам о террористических актах. Расстрельные приговоры начали штамповать как на конвейере.

 

Маховик репрессий начал раскручиваться, когда во главе НКВД был поставлен Генрих Григорьевич Ягода (настоящее имя Енох Гершонович Ягода). Благодаря родству с одним из вождей революции – Свердловым, Ягода попал на работу в ЧК. Хорошо знавший Ягоду в период его работы в ЧК, Лев Троцкий писал о нем: «Очень точен, чрезмерно почтителен и совершенно безличен. Худой, с землистым цветом лица (он страдал туберкулезом), с коротко подстриженными усиками, в военном френче, он производил впечатление усердного ничтожества».

Однако на большинство людей Ягода производил совсем другое впечатление. Он казался им большим и ужасным. Недаром Генрих Георгиевич стал рекордсменом по посадкам. Если до него, в 1933г. в местах лишения свободы находилось 334 тысячи человек, то уже при нем в 1934г. – 510 тыс., в 1935 г. – 991 тыс., а в 1936 г. уже 1296 тыс. И, пожалуй, Ягода первым стал активно внедрять в работу министерства внутренних дел принцип «бей своих, чтобы чужие боялись». Именно при нем начались широкомасштабные репрессии против собственных сотрудников. В 1935г к уголовной ответственности было привлечено 13 715 милиционеров, а в 1936г – 4568, в 1937 – 8905. Из них осуждено соответственно: 5284, 2621 и 3057 человек.

По иронии судьбы и сам Генрих Ягода не избежал ареста и суда. Говорят, что при обыске на квартире Ягоды обнаружили более 3 тысяч порнографических снимков с участием жен видных деятелей партии, науки, культуры и армии, не считая обнаженных композиций из балерин, спортсменок и простых граждан СССР. Но обвиняли его не в коллекционировании порнографии, а в огромном количестве других мыслимых и немыслимых грехов. Ягода, желая выторговать себе жизнь, раскаялся во всем. В том, что был одним из руководителей правотроцкистского подполья, ставящего себе целью свержение Советской власти и реставрацию капитализма, в соучастии в убийстве С.М. Кирова, В.Р. Менжинского, В.В. Куйбышева, А.М. Горького и его сына М.А. Пешкова, в покушении на жизнь нового наркома НКВД Ежова, в помощи иностранным шпионам и еще много в чем.

Главной задачей Ягоды была расправа над оппортунистами. И хотя этими оппортунистами были, как правило, старые большевики, авторитетные в партии люди, но бывшие соратники пускали их «в расход» без всяких сожалений.

Как бы это не страшно звучало, но для очень многих, осужденных к смертной казни по политическим статьям, расстрел стал неким воздаянием свыше за их участие в «красном терроре». Как во времена французской революции, сначала казнили революционеры, а потом казнили их.

В этом плане самым показательным стал расстрел старых большевиков и соратников Ленина – Григория Зиновьева и Льва Каменева. Вообще-то, они были не Зиновьев и Каменев, настоящие их фамилии соответственно – Радомысльский и Розенфельд, но в историю они вошли под псевдонимами. Зиновьев и Каменев и раньше отличались независимой позицией по отношению к мнению вождя. Например, еще в октябре 1917 они протестовали против вооруженного восстания большевиков. Однако независимые суждения по отношению к мнению Сталина стали для них роковыми. Сначала в 1934 году по делу «Московского центра» Зиновьев получил 10 лет неволи, а Каменев – 15. Но уже в 1936 году по делу «Антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевского центра» они оба опять попали под следствие. Поначалу Зиновьев и Каменев никак не хотели сознаваться в инкриминируемых им преступлениях, в том числе в покушении на Сталина. Иосифа Виссарионовича это очень злило, он кричал руководителям НКВД:

- Скажите им, что бы они ни делали, они не остановят ход истории. Единственное, что они могут сделать, - это умереть или спасти свою шкуру. Поработайте над ними, пока они не приползут к вам на брюхе с признаниями в зубах!

В конце концов, Зиновьев и Каменев пошли на сделку со Сталиным. Они признали вину в обмен на обещание, что их не расстреляют, а их семьи не репрессируют. Однако это им не помогло. Они оба были приговорены к смертной казни и расстреляны 25 августа 1936 года.

 

Возможно родственники многих из расстрелянных до них посчитали смерть Зиновьева и Каменева справедливым возмездием. Известно, что Зиновьев активно способствовал проведению «красного террора» в Петрограде. Не без его участия массовым репрессиям подвергли выпускников Александровского лицея. Всего лишь за то, что они имели обыкновение собираться и в своем кругу высказывать нелицеприятное мнение о новой власти.

А Каменев этот самый террор поддерживал. «Наш террор был вынужден, это террор не ЧК, а рабочего класса», - заявил он в своем выступлении 31 декабря 1919 года.

 

А потом начался отстрел их соратников. 5 октября 1936 года был расстрелян ветеран революции, лидер зиновьевцев Г. Федоров.

Параллельно с зиновьевцами «органы» продолжали добивать троцкистов:

4 октября 1936 года расстрелян русский революционер Юрий Гавен. Впрочем, и он жил и работал под псевдонимом. Настоящая его фамилия – Дауман. Латышский учитель Дауман в свое время сам отправил на тот свет кучу народа. Вот, например, как он писал о себе: «Считаю нужным напомнить, что я применил массовый красный террор еще в то время, когда он еще партией официально не был признан. Так, напр., в январе 1918 года я, пользуясь властью пред. Севаст. Военно-Револ. Комитета, приказал расстрелять более шестисот офицеров-контрреволюционеров».

До революции Гавен-Дауман провел почти 8 лет на каторге. Зато после победы Советской власти попал в номенклатуру. С ноября 1921 был председателем ЦИК Крымской АССР, с 1924 - членом президиума Госплана СССР, в 1931—1933гг. - директором советской нефтеторговой фирмы в Германии. Но при этом он еще осуществлял связь между Львом Седым и Троцким и оппозиционными группами. За это был арестован и расстрелян по обвинению в контрреволюционной троцкистской деятельности и терроризме.

А потом оказалось, что главный борец с оппортунистами – Генрих Ягода – сам оппортунист. Ни одному министру внутренних дел до него еще не предъявляли такого количества обвинений. И Ягода, желая выторговать себе жизнь, раскаялся во всех мыслимых и немыслимых грехах: в том, что был одним из руководителей правотроцкистского подполья, ставящего себе целью свержение Советской власти и реставрацию капитализма, в соучастии в убийстве С.М. Кирова, В.Р. Менжинского, В.В. Куйбышева, А.М.Горького и его сына М.А. Пешкова, в помощи иностранным шпионам и еще много в чем. Например, инкриминировалось Ягоде и покушение на жизнь Николая Ежова, сменившего его на посту наркома внутренних дел. Согласно материалам следствия, бывший нарком якобы приказал опрыскать стены и портьеры кабинета своего преемника сильнодействующим ядом, который медленно испарялся при комнатной температуре. Такое изощренное злодейство перевесило чистосердечное раскаяние. Суд приговорил Ягоду к расстрелу.

В последнем слове он сказал: «То, что я и мои сопроцессники сидят здесь на скамье подсудимых и держат ответ, является триумфом, победой советского народа над контрреволюцией». А когда его 15 марта 1938 года вели на расстрел, он запел "Интернационал".

По обычаям того времени все ближайшие родственники экснаркома в разные годы были репрессированы. Его жена Ида Леонидовна, племянница Якова Свердлова, погибла в заключении. А сын Генрих вышел из лагеря по амнистии 1953 года.

 

Однако то, что было при Ягоде, показалось «ягодками» в сравнении с «ежовыми рукавицами» Николая Ежова. При нем «сталинские» репрессии достигли своего пика. Ежов был главой НКВД с сентября 1936 года по декабрь 1938 года. Вот статистика только смертных приговоров в эти годы:

1937 год - 353.074

1938 год - 328.618

За период 1937 - 1938 годов было вынесено 681.692 сметных приговоров (около 1000 приговоров в день!). «Ежовые рукавицы» не щадили никого. Были расстреляны и посажены в тюрьму 325 ближайших сподвижников Ягоды и он сам. В лагеря отправляли, не взирая на звания и чины и членов ЦИК СССР, и деятелей культуры, и «служителей культа», и простых работяг. Досталось и уголовникам. В августе 1937 года лагеря получили приказ Н.И. Ежова, в соответствии с которым требовалось подготовить и рассмотреть на «тройках» дела на лиц, которые «ведут активную антисоветскую, подрывную и прочую преступную деятельность в данное время». Удар обрушился и на лидеров воровского сообщества. По всем лагерям НКВД было расстреляно более 30 тысяч человек криминальных авторитетов и лидеров преступных групп.

 

А вот лишь небольшой перечень наиболее известных казней в период наркомства Ежова:

13 марта 1937 года расстрелян русский революционер, первый советский нарком почт и телеграфов Николай Глебов-Авилов;

25 мая 1937 года расстрелян русский революционер, первый нарком путей сообщений, первый историк большевистской партии Владимир Невский;

11 июня 1937 года в Ишимской тюрьме, в Омской области, совершён массовый расстрел священников во главе с епископом Дмитровским Серафимом. На месте их гибели впоследствии был воздвигнут единственный в России монастырь Русской православной церкви за границей;

А в Москве в этот же день, 11 июня 1937 года, состоялся закрытый судебный процесс над маршалом Михаилом Тухачевским и 7-ью другими высшими советскими военачальниками, обвинёнными в государственной измене. ТАСС сообщил, что все подсудимые признали свою вину. Заключительное выступление прокурора Андрея Вышинского продолжалось всего 20 минут и завершилось требованием смертной казни. Приговор привели в исполнение спустя четыре часа после его вынесения;

12 июня 1937 года расстрелян командующий Ленинградским военным округом Иона Якир. Он тоже был обречен, хотя, еще находясь под следствием, написал письмо Сталину: «Я умру со словами любви к Вам, к партии и стране, с безграничной верой в победу коммунизма». Якир не знал, что на его письме Сталин начертал резюме: «Подлец и проститутка». Ворошилов добавил: «Совершенно точное определение». А Каганович приписал: «Предателю, сволочи и б… одна кара – смертная казнь». Перед смертью Якир продолжал выкрикивать лозунги: «Да здравствует партия! Да здравствует Сталин!»;

7 августа 1937 года приговорен к смертной казни бывший лидер советского комсомола О. Рывкин;

2 сентября 1937 года расстрелян русский революционер, нарком труда первого Совнаркома Александр Шляпников;

3 октября 1937 года по делу «Трудовой крестьянской партии» расстрелян русский экономист, автор проектов реформирования сельского хозяйства Александр Чаянов;

4 октября 1937 года расстрелян революционер, бывший лидер меньшевиков и Бунда Михаил Либер;

В этот же день расстрелян бывший лидер эсеров, глава Комуча Владимир Вольский;

8 октября 1937 года расстрелян старообрядец и поэт Сергей Клычков. В 1905 году он участвовал в революционных событиях, а потом писал стихи на революционные темы. Участие в революционном движении для старообрядца Клычкова обернулось тем, что в 1937 году его ложному обвинению осудили и расстреляли. В 1956 году реабилитировали;

9 октября 1937 года в Ташкенте расстреляна русская революционерка Надежда Брюллова-Шаскольская, автор национальной программы партии эсеров;

14 октября 1937 года расстрелян глава отдела науки ЦК ВКП(б), секретарь ЦК К. Бауман;

30 октября 1937 на расстрельные команды выпала большая нагрузка. В этот день были казнены: бывший секретарь ЦИК и соратник Сталина – А. Енукидзе, а также еще 13 членов ЦК ВКП(б), бывшие доверенные лица Кирова, ветераны-большевики Чудов и Кодацкий, первый нарком земледелия СССР, организатор советской статистики Владимир Милютин;

20 ноября 1937 года расстрелян один из лидеров русского духовенства, бывший митрополит Кирилл;

24 ноября 1937 года русский писатель Николай Олейников расстрелян как шпион и враг народа;

27 ноября 1937 года расстреляны Е. Квиринг (глава большевистской фракции в Госдуме), Я. Ханецкий (соратник Леннина по эмиграции), Н. Кубяк (секретарь ЦК ВКП(б)), С. Андреев (лидер комсомола Украины);

10 декабря 1937 года в Подмосковье расстрелян бывший спикер Второй Госдумы России Федор Головин;

В 1938 году расстреляна революционерка Анастасия Биценко (в 1905 она убила генерала В. Сахарова, за что была приговорена царским судом к казни, замененной каторгой);

2 марта 1938 года в Москве начался открытый судебный процесс над Бухариным, Рыковым и др. Дело рассматривалось в открытом судебном заседании Военной коллегии Верховного суда СССР. 18 человек, т.е. почти всех проходивших по делу, приговорили к расстрелу. Осужденных к лишению свободы Д.Д. Плетнева, Х.Г. Раковского и С.А. Бессонова в сентябре 1941 года по заочному приговору также расстреляли в числе заключенных Орловской тюрьмы;

15 марта 1938 года приведен в исполнение смертный приговор над руководителями мифического «правотроцкистского блока» Рыковым и Бухариным, обвиненными в «холуйском пособничестве иностранным разведкам, диверсиях и вредительстве», названными «врагами народа» (из передовицы в «Известиях» от 12 марта 1938 года, озаглавленной «Расстрелять, как поганых псов!»);

В этот же день, 15 марта 1938 года, был расстрелян первый нарком внутренних дел РСФСР А.И. Рыков и еще 15 обвиняемых.

Алексей Иванович Рыков до революции был не последним человеком среди революционеров. Член РСДРП с 1905 года. Все московские филеры имели о нем справку: «Алексей Иванович Рыков, он же Власов, он же Сухорученко Михаил Алексеевич, кличка наблюдения «Глухарь»». В царское время Алексей Иванович неоднократно арестовывался, ссылался, совершал побег из ссылок.

На посту наркома внутренних дел Рыков находился всего 9 дней – с 8 по 16 ноября 1917 года. Но успел за это время учредить рабочую милицию. 16 ноября он сложил с себя полномочия министра и вышел из состава правительства в знак протеста. Он, видите ли, хотел, чтобы правительство было однородно социалистическое, а оно было создано как чисто-конкретно большевистское. Из всех последующих наркомов и министров никто со своей должностью в знак протеста не расставался.

 

28 и 29 июля 1938 года производились расстрелы коммунистов латышского происхождения - старых революционеров: командарма Вацетиса, кандидата в члены ЦК Уншлихта, председателя Госплана Межлаука и других. В те же дни вместе были казнены командарм Дыбенко, председатель «Союзкино» Шумяцкий и бывший нарком земледелия Яковлев.

 

Любопытные метаморфозы с анархистом Павлом Дыбенко достойны отдельного упоминания. Из простого матроса он стал командармом. Из красного командира - наркомом лесной промышленности. Из противника смертной казни – палачом. И, наконец, из защитника революции – «врагом народа» и американским шпионом. Накануне вынесения смертного приговора, отчаявшись объяснять следователям абсурдность возводимых против него обвинений, Павел Ефимович написал Сталину, что не может быть американским шпионом по причине того, что не владеет американским языком. Но этим аргументом Дыбенко не убедил ни Сталина, ни суд. Последнему хватило 17 минутного разбирательства, чтобы осудить легендарного полководца на смерть.

Однако в наследство советскому народу Дыбенко оставил праздник. День Советской Армии и Военно-морского флота, ныне известный как День защитника Отечества, был учрежден после того, как отряды Красной Армии под командованием Павла Дыбенко остановили 23 февраля 1918 года немецкое наступление под Нарвой.

 

29 июля 1938 года кроме Дыбенко были казнены также глава ЦКК Рудзутак и старый революционер, один из лидеров Коминтерна Осип Пятницкий

1 августа 1938 года расстрелян русский революционер, один из создателей первых в России Советов и руководителей революции 1917 года Андрей Бубнов;

19 августа 1938 года расстрелян бывший военный министр Временного правительства генерал Александр Верховский;

29 августа 1938 года расстрелян бывший лидер левых эсеров Борис Камков (настоящая фамилия Кац), ставший одним из организаторов левоэсеровского мятежа 1918 года. За мятеж ему дали 3 года неволи, а потом дали возможность потрудиться на хозяйственной работе. При Ежове про него вспомнили и расстреляли;

1 сентября 1938 года военной коллегией на секретном заседании приговорен к казни и в тот же день расстрелян видный революционер, кандидат в члены Политбюро В. Оссинский;

17 сентября 1938 года расстрелян бывший член Временного правительства, экономист, автор плана первой советской пятилетки Николай Кондратьев;

20 сентября 1938 года расстрелян советский дипломат, бывший нарком внутренних дел Лев Карахан;

29 сентября 1938 года приговорен к казни украинский писатель, бандурист, Гнат Хоткевич;

3 октября 1938 года расстрелян бывший лидер левых эсеров, нарком первого советского Совнаркома Владимир Алгасов, а также - бывший лидер правых эсеров России Михаил Гендельман;

 

Наконец, и «на старуху нашла проруха». 10 апреля 1939 года «зловещий карлик» шеф НКВД Николай Ежов был арестован. Говорят, что при обыске у него обнаружили несколько сплющенных револьверных пуль, завёрнутых в бумажки с надписями «Зиновьев», «Каменев», «Смирнов». К тому времени пуля и для Ежова уже была отлита, но только еще не подписана.

Ежову предъявили целый букет обвинений:

1. Являлся руководителем антисоветской заговорщической организации в войсках и органах НКВД.

2. Изменил Родине, проводя шпионскую работу в пользу польской, германской, японской и английской разведок.

3. Стремясь к захвату власти в СССР, подготовлял вооруженное восстание и совершение террористических актов против руководителей партии и правительства.

4. Занимался подрывной, вредительской работой в советском и партийном аппарате.

5. В авантюристско-карьеристских целях создал дело о мнимом «ртутном отравлении», организовал убийство целого ряда неугодных ему лиц, могущих разоблачить его предательскую работу.

За такие преступления приговор мог быть только один. И 2 февраля 1940 г. Военная коллегия Верховного суда СССР под председательством В.В. Ульриха приговорила бывшего наркома НКВД Ежова к расстрелу.

Правда Н.И. Ежов отверг на суде все обвинения в свой адрес об антипартийной деятельности, шпионаже и т.д., которые он признал на предварительном следствии.

В то же время Ежов заявил, что «есть и такие преступления, за которые меня можно и расстрелять. Я почистил 14 тысяч чекистов. Но огромная моя вина заключается в том, что я мало их почистил. Везде я чистил чекистов. Не чистил их только лишь в Москве, Ленинграде и на Северном Кавказе. Я считал их честными, а на деле же получилось, что я под своим крылышком укрывал диверсантов, вредителей, шпионов и других мастей врагов народа».

4 февраля 1940 года Николай Ежов, бывший нарком внутренних дел, был расстрелян. За время его руководства НКВД (с 1936 по 1938 гг.) необоснованным репрессиям подверглось более 1,5 миллиона человек.

 

Сменивший Ежова на посту главы НКВД Лаврентий Берия начал свою деятельность многообещающе. В 1938г. им было подписано постановление «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия». В соответствии с ним запрещались массовые операции по арестам и выселению, предписывалось производить аресты только по постановлению суда или с санкции прокурора, ликвидировались судебные «тройки». В результате из тюрем и лагерей вскоре было освобождено немало безвинных людей. Напротив, отдавались под суд за безосновательные массовые аресты сотрудники правоохранительных органов. В результате маховик репрессий замедлял свою скорость в сотни раз. В 1939 году было вынесено только 2 552 смертных приговора, а в 1940 году и того меньше - 1 649.

Однако политика и война сказали свое веское слово. Репрессии вновь начали набирать обороты.

Вот некоторые из наиболее известных казней предвоенных и военных лет:

11 ноября 1939 года расстрелян советский военачальник Рейнгольд Берзин.

30 ноября 1939 года в СССР казнен лидер венгерской революции Бела Кун, обвиненный в шпионаже в пользу Германии и Англии. В Россию он попал в 1916 году как военнопленный, тогда же вступил в РСДРП(б). После революции 1917 года отличился в репрессиях против русских. Потом уехал в Венгрию делать революцию там. После падения Венгерской советской республики вернулся в СССР, где и нашел свою смерть.

2 февраля 1940 года расстрелян русский театральный режиссер Всеволод Мейерхольд. Его дело может служить образцом быстродействия советского правосудия. 28 января ко дню своего рождения Мейерхольд получил в Бутырской тюрьме копию обвинительного заключения. 1 февраля в подвале Военной Коллегии выслушал приговор. А 2 февраля этот приговор был приведен в исполнение. Вместе с Мейерхольдом расстреляли Боярского-Шимшелевича и Михаила Кольцова.

Из письма Всеволода Мейерхольда на имя Вышинского от 13 января 1940 года:

«Меня клали на пол лицом вниз, жгутом били по пяткам, по спине; когда сидел на стуле, той же резиной били по ногам. Следующие дни, когда эти места ног были залиты обильными внутренними кровоизлияниями, то по этим красно-сине-желтым кровоподтекам снова били этим жгутом, и боль была такая, что казалось, на больные чувствительные места налили крутой кипяток (я кричал и плакал от боли). Руками меня били по лицу... Следователь все время твердил, угрожая: «Не будешь писать, будем бить опять, оставим нетронутыми голову и правую руку, остальное превратим в кусок бесформенного окровавленного тела». И я все подписывал до 16 ноября 1939 года».

 

11 сентября 1941 года расстреляны: бывший глава Совнаркома Украины Х. Раковский, ведущий русский доктор Д. Плетнев, обвиненный в убийстве М.Горького, а также русские революционеры, лидеры левых эсеров Мария Спиридонова и Илья Майоров

15 сентября 1941 года в Орловской тюрьме расстреляна Ева Бройдо,  лидер меньшевистского антисоветского подполья.

28 октября 1941 года по приказу Л. Берия расстрелян революционер, один из организаторов расстрела царской семьи Ф. Голощекин

 

После войны на волне победной эйфории Сталин и Берия объявили народу об отмене смертной казни. Этот акт милосердия на фоне нынешней репутации этих политических деятелей выглядит чем-то фантастическим, но он действительно выполнялся. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 г. была провозглашена отмена смертной казни. Этот Указ установил, что за преступления, наказуемые по действующим законам смертной казнью, в мирное время применяется заключение в исправительно-трудовом лагере сроком на 25 лет.

Сметная казнь не действовала с 26 марта 1947 по 12 января 1950 года. Правда, ГУЛАГ никто ликвидировать не собирался. После войны численность осужденных по политическим обвинениям составляла:

1946 год – 123 294 человек

1947 год – 78 810 человек

1949 год – 28 800 человек

Хотя количество смертных казней в «бериевский» период заметно сократилось, но свою задачу по поставке в лагеря бесплатной рабочей силы органы НКВД выполняли исправно. На третий год руководства НКВД Берией, в 1941 году количество заключенных в СССР достигло рекордного количества - 1 976 тысяч человек. А к моменту возвращения после некоторого перерыва на пост руководителя органов внутренних дел, в 1953 г. составило 2 526 тысяч человек. Впрочем, в этот период Лаврентий Павлович, кажется, сам начал задумываться: а не переусердствовал ли он? И в результате затеял самую большую в истории страны амнистию.

Однако его самого уже не могла спасти никакая амнистия. Берия уже вышел из доверия. 26 июня 1953 г. Лаврентий Павлович был арестован. А уже 23 декабря этого года ему зачитан приговор, согласно которому он обвинялся в заговоре с целью использования органов внутренних дел против Коммунистической партии Советского правительства, а также во множестве других преступлений. И в этот же день Берия был расстрелян.

 

Следует отметить, что отнюдь не один Берия руководил послевоенными репрессиями. 14 апреля 1943 года НКВД было разделено на два силовых органа - НКГБ СССР и НКВД СССР под руководством соответственно Л.П. Берия и В.Н. Меркулова. Причем на посту руководителя НКГБ в январе 1946 года Берию сменил В.С. Абакумов, который и руководил им до июня 1951 года.

 

Смертная казнь в СССР была вновь введена 12 января 1950 года Указом Президиума ВС СССР «О применении смертной казни к изменникам Родины, шпионам, подрывникам-диверсантам», а 30 апреля 1954 года смертная казнь была введена и за умышленное убийство.

 

Складывается впечатление, что за три года пока смертная казнь в стране отсутствовала, народ «осмелел», и чтобы вновь его загнать в рамки «перманентного страха», «сталинские соколы» стали практиковать определенные действия, направленные на создание дополнительного эффекта на окружающих. В этой связи можно привести одну историю:

В сентябре 1950 года, когда в здании Дома офицеров слушалось так называемое «ленинградское дело», все обвиняемые были приговорены к расстрелу. Сразу после оглашения приговора, пишет историк, «рослые охранники набросили на смертников белые саваны, взвалили на свои плечи и понесли к выходу через весь зал. В этот момент послышался шум падающего тела и лязг оружия: это произошел не предусмотренный сценарием обморок с молодым конвоиром.

В 1954 году в том же зале Дома офицеров судили бывшего руководителя госбезопасности Абакумова. Прокурору Руденко рассказали о сцене выноса приговоренных из этого зала, и он спросил подсудимого:

- Зачем вы это тогда сделали?

- Для психологического воздействия на присутствующих. Все должны были видеть наше могущество, несокрушимую силу органов,- ответил Абакумов».

 

В СССР нередко казнили по партийной и профессиональной принадлежности, а в 1952 году начали пускать в расход и по национальному признаку. 8 мая 1952 года начался процесс по обвинению руководителей Еврейского антифашистского комитета в космополитизме, будто бы они откровенно симпатизируют Западу, восхищаются его достижениями, а также в их связях с иностранными разведками. 13 обвиняемых по этому процессу были расстреляны в подвалах Лубянки в ночь на 12 августа 1952 года. Эта ночь вошла в историю под названием «Ночь убитых поэтов», поскольку в списке казненных значились три поэта: Перец Маркиш, Ицик Фефер, Давид Бергельсон. Причем последнего расстреляли аккурат в день, когда ему исполнилось 68 лет. Вот такое поздравление получилось от Советской власти. Среди казненных также были дипломат Соломон Лозовский и артист Вениамин Зускин. Всех похоронили в общей могиле на Донском кладбище.

В этот же день в городе Сталино, ныне Донецк, произошла уже казнь по профессиональной принадлежности. Была расстреляна группа руководящих работников металлургического комплекса, обвиненных в саботаже.

 

В начале 1952 года личный лечащий врач Сталина Виноградов советовал вождю поменьше заниматься политикой, побольше отдыхать, чтобы поберечь пошатнувшееся здоровье. И этой рекомендации Сталин усмотрел тайный замысел отстранить его от власти. Вождь поставил министру госбезопасности Игнатьеву задачу найти зачинщиков в заговоре врачей. «Если вы не добьетесь признания врачей, мы сделаем вас на голову короче», - мрачно пошутил вождь.

Игнатьев правильно расценил, что в каждой шутке вождя есть большая доля правды, а потому вскоре рапортовал об «умышленном неправильном лечении» высших партийных руководителей. Врачи Виноградов, Егоров, Василенко, Бузалов, Этингер, Вовси, Коган и другие якобы были виновны в смерти Щербакова и Жданова.

 

13 января 1953 года в «Правде» появилась статья «Арест врачей-вредителей». «Правда» утверждала, что «врачи-убийцы, чудовища в человеческом образе, оказались платными агентами иностранного шпионажа». Трое из обвиняемых врачей были русскими, шестеро - евреями.

В начале февраля 1953 года члены подпольной израильской сионистской организации взорвали у дверей Советского посольства в Тель-Авиве бомбу в знак протеста против антиеврейской кампании в СССР. И хотя преступники были израильским судом наказаны, СССР разорвал дипломатические отношения с Израилем, и спираль антисемитской горячки продолжала стремительно раскручиваться.

В феврале были арестованы еще 37 человек, в основном опять врачи и члены их семей. Кампания в прессе вызвала настоящую массовую истерию. Люди отказывались принимать лекарства от еврейских врачей или аптекарей, так как опасались быть отравленными.

Сталин умер 5 марта 1953 года. Через месяц после его смерти, 3 апреля 1953 года, арестованные врачи были выпущены на волю. Можно сказать, что им крупно повезло.

 

Зловещая эпоха сталинских репрессий закончилась со смертью вождя. Согласно доклада, подготовленного для Н.С. Хрущева, коллегией ОГПУ, тройками НКВД и Особым совещанием за период с 1921 по 1954 год за контрреволюционные преступления было осуждено 3 777 380 человек, в том числе к высшей мере наказания - 642 980, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок 25 лет и ниже 2 369 220, в ссылку и высылку - 765 180 человек.

К 1954 году в лагерях и тюрьмах заключенных, осужденных за контрреволюционные преступления, содержалось 467 946 человек и, кроме того, находилось в ссылке после отбытия таких наказаний - 62 462 человека. За уголовные преступления и грубейшие нарушения законности осуждены к различным мерам наказания, в том числе и к расстрелу, 1324 сотрудника НКВД - МГБ. 2370 бывших сотрудников, причастных к репрессиям, наказаны в партийном или административном порядке. 68 генералов лишены воинских званий, уволены со службы и осуждены.

 

Можно сказать, что последним аккордом сталинских репрессий стали репрессии в отношении их главных героев.

После смерти Сталина, у Лаврентия Берии словно бы наступило раскаяние. И он активно занялся исправлением допущенных перегибов.

9 мая 1953 г. была объявлена амнистия, освободившая 1 181 264 человека. Ряд громких политических уголовных дел был прекращён или пересмотрен. Закрыто «дело врачей», арестованные по нему вышли на свободу; были реабилитированы все осуждённые по «ленинградскому» и «мингрельскому» уголовным делам. Высокопоставленные военные, заключённые в тюрьму в ходе процессов конца 1940-х - начала 1950-х годов, были освобождены и восстановлены в звании, например, Главный маршал авиации А.А. Новиков, маршал артиллерии Н.Д. Яковлев и др. Всего были закрыты следственные дела на 400 тысяч человек. Наконец, чтобы не допускать «перегибов» в дальнейшем Берия издал секретный приказ, предписывавший соблюдение «социалистической законности» в ходе следствия и запрещающий пытки при допросах.

Но самого Лаврентия Павловича уже ничего не могло спасти. Членам Президиума ЦК было по инициативе Н.С. Хрущёва объявлено, что Берия планирует провести государственный переворот и арестовать Президиум на премьере оперы «Декабристы». 26 июня 1953 г. во время заседания Президиума Берия был арестован Г.К. Жуковым по поручению Хрущева, связан, вывезен из Кремля на автомобиле и содержался в заключении в бункере штаба Московского округа ПВО.

Вскоре Берия предстал перед специальным судебным присутствием Верховного Суда СССР под председательством маршала И.С. Конева. Он обвинялся в шпионаже в пользу Великобритании, стремлении к «ликвидации Советского рабоче-крестьянского строя, реставрации капитализма и восстановлению господства буржуазии». А так же в ликвидации лиц, которые могли его разоблачить. Например - старого коммуниста, члена партии с 1902 года М.С. Кедрова, располагавшего данными о преступном прошлом Берии. Несмотря на то, что Кедров был оправданВерховным Судом СССР, его не выпустили из-под стражи, а расстреляли по личному указанию Лаврентия Павловича. Инкриминировалось Берии и моральное разложение, состоявшее в том, что он сожительствовал со многими женщинами и некоторых насиловал. Так, в обвинении фигурировал факт, что 7 мая 1949 года Лаврентий Павлович, заманив обманным путем в свой особняк 16-летнюю школьницу, изнасиловал ее, угрожал ей и матери физическим уничтожением в случае, если они обратятся с жалобой. За этот букет преступлений Берия был приговорен к смертной казни.

Приговор был приведен в исполнении 23 декабря 1953 года в том же бункере штаба МВО, где Берия содержался после ареста. При казни присутствовали командующий Московский военным округом генерал армии К.С. Москаленко, первый заместитель командующего войсками ПВО генерал-полковник П.Ф. Батицкий, Генеральный прокурор Р.А.Руденко.

Саму процедуру казни Берии А. В. Антонов-Овсеенко описал так:

«С него сняли гимнастерку, оставив белую нательную рубаху, скрутили веревкой сзади руки и привязали к крюку, вбитому в деревянный щит. Этот щит предохранял присутствующих от рикошета пули. Руденко зачитал приговор.

Берия: - Разрешите мне сказать...

Руденко: -Ты уже все сказал. (Военным.) Заткните ему рот полотенцем.

Москаленно (Юфереву): -Ты у нас самый молодой, хорошо стреляешь. Давай.

Батицкий: - Товарищ командующий, разрешите мне (достает свой "парабеллум"). Этой штукой я на фронте не одного мерзавца на тот свет отправил.

Руденко: - Прошу привести приговор в исполнение.

Батицкий вскинул руку. Над повязкой сверкнул дико выпученный глаз, второй Берия прищурил. Батицкий нажал на курок, пуля угодила в середину лба. Тело повисло на веревках".

Позже Батицкий доложил Коневу служебной запиской: «Приговор приведен в исполнение в 19.50 23.12.53 г. Батицкий».

В тот же день в подвалах Лубянки расстреляли шестерых соратников Берии: В.Н. Меркулова (бывшего министра госбезопасности СССР), В.Г. Деканозова (бывшего начальника одного из управлений НКВД СССР, затем министра внутренних дел Грузинской ССР), Б.З. Кобулова (бывшего замминистра госбезопасности, затем замминистра внутренних дел СССР), С.А. Гоглидзе (бывшего наркома внутренних дел Грузинской ССР, в последнее время начальника одного из управлений МВД СССР), П.Я. Меншика (министра внутренних дел Украинской ССР), Л.Е. Влодзимирского (бывшего начальника следственной части по особо важным делам МВД СССР).

Краткое сообщение о суде над Берией и его сотрудниками появилось в советской печати.

 

Спустя год возмездие настигло и бывшего министра госбезопасности СССР Виктора Семеновича Абакумова. Он был расстрелян 19 декабря 1954 года.

Рассказывают, что Абакумов был красив, высокого роста, хорошо сложен. Следил за собой: носил тщательно подогнанную форму и модные костюмы, благоухал изысканным одеколоном, занимался теннисом, был мастером спорта по самбо. Ему как Берии, не было нужды насиловать женщин, они отдавались ему с удовольствием. За использование конспиративных квартир для амурных встреч его даже в свое время переводили из госбезопасности в систему по исполнению наказаний. Кроме женщин Абакумов любил фокстрот, футбол и шашлыки, которые ему привозили из ресторана «Арагви».

Однако и жизнелюб Абакумов лишил жизни и свободы очень многих. Он не был таким рьяным апологетом массовых репрессий, как Ягода и Ежов, но применял их еще будучи руководителем управления НКВД по Ростовской области в конце 30-х годов. Уже на посту министра госбезопасности Виктор Семенович отличился, например фабрикацией «Ленинградского дела» в 1950-51 гг., по которому были произведены многочисленные аресты и казни ленинградский партийных и хозяйственных руководителей.

В эти годы влияние Абакумова резко возросло и его стали рассматривать как одного из главных соперников Берии. Однако Лаврентий Павлович оказался на тот момент сильнее и сумел, «свалить» конкурента. 12 июля 1951 года Абакумов был арестован по обвинению в сокрытии «сионистского заговора» в МГБ СССР.

Говорят, что даже будучи министром госбезопасности, Виктор Семенович нередко лично вел допросы, во время которых избивал подследственных. После ареста он сам оказался «в их шкуре». К нему активно применялись методы физического воздействия. Рассказывают, что пытки и избиения Абакумов переносил очень мужественно и психологически не сломался, однако после них этот некогда цветущий человек остался инвалидом.

На суде он был обвинен в измене, вредительстве, фабрикации уголовных дел и ряде других преступлений. Виновным Виктор Семенович себя не признал, заявив: «Сталин давал указания, я их исполнял». Однако суд все же посчитал, что он виновен в измене Родине, вредительстве, совершении терактов, участии в контрреволюционной организации и приговорил к смертной казни.

Вместе с Абакумовым были расстреляны его ближайшие помощники: начальник следственной части по особо важным делам МГБ СССР А.Г. Леонов, заместители министра госбезопасности СССР В.И. Комаров и М.Т. Лихачев.

 
   

Назад Далее

В начало страницы

 

Все права защищены. Copyright © А. Захаров, О. Логинов 2012-2016.  Последнее обновление: 19 февраля 2017 г.
При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательно указание автора, а также активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.all-crime.ru. 
Воспроизведение материала сайта или любой его части в печатных изданиях возможно только с разрешения автора.
Адрес электронной почты: admin@all-crime.ru.


Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика