Казни мира Энциклопедия казней

Казни мира

Энциклопедия казней

Главная ] Энциклопедия казней ] Библейские казни ] Казненные весельчаки ] Самосуд ] Казни животных ] Мистика казней ] Казни мертвых ] Обезглавленные королевы ] Казнь Марии Стюарт ] Казненные по ошибке ] Казни маньяков ] Семейство палачей ] Фашистские казни ] Нюрнбергские казни ] Палачки революции ] Российские палачи ] Знаменитые палачи ] Последние палачи ] За что казнили ведьм ] Смертная казнь в США ]


  Вверх
Библейские и языческие казни
Казни Древнего мира
Казни в Древней Греции
Казни в Древнем Риме
Смерть за веру
Древняя Русь
Казни "Золотой орды"
Инквизиторы-убийцы
Охота на ведьм
Религиозные процессы
Тамплиеры
Средневековье
Средневековая Англия
Иоанн Грозный
Курьезы смертной казни
Россия
Наказания мятежников
Царь Пётр I
Государыни императрицы
Казни фальшивомонетчиков
Ацтеки и инки
Казни пиратов
Французская революция
Палачи
XIX век
Казни против террора
Начало ХХ века
Гражданская война в России
Террор и антитеррор
Сталинские репрессии
Гитлеровская Германия
Казни фашистов
Смертная казнь в СССР и РФ
Англия. 20 век
США. 20 век.
Франция. 20 век.
Германия. 20 век
Соцстраны Восточной Европы
Азия. 20-начало 21 вв.
Смертельно опасные режимы
Казни палачей
Казни маньяков
Смертная казнь в мире. 21 век
Казненные по ошибке
Самосуд
Рекорды и казусы правосудия
Мистические совпадения



 

Олег Логинов

XIX век

Расстрел сипаев
Расстрел сипаев

 

XIX век стал переломным периодом в истории смертных казней. То ли массовое уничтожение еретиков и ведьм в Европе, то ли кровавый террор французской революции, то ли еще что, наконец, заставили человечество одуматься и пересмотреть свое отношение к смертным казням.

Правда гуманизация законов шла медленно и неравномерно.

 

Например, в Пруссии, уголовный кодекс, принятый в 1794 г, предусматривал целый букет видов смертной казни: отсечение головы, повешение, колесование последовательно снизу вверх, колесование последовательно сверху вниз, сожжение живьем. Только сожжение живьем предусматривалось в виде наказания за 14 видов преступлений. Причем оно было отменено только в 1851 году с принятием нового уголовного кодекса.

И надо сказать, что палачи в Пруссии не простаивали без дела. Например, с 1748 по 1776 год в одном округе Баварии с населением в 174 058 человек было приговорено к смертной казни 11 000 человек.

Однако на протяжении всего XIX века в странах Европы наблюдалось неуклонное снижение смертных приговоров и казней. Во Франции в 1803 году было приговорено к казни 605 человек, в период с 1826 по 1830 год по 72 человека ежегодно, а в 1908 году - 6-человек. В Бельгии в 1800 - 1804 годах - ежегодно 71 человек, а казнено 37 человек. В 1908 году - 6 человек. В Германии в 1822 году - 95 человек, в 1910 году - 43 человека. В Австрии уменьшение приговоров: с 1877 года - 128 человек, казнен 1 человек, в 1908 году приговорено 45 человек, казнен 1 человек. В Англии в 1800 – 1810 годов было казнено 802 человека, а в 1908 году приговорено 25 и казнено 13.

И только в России из-за разгула революционного террора происходили обратные процессы. В России число приговоренных в 19 веке и до 1905 года не превышало 54 за год, но число казненных в 1906 году - 574; в 1907 году - 1139; в 1908 году - 134; в 1909 году - 717 и в 1911 году - 60 человек.

Кодекс 1872 года установил смертную казнь в Германии только в двух случаях: при предумышленном убийстве и при посягательстве на жизнь императора или главы отдельного государства, когда посягательство учинено его подданным или лицом, находящимся на территории этого государства. Правда, по военно-уголовным законам число случаев применения смертной казни было значительно больше.

В Австрии при императоре Иосифе II в 1787 году смертная казнь была отменена, потом восстановлена в 1796 году. Но кодекс 1803 года изрядно ограничил ее применение, оставив только в пяти случаях - бунт, предумышленное убийство, разбой, сопровождавшийся убийством, поджог с отягчающими обстоятельствами и некоторые общеопасные случаи повреждения железнодорожных сооружений.

Смертная казнь была отменена во второй половине ХIХ столетия в Румынии - с 1864 года, Италии с 1890 года, Голландии с 1870 года, Португалии с 1867 года. В Бельгии, хотя смертная казнь и не отменялась, но фактически не применялась с 1863 года.

Смертная казнь за политические преступления была отменена в XIX веке или самом начале ХХ в таких странах, как Франция, Германия, Бельгия, Швейцария, Венгрия, Сербия, Соединенные Штаты Америки и других.

Любопытно, что в суровых Скандинавских странах, уже давно имеющих репутацию самых гуманных в XIX веке рубили головы направо–налево. Например, шведский уголовный кодекс 1864 года устанавливал наказание смертью в 23 случаях. Последняя казнь через обезглавливание в Норвегии была произведена в 1876 году при помощи топора. Аналогично — в Дании в 1892 году. В Швеции последняя голова была отрублена гильотиной в 1910 году - это было первое применение гильотины в этой стране и последняя смертная казнь.

Последний случай аутодафе – публичного сожжения «крестопреступника» – зафиксирован в Испании в 1826 году.

В Испании и многих странах Латинской Америки с традиционно сильным испанским влиянием вместо повешения использовалась техника удушения гарротой - веревочной петлей. Испанский король Фердинанд II в 1828 году отменил повешение и оставил только один вид казни – гарроту. Приговоренного к удушению гарротой усаживали с мешком на голове на стул спиной к вертикально стоящему столбу; руки и ноги смертника накрепко привязывали к стулу. Веревкой охватывалась шея, концы веревки пропускались через отверстия в столбе и завязывались узлом. Палач продевал между веревкой и столбом палку, вращая которую, затягивал веревку на горле. После исполнения приговора мешок с головы казненного снимали, чтобы зрители могли видеть лицо жертвы.

С течением времени эту казнь усовершенствовали и заменили веревку металлическими дугами, которые затягивались вращением винта. Винт был снабжён остриём, которое при повороте постепенно ввинчивалось в шею осуждённого и дробило ему шейные позвонки. Вопреки сложившемуся мнению, такое приспособление было «гуманнее», так как жертва умирала быстрее.

 

М.Н. Гернет, анализируя ситуацию вокруг смертной казни в Европе в первой половине XIX - начале XX века, отмечал, что «в то время как в одних государствах политические преступления не влекут за собой смертной казни (Франция, Германия, Бельгия, Швейцария, Венгрия, Сербия, Соединенные Штаты Северной Америки и пр.), в некоторых других эти преступления караются смертью (Австрия, Англия, Дания, Швеция, Испания, Болгария, Греция, Финляндия, Уругвай, Парагвай, Россия и пр.)». Причем из стран, которые имели в законодательстве смертную казнь за политические преступления, наиболее широко она была представлена в Англии и России. В Австрии, например, смертная казнь могла назначаться за насильственное изменение форм правления, тогда как в России смертью каралось не только покушение, но и приготовление к посягательству на права государственной власти.

А первой страной в мире, отменившей смертную казнь окончательно и бесповоротно, стала в 1846 году Венесуэла.

Англия в ХIХ веке

Англия еще в начале XIX столетия занимала первое место по количеству преступлений, караемых смертной казнью. По свидетельству Блэкстона, в его время английские законы насчитывали до 160 преступлений, предусматривавших в виде наказания смертную казнь.

Она полагалась наравне с государственными преступлениями и убийством, за такие не самые тяжкие преступления как за угрозу в письме, за увечье животных, за лесные порубки, за кражу из лавок на сумму свыше 5 шиллингов, кражу в церкви, на ярмарке на сумму свыше 1 шиллинга, кражу животных и т.д.

Ныне такая демократичная и такая чопорная Англия в начале XIX века была удивительно жестокой. Без устали работала главная виселица Британии в Тауэре. Она имела на разновысоких балках 21 петлю, отслужив пятьсот лет подряд. В период 1749-1772 гг. в Лондоне были приговорены к повешению 1 121 человек, из них реально повешены 678.

В 1810–1826 годах на территории Лондона и относящегося к нему графства Мидлсекс были приговорены к казни 2 755 человек. Причем в Англии подчас казнили совсем малолеток.

Самым малолетним преступником считается 8-летний английский мальчик, обвиненный в поджоге двух амбаров, за что он и был повешен. Это случилось в XVIII веке. 26 июня 1885 года в Англии казнили Джеймса Арсена за убийство, которое он совершил в возрасте 10 лет.

Правда, начиная с 1830-х годов, в особенности в силу статутов королевы Виктории 1837 и 1841 гг., число преступлений, караемых смертью, стало значительно уменьшаться, а после 1861 года смертью стали караться только: посягательство на особу королевы и членов царствующего дома; бунт, сопровождающийся насилием, убийство, злоумышленное нанесение ран, окончившееся смертью; морской разбой и поджог доков и арсеналов.

Резкая гуманизация была обусловлена рядом причин. Прежде всего, строгость законов блокировала механизм уголовного процесса - у присяжных не было иного выбора, кроме как между смертной казнью и оправданием, а потому эти процессы часто затягивались. К тому же казни сами по себе становились опасным сборищем народа. В феврале 1807 году из-за давки во время публичной казни у Ньюгейтской тюрьмы, посмотреть на которую, якобы, собрались 40 тысяч человек, на площади осталось 36 трупов. Любопытно, что Оуэн Хаггерти и Джон Холлоуэй, которых собирались повесить, остались в тот день живы. Их казнь пришлось отложить.

Однако публично казнить в Англии продолжали еще довольно долго. 13 августа 1868 года над убийцей Уэллзом была совершена первая в истории этого государства «закрытая» казнь.

 

Ну и конечно, гуманизации способствовала активная позиция интеллигенции. Например, против смертной казни активно выступал Чарльз Диккенс.

Диккенс в одной из статей приводит парламентскую статистику, подготовленную лордом Наджентом:

«В 1843 году парламенту был представлен отчет об арестах и казнях по обвинению в убийстве, произведенных в Англии и Уэльсе за тридцать лет, по декабрь 1842 года, с разделением их на пять периодов, по шести лет в каждом. Из отчета явствует, что за последние шесть лет, с 1836 по 1842 годы, когда было только пятьдесят казней, за убийство было осуждено на шестьдесят одного человека меньше, чем за предыдущие шесть лет, на которые пришлось семьдесят четыре казни; на шестьдесят три человека меньше, чем за шестилетие, истекшее в 1830 году, на которое пришлось семьдесят пять казней; на пятьдесят шесть человек меньше, чем за шестилетие, истекшее в 1824 году, на которое пришлось девяносто четыре казни, и на девяносто три человека меньше, чем за шестилетие, истекшее в 1818 году, когда было казнено целых сто двадцать два человека».

А выводы, которые сделал Диккенс на основании этой статистики, весьма любопытны – отмена смертной казни ведет к снижению количества преступлений. Например, после отмены смертной казни за кражу скота и лошадей, воровство и подделку денег, эти преступления немедленно пошли на убыль.

 

Гуманизация отразилась и на приговорах подросткам. Если еще недавно казнили 8-10 летних мальчишек, то в середине XIX века пощадили 12-летнего Уильяма Оллната. Он в 1847 году подсыпал мышьяк в сахарницу, которой пользовался при чаепитии его дед - Сэмюел Нелм. В течение недели этой же сахарницей пользовались и другие члены семьи, в частности, мать мальчика. 27 октября 1847 года Сэмюел Нелм скончался от отравления мышьяком. А спустя две недели удалось установить, что его отравил внучок. Уильяма не казнили, но на всю оставшуюся жизнь отправили в тюрьму.

Англия подарила миру первый прецедент, когда душевная болезнь избавила преступника от казни. Это произошло на процессе в отношении Дэниела Мак-Нагтена, убившего в 1843 года выстрелом из пистолета секретаря премьер-министра Великобритании. Специальным постановлением, получившим название «Закон Мак-Нагтена», парламент оформил свое решение не предавать душевнобольного преступника уголовному суду, а направить на лечение в психиатрическую больницу .

 

Определенной гуманизацией казни можно назвать и придуманный англичанами способ повешения – «нью–дроп».

Медики, изучая трупы повешенных, обнаружили, что быстрей всего в петле умирают моряки, которых вешали на реях, сталкивая с марса. На основании этого наблюдения медиков палачи начали стараться вешать приговоренных так, чтобы те падали с некоторой высоты и успевали набрать скорость до того как петля затянется. Это обеспечивало тем быстрый перелом шейных позвонков и легкую смерть, при которой не приходилось несколько минут извиваться в петле и дрыгать ногами. Впервые методом «нью-дропа» был повешен в 1760 году Лоуренс Ширли, граф Феррерз.

Вскоре после того как моряки подсказали палачам способ быстрого повешения, вздергивать на реях перестали. 13 июля 1860 года на военном корабле «Левен» по обвинению в покушении на двойное убийство был казнен королевский морской пехотинец Джон Дэллиджер – последняя в истории британского флота казнь через повешение на нок-рее.

 

В 1880 году государственный палач Уильям Мервуд предложил усовершенствовать метод «нью-дропа». Согласно его предложения высота падения тела осужденного зависела от его тяжести. Исходя их этого, уже подбиралась длина веревки.

Английский полковник Олтон Бишем в 1885 году предложил еще одно усовершенствование – проваливающийся пол под ногами осужденного на эшафоте. К 1890 году все виселицы в Англии снабдили проваливающимся полом. Поскольку виселицы размещались в зданиях обыкновенно не ниже третьего этажа, под ними прорубали пол вплоть до подвала таким образом, чтобы под люком образовывался своего рода колодец глубиной никак не менее 5 метров. Именно в этот колодец и проваливался смертник с петлей на шее.

Висельная английская реформа 1890 года регламентировала многие аспекты казни. Например, на смертника предписывалось надевать кожаный пояс, к которому привязывались его локти, а запястья схватывались кожаным ремешком, отчего руки фиксировались перед грудью в «положении молящегося». Это выглядело как знак смирения и раскаяния осужденного, а потому лишний раз убеждало в правоте правосудия. После повешения тюремному врачу через 40 минут полагалось произвести осмотр тела и констатировать смерть казненного. При таком скрупулезном подходе у английских палачей почти не было брака в работе. Если уж кого приговаривали к повешению, так он и умирал от петли, а не от старости.

Франция ХIХ века

В средневековой Франции к преступникам относились не менее жестко, чем в Англии. Ордонанс 1670 года предусматривал смертную казнь за 115 преступлений. И только к концу XVIII столетия французское законодательство значительно либерализировалось. Уголовный кодекс 1791 года свел число случаев применимости смертной казни до тридцати двух. А по кодексу Наполеона 1810 года она назначалась в 27 случаях. Причем за отцеубийство или за посягательство на жизнь и личность императора она была сопряжена с дополнительным наказанием. Преступнику перед казнью отрубали кисть правой руки. Это положение было отменено в 1832 году, но еще до 1958 года уголовный кодекс во Франции предусматривал особый ритуал казни отцеубийцы: преступник должен был препровождаться к месту казни босиком, в рубашке, с черным покрывалом на голове.

С 1826 по 1830 год во Франции выносилось в среднем 111 смертных приговоров в год; с 1841 по 1845 — по 48; с 1846 по 1850 — по 49; с 1856 по 1856 — по 53. Во Франции в середине XIX веке отменили высшую меру наказания за политические преступления. Смертная казнь назначалась только в связи с насильственным лишением жизни человека или угрозой для жизни человека: «за предумышленное убийство, нанесение должностному лицу, с целью убить, раны или удара, арест или отобрание вещей, сопровождавшиеся физическими мучениями, умышленный поджог и разрушение взрывчатыми веществами обитаемого здания, кастрацию, повлекшую смерть жертвы в течение 40 дней после кастрирования, и некоторые др.».

Но и этого хватало, чтобы предоставить народу порцию кровавых зрелищ. Русский писатель Петр Боборыкин, вспоминая о казнях в Париже второй половины XIX века, пишет: «Кто живал в Париже подолгу, как я, тот знает, что это было за отвращение: публичные казни, происходившие около тюрьмы «La Coquette». Гаже, гнуснее этого нельзя было ничего и вообразить! Тысячи народа, от светских виверов и первоклассных кокоток до отребья - сутенеров, уличных потаскушек, воров и беглых каторжников, проводили всю ночь в окрестных кабачках, пьянствовали, пели похабные песни и с рассветом устремлялись к кордону солдат, окружавшему площадку, где высились «les bois de la justice» (виселицы), как официально называют этот омерзительный аппарат. Издали нельзя было хорошенько видеть, но вся эта масса чувствовала себя в восхищении только от того, что она «была на казни», так лихо и весело провела ночь в ожидании такого пленительного зрелища».

 

А русский писатель И.С. Тургенев не отказал себе в удовольствие посмотреть на работу гильотины, будучи приглашенным на публичную казнь французским писателем М. Дюканом. В тот день публично отсекли голову Жану Батисту Тропману, который убил с целью ограбления семью Кинков, проживавших близ местечка Пантен под Парижем,- мужа, жену и пятерых детей в возрасте от 5 до 16 лет.

Свои впечатление Тургенев изложил в очерке «Казнь Тропмана»:

«Смутно и более странно, чем страшно, рисовались в темном небе два ее (гильотины) на пол-аршина друг от друга отстоявшие столба с косой линией соединяющего их лезвия. Я почему-то воображал, что столбы должны быть дальше друг от дружки. Эта их близость придавала машине какую-то зловещую стройность - стройность вытянутой, длинной, как у лебедя, шеи. Чувство отвращения возбуждал большой, плетеный кузов, вроде чемодана, темно-красного цвета. Я знал, палачи бросят в этот кузов еще теплый содрогающийся труп и отрубленную голову. Я видел, как Тропман появился наверху, как справа и слева два человека бросились на него, точно пауки на муху, как он вдруг повалился головой вперед и как подошвы его взбрыкнули. Но тут я отвернулся — и начал ждать, — а земля тихо плыла под ногами… Казалось, что я жду очень долго, хотя на самом деле от того момента, когда Тропман ступил ногою на первую ступень гильотины, до того мгновения, когда его труп швырнули в приготовленный короб, прошло двадцать секунд. Я успел заметить, что при появлении Тропмана людской гам внезапно как бы свернулся клубом - и наступила бездыханная тишина… Наконец послышался легкий стук как бы дерево о дерево - это упал верхний полукруг ошейника с продольным пазом для прохода лезвия, он охватывал шею преступника и держал голову неподвижной. Потом что-то глухо зарычало и покатилось - и ухнуло, точно огромное животное отхаркалось».

 

Из получивших известность казней во Франции в XIX веке можно привести такие:
9 Термидора VIII года Республики (28 июля 1800 года) им был оглашен приговор членам Оржерской шайки шофферов (в переводе с французского – «согреватели»), самым зловещим убийцам во Франции. 22 подсудимых были оправданы за недостатком улик, 37 человек были приговорены к цепям и заключению, и 23 человека, в их числе четыре женщины, - к смерти. 12 Вандемира IX года Республики состоялась публичная казнь шофферов. Подсудимые в красных рубашках были привезены на Шартрскую площадь, где уже была установлена гильотина и собралась огромная толпа народа. После казни обезглавленные трупы свалили в огромные корзины и на телегах, оставлявших за собой лужи крови, отправили к месту захоронения через весь город.

Спустя много лет, когда на улицах городов страшные механические повозки, извергавшие копоть и пламя, которыми управляли не менее страшные рулевые в черных кожанках и с очками на глазах, французы вспомнили об Оржерской шайке. И окрестили водителей механических повозок «шоферами». А уже потом это название перекочевало в другие страны, в том числе в Россию.

 

Маршал Мишель Ней командует своим расстрелом.

7 декабря 1815 года в Париже на площади Обсерватории генерал Мишель Ней сам отдал приказ «расстрельной команде» гренадеров сделать по нему залп. Один из лучших маршалов Наполеона, прозванный во Франции «храбрейшим из храбрых» и удостоенный титула князя Московского за доблесть в Бородинской битве, генерал Ней в 1814 году присягнул восстановленным на троне Бурбонам, затем снова примкнул к бежавшему с острова Эльбы Наполеону, возглавил неудачную французскую атаку при Ватерлоо, после сражения был арестован и по обвинению в государственной измене и подстрекательстве к мятежу приговорён королевским судом к смертной казни. Любопытно, что Нея за измену Людовику XVIII судили на основании... законов времени революции и наполеоновского уголовного кодекса.

 

Пьера Франсуа Ласснера называют убийцей по призванию и французским предтечей Раскольникова. Убежденный в собственной исключительности, он решил показать миру, что такое настоящий преступник, убийца без страха и упрека. Когда его задержали, он поведал не только о двух совершенных им убийствах, но и еще о многих других, которые лишь только придумал. И был страшно оскорблен, когда следователи не поверили в нафантазированные им преступления. Однако судьи и на основании двух доказанных убийств удовлетворили желание Лесснера и приговорили его к смертной казни. Пока Пьер дожидался исполнения приговора, его камера стала местом паломничества творческой богемы Парижа. К нему в тюрьму приходили поэты, писатели, художники, которые видели в нем романтического героя.

8 января 1836 года Ласснер спокойно поднялся по ступеням гильотины. Спокойно воспринял действия палачей, пока те привязывали его к доске и поворачивали в горизонтальное положение. Беспокойство отразилось на его лице, лишь когда нож гильотины, перекосившись, застрял в пазах. Ласснер в нетерпении вывернул голову, чтобы узнать, почему произошла задержка, и в этот момент сверкающее косое лезвие рухнуло вниз и обезглавило его.

 

28 июля 1835 года в Париже во время парада в честь пятилетней годовщины Июльской революции заговорщиками совершено покушение на короля Франции Луи Филиппа I.

Ликвидатором должен был стать борец на независимость Корсики Джузеппе Фьечи. Понимая, что второго шанса ему может не представиться, Фьечи решил сделать себе оружие, которое сработало бы наверняка. Он сконструировал своеобразную систему «залпового огня» из 24 ружей, соединённых друг с другом сложной системой рычагов и приводных ремней. Луи Филиппу I откровенно повезло, 18 человек вокруг него были убиты, а короля не зацепило ни единой пулей. А Фьечи не повезло, мало того, что его изобретение взорвалось после выстрела и нанесло конструктору тяжелое ранение, так его еще и схватили. Фьечи и двух его сообщников гильотинировали 19 февраля 1836. Но череп террориста-изобретателя сохранили для истории, он до сих пор хранится в Парижском музее анатомии.

 

Франсуа Кенигштейн более известный как Равашоль претендовал на роль идейного убийцы, но на самом деле был обычным уголовником. Сначала он убивал людей с целью ограбления, а потом связался с анархистами и занялся изготовлением бомб и организацией взрывов. Так, с его помощью в 1892 году были произведены взрывы на бульваре Сен-Жермен и на Рю де Клиши в Париже, повлекшие многочисленные жертвы и посеявшие панику в столице.

Кенигштейна-Равашоля приговорили к смертной казни. 10 июля 1892 года его повели на гильотину. По дороге он непрерывно распевал: «Хочешь счастливым быть - вешай своих господ. И попов кромсай на кусочки». Перед тем как лишиться головы, он успел крикнуть: «Все вы свиньи, да здравствует революция!»

 

28 мая 1871 года пала Парижская коммуна. При её разгроме погибли 25 тысяч бунтовщиков, а из 45 тысяч арестованных 279 человек были приговорены к смертной казни и 13 тысяч – к тюремному заключению.

 

В декабре 1893 года анархист Огюст Вайян для устрашения власти взорвал бомбу в зале французского парламента. Но депутаты не испугались и потребовали казнить Вайяна. Президент Франции Сади Карно мог смягчить приговор террористу, но не стал. Тогда за бездействие ему решил отомстить итальянский анархист Санто Казерио.

24 июня 1894 года он смертельно ранил президента Карно во время посещения им театра в Лионе. Схваченный на месте преступления Казерио заявил, что он мстил за «товарища по оружию» Вайяна, гильотинированного в Париже несколькими днями ранее.

Президента Карно похоронили в Пантеоне рядом с его прославленным дедом Лазаром Карно – деятелем Великой французской революции. А 16 августа 1894 года анархиста Казерио по приговору суда обезглавили в Париже на той же гильотине, что и его «товарища по оружию» Огюста Вайяна.

США в XIX веке

Соединенные Штаты Америки – сравнительно молодое государство на карте мира. Но образовавшие его переселенцы из Европы принесли в него свои обычаи, законы и ритуалы смертной казни. Поначалу в США законы были столь же жестокие, как в Англии. Например, еще Марк Твен писал про совершенно драконовские «Синие законы Коннектикута». Причем негры и индейцы в Америке считались вообще практически бесправным населением и их вешали по малейшему поводу. Негров линчевали, индейцев скальпировали и вешали пачками. 26 декабря 1862 года в штате Миннесота на площади в городе Манкато, были на одной виселице повешены тридцать восемь индейцев племени сиу, обвиненных в преследованиях белых поселенцев. На Диком Западе вообще главным был «закон Кольта». Там преступники не церемонились с шерифами, поэтому и шерифы не гнушались собственноручно пристрелить какого-нибудь отъявленного бандита. Не избежала Америка и процессов над колдунами и ведьмами.

 

XIX век в Северной Америке ознаменовался, прежде всего, окончательной победой европейских покорителей Дикого Запада над коренным населением – индейцами.

Но эта победа далась нелегко. Индейцы с их гораздо более примитивным вооружением пытались противопоставить пушкам и ружьям бледнолицых свою отвагу и жестокость.

Классикой вестерна стала любимая индейская забава – оскальпирование пленников.

 

Снимание волосяного покрова с людей не было изобретением индейцев. Это практиковали еще скифы и древние германцы. Они делали надрез вокруг шеи под ушами и сдирали с черепа кожу. Из-за антисанитарии такая операция очень часто приводила к летальному исходу.

Индейцы действовали гуманнее. Они захватывали левой рукой волосы на макушке жертвы, а зажатым в правой ножом делали кольцевой надрез, одновременно сдирая за волосы лоскут кожи размером с ладонь. Считалось, что вместе со скальпом воин получает силу своей жертвы.

Цивилизованные бледнолицые переселенцы передавали «краснокожим» свои дурные привычки, например, научили их пить виски, а сами переняли у них дикие обычаи. Губернатор Кифт в 1641 году установил денежную премию за каждый принесенный скальп индейца. А когда в Северной Америке началось военное противостояние между Англией и Францией, представители этих двух самых развитых и цивилизованных стран устанавливали денежные премии за скальпы друг друга.

Так, 20 февраля 1725 года группа американских колонистов из Нью-Хемпшира пробралась в лагерь индейцев и сняла скальпы с 10 человек. За каждый скальп власти Бостона платили по 100 фунтов.

 

В конечном итоге бледнолицые одолели краснокожих. Победа была ознаменована несколькими показательными казнями.

26 декабря 1862 года состоялась самая массовая в истории США казнь. В городе Манкейто (Миннесота) повешены 38 индейцев племени сиу («санти»), обвиненных в преследовании белых поселенцев. Изначально военно-полевой суд вынес более 300 смертных приговоров, и только благодаря вмешательству президента Линкольна число их было сокращено.

3 октября 1873 года был казнен вождь индейского племени модок Кинтпуаш, более известный как Капитан Джек.

Он возглавил силы индейцев в период их войны с федеральным правительством США. Стремясь добиться перевеса в войне, индейский вождь решил убить руководителей американской армии. Во время переговоров 11 апреля Кинтпуаш и ещё несколько модоков достали пистолеты и убили двух командиров противника. В частности Капитан Джек самолично застрелил генерала Эдварда Кэнби. Однако американцев это только ожесточило. Генерал Дэвис привёл подкрепление в тысячу солдат и рассеял силы модоков.

После изнурительного бегства через острые скалы и густые заросли Капитан Джек с оставшимися при нем до конца тремя воинами был обнаружен небольшим отрядом солдат. Одетый в грязный изодранный генеральский мундир, снятый с Эдварда Кэнби, Капитан Джек вышел сдаваться. Он протянул офицеру свою винтовку. «Ноги больше не служат Джеку, - сказал он. - Я готов умереть».

Суд происходил в форте Кламат в июле 1873 года. Капитан Джек и трое модоков, бывших с ним, обвинялись в убийстве генерала Кэнби и других переговорщиков. Пока длилось судебное разбирательство, солдаты строили виселицы, так что не было никаких сомнений относительно того, каков будет приговор.

3 октября Капитан Джек был повешен. Есть две версии, того, что произошло потом. По одной капитан Джек был после казни обезглавлен, а его голова отправлена в музей военной медицины в Вашингтоне. Только в 1984 году останки Кинтпуаша были возвращены его семье.

По другой версии, на следующую ночь после казни тело Капитана Дженка было тайно вырыто, доставлено в Иреку и набальзамировано. Вскоре труп индейского вождя появился в восточных городах в качестве ярмарочного аттракциона с входной платой 10 центов.

 

Знаменитый французский писатель-фантаст Жюль Верн словно был наделен неким третьим глазом, способным смотреть в будущее. Остается лишь удивляться, как в своих книгах он точно предсказывал появление многих чудес техники. В 1863 году он написал роман «Париж в XX веке», в котором предсказал, что у потомков гильотина выйдет из употребления и осужденных на смертную казнь преступников «будут поражать мощным электроразрядом». Четверть века понадобилась еще человечеству, чтобы изобретением электрического стула сделать слова писателя пророческими.

Конец XIX века ознаменовался в американской истории одним чрезвычайно важным изобретением. Все началось с того, что дантист из города Баффало Альберт Саутвик рассказал своему приятелю, нью-йоркскому сенатору Дэвиду Макмиллу историю про то, как он стал очевидцем гибели некоего пьяницы, прикоснувшегося к оголенным проводам электрогенератора. Сенатор Макмиллан пересказал эту историю губернатору штата Нью-Йорк Дэвиду Хиллу. А тот неожиданно для других разглядел в этой страшилке рациональное зерно, которое решил использовать в практических целях и членов законодательного собрания штата вопросом: не может ли электричество заменить повешение в качестве способа смертной казни. В 1886 году штат Нью-Йорк принял "Закон о создании комиссии для исследования и представления заключения о наиболее гуманном и приемлемом методе приведения в исполнение смертного приговора". В качестве эксперта в области электричества члены комиссии привлекли знаменитого ученого Томаса Эдисона.

Эдисон высказал свое авторитетное мнение, что убивать электричеством можно быстро и просто. Благодаря этому уже в 1888 году законодательное собрание штата Нью-Йорк приняло новый закон - об «электрических казнях», объявивший умерщвление при помощи электрического тока единственным методом приведения смертных приговоров в исполнение.

Изобретая новый способ умерщвления людей, Эдисон преследовал и определенные свои цели. Для электрической казни он решил использовать генераторы своего главного конкурента - Джорджа Вестингауза. Мол, его эдисоновские генераторы постоянного тока – безопасные, а вестингаузовские генераторы переменного тока – убийственные. Однако Вестингауз отказался продавать помощнику Эдисона – инженеру Брауну свои генераторы для проведения опытов. Правда тот приобрел все же два его подержанных генератора и приступил к исследованиям. После серии опытов Эдисон организовал в городе Уэст-Орандж, штат Нью-Джерси, показательную демонстрацию нового способа казни. Кошек и собак заманивали на металлическую пластину, которая находилась под напряжением 1000 вольт переменного тока. Пресса подробно описывала, как гибнут животные.

В лаборатории Эдисона журналистам демонстрировали, как ток смертельным образом действует на собак и кошек. Настала пора от животных переходить к человеку. Сначала предполагалось, что осужденных будут класть в ванну с водой, а потом бить током. Но Браун предположил, что удобнее будет сажать их на стул, к которому подвести электричество.

Стул электрический Вестингауза

Стул электрический по традиции изготавливается из твердого дуба. Дерево покрывается жаропрочной краской, той же самой, что и носовая часть космических шатллов. 

Сидение из плексигласа (чтоб легче было мыть в случае опорожнения кишечника у казненного).

Ремни плотно подгоняются по фигуре казнимого, крепятся на запястьях, лодыжках и грудной клетке.

Электроды латунные или медные. Один крепится на передних ножках стула, другой подведен под кожаный шлем, надеваемый на голову осужденного.

Шлем с подбородочным ремнем состоит из двух слоев: кожаный (внешний) и из медной сетки (внутренний). Подкладка губчатая, которую перед казнью пропитывают раствором соли (для лучшего контакта).

Силовой кабель проходит от самого шлема, по полу, к источнику тока. Трансформатор повышает напряжение до 2500 вольт.

К 1 января 1889 года первый электрический стул был готов к работе. Вестингауз сопротивлялся до последнего, не желая связывать свое имя с машиной для убийства. Его компания наотрез отказалась поставить нью-йоркскому управлению тюрем свои генераторы. Но Браун и Эдисон через подставное лицо купили три генератора за 7 тыс. долларов и передали их управлению тюрем.

«Честь» стать первым в мире человеком, казненным на электрическом стуле выпала фермеру Джозефу Шаппло, приговоренному весной 1989 года к смертной казни за отравление стада соседских коров. Вдруг на защиту бедного фермера встали лучшие адвокаты, которые, листая красноречием принялись убеждать присяжных, что негоже убивать человека из-за коров. Оказалось, что услуги адвокатов оплатил Джордж Вестингауз. Шаппло решили не казнить. Но совсем предотвратить испытание электрического стула на человеке Вестингауз был уже не в силах.

Он попытался еще через адвокатов избавить от смертной казни на эдисоновском стуле Уильяма Кеммлера, обвинявшегося в жестоком убийстве любовницы. Адвокаты пытались убедить судей, что казнь электричеством - жестокое и негуманное наказание, но те решили узнать так ли это и определили Кеммлеру роль первопроходца.

Торговец из Буффало Кеммлер был из той породы людей, каких и в России предостаточно. Он был пьяницей, а по пьянке становился ревнив и злобен. После приема виски Уильяма начинали терзать подозрения, что его любовница собирается сбежать с другим мужчиной. Как-то после ночи беспробудного пьянства эти подозрения одолели его настолько сильно, что он по принципу «так не доставайся же ты никому» взял топор и зарубил ее. После этого на него нахлынуло пьяное раскаяние. Он отправился к соседям и сказал им:

- Я убил ее. Мне пришлось это сделать. Я сделал это намеренно. Я приму за это веревку.

Однако государство избавило его от веревки, чтобы испробовать на нем действие электричества.

Утром 6 августа 1890 года состоялось историческое событие. Уильяма Кеммлера посадили на деревянный стул и зафиксировали ему руки и ноги. Осужденного спросили, хочет ли он сказать что-нибудь перед смертью. И Кеммлер сказал:

- Что ж господа, желаю вам удачи в этом мире. Думаю, я отправляюсь в хорошее место, а газеты писали слишком много несуществующего».

Палач Эдвин Дэвис, которого по закону теперь называли «электриком штата», изрядно волновался от ответственности момента. Кеммлер даже сделал ему замечание:

- Боже, надзиратель, будь спокойнее. Не торопись.

Вскоре приготовления были завершены. К голове осужденного прикрепили электрод с мочалкой. Другой электрод был проведен к позвоночнику, чтобы открыть беспрепятственную дорогу течению тока по телу. Электроды были смочены солевым раствором. На голову Кеммлеру натянули черный колпак. Эдвин Дэвис рванул рубильник подачи электричества.

Ток подавался 17 секунд. Кошкам и собакам этого времени вполне хватало, чтобы окочуриться. Но Кеммлер пережил «электрическую атаку». Однако она не прошла бесследно, жестоко обожженный Кеммлер громко стонал, чем вызывал сочувствие к своим страданиям. Электрик штата Дэвис явно не ожидал, что осужденный останется жив, и слегка растерялся. Но решил довести начатое до конца. Он снова включил рубильник и увеличил напряжение до 2 тысяч вольт.

На сей раз ток сделал свое дело. Кеммлер забился в конвульсиях, его тело начало дымиться, по комнате распространился жуткий запах паленой плоти. Присутствовавшие при казни от этого зрелища начали падать в обморок. 70 секунд повторно включения электрического стула показались многим вечностью. Но, наконец, ток был отключен, врачи констатировали смерть осужденного. Цель была достигнута.

На следующий день мнения относительно последующего использования электрического стула разделились. Такое авторитетное издание, как «Нью-Йорк Таймс» назвало казнь Кеммлера «жутким зрелищем, куда худшим, чем повешение». Однако представителям тюремной администрации новый способ понравился больше повешенья, и это предопределило решение о дальнейшем использовании электрического стула.

20 марта 1899 года тюрьме Синг-Синг, штат Нью-Йорк, состоялось еще одно историческое событие. На электрическом стуле отдала то ли Богу, то ли дьяволу душу первая женщина - Марта Гаррисон Плейс, осужденная за то, что задушила свою 17-летнюю падчерицу. Тюремным электрикам-палачам пришлось поломать голову, решая на какую часть тела прикреплять электрод. В итоге на платье осужденной был сделан разрез, и провод закрепили на щиколотке.

 

Однако при том, что в ХIХ веке США стали выходить на лидирующие позиции в мире по части смертных казней, необходимо отметить, что Америка в то же время демонстрировала образцы гуманизма. Первой территорией в мире, навсегда отменившей смертную казнь за убийство, была территория Мичиган (ныне штат Мичиган) в США. Это произошло в 1846 году.

Россия XIX века

Сквозь строй
 

В ХIХ век Россия вступила с императором Павлом I на троне. О нем остались противоречивые мнения - то ли «самодур», то ли «русский Гамлет». С одной стороны следует признать, что Павел I не был кровожаден. Он не казнил ни одного из заговорщиков, свергнувших и лишивших жизни его отца. С другой стороны сохранилось немало историй, создающих Павлу репутацию ревнителя телесных наказаний и прочих строгостей.

Например, дошел до наших дней исторический анекдот об одном учителе французского языка, который приехал в Россию в годы правления Павла I и угодил в тюремную крепость за то, что не снял шляпы перед Михайловским замком - резиденцией императора. В деле бедняги разобрались довольно быстро и, убедившись, что он приехал в столицу недавно и как иностранец заведенных в ней порядков не знал, выпустили его из каземата на волю. Но потрясение оказалось слишком велико. Француз провел в России еще 4 десятка лет и все эти годы даже в лютые морозы ходил без головного убора.

И, тем не менее, Павел продолжил процесс гуманизации наказаний. В его царствование отмена смертной казни была распространена на те губернии, которым было предоставлено иметь суд и расправу на основании их древних прав и привилегий.

 

Начало ХIХ века в России ознаменовалось последним дворцовым переворотом в 1801 году, в результате которого вместо Павла I к власти пришел его сын Александр I – «властитель слабый и лукавый, плешивый щеголь, враг труда, нечаянно пригретый славой…». Император Александр имел блестящее по тем временам образование, умел и хотел нравиться. А потому начал свое правление, как либерал.
Либеральность Александра I затронула и вопрос отношения государства к смертной казни. За все 25 лет его правления, было казнено всего 24 человека. В царствование Александра I отмена смертной казни была распространена на присоединенные к России: в 1801 году - Грузию, в 1804 году - Мингрелию и в 1811 году - Гурию.

 

Правда, либеральному имиджу Александра I здорово навредила поддержка им идеолога консервативной политики графа А.А. Аракчеева. Тот хотел превратить Россию в один большой военный лагерь, где бы все ходили по струнке, а за малейшее отступление от расписанного до мелочей регламента жизни следовало телесное наказание.

Военные поселения, рожденные фантазией генерала от артиллерии Алексея Аракчеева, казались ему идеальным обществом. Однако те кто, в них жили, отнюдь так не считали. Для наказания провинившихся Аракчеев завел себе двух палачей - двух солдат Преображенского полка огромного роста и силы. Но при этом он мог считаться добряком в сравнении со своей сожительницей - Анастасией Шумской. Эта простая необразованная цыганка каким-то колдовским образом получила над Аракчеевым огромную власть. Он даже сделал ей подложные документы о дворянском происхождении. Кроме того, Анастасия была официально зачислена в штат графа и получала из фондов Военного министерства 400 руб. в месяц.

Над крепостными Анастасия Шумская в поместье графа Грузино издевалась не менее люто чем «Салтычиха». Порка дворовых была для нее в порядке вещей. Но особенно жестоко она издевалась над своими тремя служанками – комнатными девушками Антоновой, Аникеевой и Ивановой. Самая красивая из них - Прасковья Антонова - подвергалась порке розгами дважды в день на протяжении продолжительного срока. Никто из дворовых не сидел в карцере на хлебе и воде столько, сколько эти девушки. Шумская заставляла их подолгу носить на шеях рогатки, специальные приспособления, призванные затруднить человеку принятие пищи и сон. Даже на церковные службы девушки были вынуждены приходить в этих средневековых пыточных инструментах. Цыганка-"дворянка" явно собиралась натурально сжить со свету своих комнатных девушек за их красоту и молодость, опасаясь, что этим они соблазнят графа Аракчеева.

Доведенные до точки кипения регулярными побоями и садистскими истязаниями, которым подвергала их Шумская, дворовые решили расправиться с ней. Инициатором расправы стал Василий Антонов, родной брат Прасковьи Антоновой, над которой домоправительница издевалась сильнее всех. В августе труп Анастасии был найден в седьмом часу утра 10 сентября 1825 года в своем особняке через дорогу от усадьбы самого графа с отрезанной головой, руки и пальцы перебиты, рот разорван. Оказалось, что все дворовые люди Аракчеева в Грузино так или иначе были причастны к этому убийству, так как все ненавидели домоправительницу. Придав убийству политический характер, Аракчеев жестоко отомстил за смерть любовницы. 22 человека были осуждены.

5 октября 1825 года был вынесен приговор первой и основной партии обвиняемых. Василий Антонов был приговорен к 175 ударам кнута, клеймению лица и ссылке в каторжные работы навечно, сестре его Прасковье назначили 125 ударов кнутом и вечную каторгу. Остальных тоже приговорили к порке, но к меньшему количеству ударов. Кроме того, всем осуждённым на лице поставили штемпелевые знаки: на лбу «В», на одной щеке «О», на другой «Р».

Брат и сестра Антоновы фактически были приговорены к смерти под кнутом. В то время даже за убийство редко назначалось более 30-40 ударов кнутом. А Василий и Прасковья Антоновы к тому же были несовершеннолетними.

Первым подвергся порке кнутом Василий Антонов. Едва число отсчитанных ударов превысило сотню, Василий Антонов начал агонизировать. Доктор потребовал остановить наказание. Находившегося в бессознательном состоянии Василия сбросили со станка, к которому привязывались осужденные, который, называли «кобылой». Через несколько минут он скончался. А его место на «кобыле» заняла Прасковья. У нее агония началась на девятом десятке ударов, едва ее отвязали, как она тоже отдала Богу душу.

После нее пороли Елену Фомину, которой назначили «всего» 50 ударов кнутом, но и они оказались для нее смертельными. Спустя три дня она скончалась в тюремном лазарете.

Так что телесные наказания нередко становились в России закамуфлированным видом смертной казни.

 

На российском престоле Александра I сменил третий сын Павла I - Николай I. Николая не готовили к управлению страной, а сам он тяготел к военному делу. Может быть поэтому, он столь быстро и просто расправился с восстанием декабристов, совпавшим с его восшествием на престол. Восставшие войска были расстреляны картечью на Сенатской площади в столице и на юге России. А потом начались репрессии.

К следствию были привлечены 545 декабристов, из них 289 – признаны виновными. Пятеро руководителей восстания приговорены к смертной казни: полковник Пестель, поэт Рылеев, полковник Муравьев-Апостол, подпоручик Бестужев-Рюмин и отставной поручик Каховский.

По свидетельству декабриста Н.Р. Цебрикова, в разговоре с Веллингтоном Николай I обещал «удивить Европу» своим «милосердием». И удивил. Пушкин записал мнение одного удивленного англичанина: «У нас по делу о военном мятеже такого размаха было бы казнено вероятно тысячи три человек!»

Однако даже казнь всего лишь этих пятерых стала настоящим потрясением для России. Прежде всего, потому, что страна уже отвыкла от публичных казней. Последние из них – казни Мировича и Пугачева произошли еще во времена Екатерины Великой.

Николай I, опасавшийся взрыва общественного возмущения, постарался сделать и эту казнь непубличной. Ее время и место, и даже приготовления к ней были строго засекречены, ее исполнители тщательно отобраны и круг их предельно ограничен. Чтобы устранить возможность каких-либо общественных манифестаций, о казни не было предварительного оповещения, как это делал царь Петр. Лишь после нее пост-фактум появилась информация в прессе о дате экзекуции задним числом. Но даже, несмотря на эту конспирацию, решили еще подстраховаться и провести казнь в три часа ночи, когда весь город спит.

О том, как власть ответственно подошла к лишению жизни пяти далеко не самых высокопоставленных офицеров, свидетельствует и то, что сценарий казни разрабатывал сам император, а его воплощение в жизнь было поручено «самым надежным» людям: петербургскому генерал-губернатору П.В. Голенищеву-Кутузову, военному министру А.И. Чернышеву, шефу жандармов А.Х. Бенкендорфу.

Однако, несмотря на такую солидную подготовку, как это нередко случается в России, в ответственный момент все пошло шиворот за выворот.

Во-первых, из-за ряда непредвиденных обстоятельств казнь пришлось перенести с трех часов ночи на раннее утро. Во-вторых, несмотря на всю конспирацию, на кронверке Петропавловской крепости, где должна была состояться экзекуция, собралось немало народа. И, наконец, сама казнь не обошлась без казусов.

 

Первоначально декабристы: Кондратий Рылеев, Павел Пестель, Сергей Муравьев-Апостол, Михаил Бестужев-Рюмин и Петр Каховский были приговорены к четвертованию, но император Николай I высочайшей милостью заменил отсечение рук и ног повешением. Казнь состоялась 25 (13 по старому стилю) июля 1826 года. По приказу царя всех приговоренных, одетых в белые саваны, предварительно отпели живыми. А саму процедуру казни историк Шницлер описал так:

«13 июля 1826 г. близ крепостного вала, против небольшой церкви Святой Троицы на берегу Невы, начали с двух часов утра устраивать виселицу таких размеров, чтобы на ней можно было повесить пятерых... На валу появились пятеро осужденных на смерть. По дальности расстояния зрителям трудно было распознать их лица; виднелись только серые шинели с поднятыми верхами, которыми закрывались их головы. Они всходили один за другим на помост и на скамейки, поставленные рядом под виселицей, в порядке, как было назначено в приговоре. Пестель был крайним с правой, Каховский - с левой стороны. Каждому обмотали шею веревкой; палач сошел с помоста, и тут же в минуту помост рухнул вниз.

Пестель и Каховский повисли, но трое тех, которые были промежду ними, остались пощажены смертью. Ужасное зрелище представилось зрителям. Плохо затянутые веревки скользнули по верху шинели, и несчастные попадали вниз в разверстую дыру, ударяясь о лестницы и скамейки. Так как государь находился в Царском Селе и никто не посмел отдать приказ об отсрочке казни, то им пришлось испытать предсмертные муки. Помост немедленно поправили и взвели на него упавших.

Рылеев, несмотря на падение, шел твердо, но не мог удержаться от горестного восклицания: «И так скажут, что мне ничто не удавалось - даже и умереть!» Другие уверяют, будто бы он кроме того воскликнул: «Проклятая земля, где не умеют ни составить заговора, ни судить, ни вешать!»

Слова эти приписываются также Сергею Муравьеву-Апостолу, который так же, как и Рылеев, бодро всходил на помост. Бестужев-Рюмин, вероятно, потерпевший более сильные ушибы, не мог держаться на ногах, и его взносили. Опять затянули им шеи веревками и на этот раз успешно. Прошло несколько секунд, и барабанный бой возвестил, что человеческое правосудие исполнилось. Это было в исход пятого часа. Войска и зрители разошлись в молчании, час спустя вся улица была убрана».

А петербургский губернатор Павел Голенищев-Кутузов представил императору докладную записку со словами: «По неопытности наших палачей и неумению устраивать виселицы при первом разе трое, а именно Рылеев, Каховский и Муравьев, сорвались, но вскоре были опять повешены и понесли заслуженную смерть».

 

Любопытно, что один из потомков казненного декабриста Муравьева - граф М.Н. Муравьев за усмирение польского восстания 1863 года получил прозвище «Вешатель». Когда ему напоминали про родственника-декабриста, тот отвечал: «Я не из тех Муравьевых, которых вешают, а из тех Муравьевых, которые вешают».

 

В 1826 году царским манифестом от 21 апреля отмена смертной казни произошла за общие преступления в Финляндии, но при издании в период правления Николая I Карантинного устава смертная казнь была определена за ряд преступлений, учиненных во время чумы.

 

В ХIХ веке в России некоторое время еще сохранялись старые виды казни. Так, в 1836 году в Москве были преданы огню два обвиненных в грабежах мужика и повинившаяся в поджоге дворовая девка князя Долгорукого, Марфа. Однако постепенно они уступали место «цивилизованным» видам наказаний – повешению и расстрелу.

Например, декабрист Иван Сухинов Военным судом при Главной квартире 1 армии в Могилеве был приговорен к смертной казни четвертованием. Но главнокомандующий 1 армии выразил свое мнение, что негоже четвертовать отважного гусара, участника Отечественной войны 1812 года и предложил его расстрелять. Впрочем, по высочайшей конфирмации 12 июля 1826 года ему и вовсе заменили казнь ссылкой в каторжные работы вечно.

Бравый гусар не пожелал мириться с прозябанием остатка жизни на Нерчинских рудниках и попытался поднять восстание. Однако был схвачен и приговорен к битью кнутом и расстрелу. Казнь он упредил самоубийством, повесившись в тюрьме. А вот пятеро его соратников по подготовке восстания: Бочаров, Голиков, Бондарев, Птицын и Непомнящий были расстреляны.

После этого двенадцать лет в России вообще не было смертных казней.

Правда, порой их заменяли телесные наказания шпицрутенами. Раздетого до пояса человека прогоняли через строй солдат, с длинными гибкими палками из лозняка, которыми они хлестали его. Эта экзекуция применялась в России с 1701 по 1863 год и обычно использовалась в виде наказания для солдат. Российский император Николай I на одном из смертных приговоров начертал «виновных прогнать сквозь 1000 человек 12 раз» и сделал приписку: «Слава Богу, смертной казни у нас не бывало и не мне ее вводить». Однако выжить человеку после 12 тысяч ударов, вероятно, было непросто.

 

После декабристов каких-то крупных революционных организаций не возникло, но зато как грибы после дождя стали плодиться мелкие. Вольнодумствовать в интеллигентской среде стало модно. А центрами вольнодумства стали столичные салоны, кружки офицеров и университеты. Одним из самых популярных стал кружок, созданный в 1840-х годах М.В. Буташевичем-Петрашевским, в который входили офицеры, чиновники, учителя, а также писатели и публицисты, в числе которых оказались Достоевский и Салтыков-Щедрин. Члены кружка называли себя «петрашевцами». Сначала они просто собирались по пятницам, чтобы порассуждать о судьбе России. Но со временем Петрашевский начал создавать и некие программные документы, например, «Проект освобождения крестьян», а радикальная часть его кружка стала агитировать за организацию восстания крестьян и уральского пролетариата.

Информация об этом дошла до властей, которая «прихлопнула» рассадник вольнодумства. Под следствие попали 120 «петрашевцев». 21 из них военный суд приговорил к смертной казни в виде расстрела, в их число попал и Федор Михайлович Достоевский.

3 января 1850 года приговоренным к смерти на Семеновском плацу зачитали приговор. Потом над головами осужденных преломили шпаги, что означало лишение их дворянского достоинства. Первых трех осужденных уже начали привязывать к столбам, раздалась команда «К заряду!» Все ждали, что вот сейчас прозвучит команда «Пли!» и грянет ружейный залп, но в последний момент подъехал в карете флигель-адъютант Его Императорского Величества Ростовцев, который зачитал решение Николая I о замене осужденным смертной казни каторжными работами и ссылкой.

Достоевскому казнь заменили 4-летней каторгой с лишением всех прав и последующей сдачей в солдаты. Эти десять страшных минут он потом описал в своем романе «Идиот».

 

При Александре II начало казаться, что смертные казни вовсе уходят в прошлое. Его правление ознаменовалось и сокращением практики использования телесных наказаний, которые подчас играли роль скрытой смертной казни. В военно-морском ведомстве Российской Империи в 1857 году к порке шпицрутенами были приговорены 607 человек, в 1858 - 577, в 1859 - 519, 1860 - 487. А 29 апреля 1863 в России отменены телесные наказания, а клеймения по суду вовсе были запрещены.

 

Однако нормы Уголовного уложения, по которым жила вся страна, не действовали на каторге. Каторжанская администрация имела право вынесения смертного приговора. Это было сделано для устрашения опасного контингента, который там содержался, и для своеобразной защиты этой самой администрации. Убийство одного каторжанина другим грозило ему лишь увеличением срока, а вот нападение арестанта на солдат конвоя, тюремных смотрителей, чинов администрации или врачей было чревато для него смертью.

После вынесения смертного приговора арестанты содержались отдельно, поскольку вполне резонно считалось, что им уже нечего терять. Всем смотрителям предписывалась особенная бдительность при контактах с ними. Вечером накануне казни приговоренный получал комплект чистого белья. Ночью следовали причащение Святых Тайн и исповедь. Обыкновенно уже после этого священник облачался в черную ризу, а смертник одевал полученное накануне чистое белье.

На казнь обычно выводили с рассветом. Перед эшафотом зачитывалась конфирмация, после чего сразу же начинали бить барабаны. Это заглушало брань осужденного и усиливало впечатление на арестантов, которых выводили посмотреть на казнь. На эшафоте палач набрасывал на смертника саван в виде большого мешка, после чего вставлял его голову в петлю, смазанную салом, и заставлял встать на специальный люк в полу, прозванный «западней». Помощник выбивал подпорки из-под «западни и приговоренный повисал на веревке. Часто после этого у него следовало непроизвольное опорожнение мочевого пузыря и кишечника, но длинный саван скрывал эти негативные моменты от взора присутствующих.

Любопытно, что хотя перед повешением с осужденных снимали кандалы и развязывали им руки, мало кто оказывал сопротивление палачу или пытался бежать. Видимо к моменту казни внутренне большинство приговоренных уже примирялось с ней. Известно, что в 1890 году активное сопротивление палачу Комлеву на эшафоте оказал ссыльно-каторжный Кучерянский, приговоренный к повешению за нанесение ран смотрителю Александровской кандальной тюрьмы Шишкову. Однако присутствующие при казни арестанты его не поддержали, а Комлев и конвой справились с Кучерянским и все-таки вздернули его на виселице. Последние слова его были: «Не робейте, братцы, смерть легка, веревка - тонка!»

Но даже и после этой казни руки смертникам связывать не стали, видимо считая, что это станет нарушением русской традиции.

 

Российская история с одной стороны богата разнообразными парадоксами, но с другой стороны многие из них легко объяснимы. Одним из таких парадоксов видятся крестьянские бунты после отмены крепостного права. Веками народ смиренно переносил крепостную кабалу и даже не думал о своем освобождении. За него приходилось думать и умирать декабристам. Но едва он получил волю, как начал бунтовать. Однако это выглядит парадоксально только если не учитывать психологию русского крестьянина. Бунтовать-то он стал не от того, что получил мало свободы, а от того, что получил мало земли.

Крестьяне, узнав, что им предстоит еще два года по-прежнему работать на барина, что наделы их уменьшатся, причем придется нести повинности, а затем платить за землю тяжелый выкуп, решили, что «добрый царь» не мог так обмануть их чаяния. Во всем виноваты местные власти, которые скрывают подлинную царскую грамоту. За первые пять месяцев 1861 г. произошло 1340 крестьянских волнений, а в целом за год — более 1850. Более 900 раз против крестьян посылались войска. В подавлении крестьянских волнений участвовали 64 пехотных и 16 кавалерийских полков.

Самым известным стал крестьянский бунт в селе Бездна Казанской губернии, где местный житель Антон Петров убеждал крестьян, что по царскому повелению вся барская земля отдается крестьянам бесплатно, и призывал не ходить на барщину и не платить оброк. Ему ужалось зажечь своими речами народ, который прогнал исправника и уездного предводителя дворянства, уговаривавших его смириться. Тогда в Бездну были присланы войска под началом генерал-майора Апраксина. Только после пятого залпа крестьяне разбежались, оставив на месте зачинщика бунта Петрова, а также около 70 убитых и более ста раненых, из которых 21 человек позже от ран скончался. Петрова суд приговорил к смерти, 16 апреля 1861 года он был расстрелян.

На рапорте Апраксина о подавлении крестьянских бунтов в Казанской губернии, Александр II начертал: «Не могу не одобрить действий гр. Апраксина; как оно ни грустно, но нечего было делать другого».

Однако крестьяне готовы были умирать за землю, но не за революцию. Когда в 1874 году воодушевленные идеями Бакунина, более тысячи молодых революционеров «пошли в народ» поднимать крестьянство на восстание, то вернулись ни с чем.

В целом жизнь в России во второй половине ХIХ века была довольно спокойной, а потому и казнили мало, что показывает статистика:

1878 г. — казнен 1 человек.

1879 г. — 16 человек.

1880 г. — 5 человек.

1881 г. — 5 человек.

1882 г. — 4 человека.

1883 г. — 1 человек.

1884 г. — 4 человека.

1885 г. — 1 человек.

1886 г. — 5 человек.

1887 г. — 5 человек.

1889 г. — 3 человека.

1890 г. — 2 человека.

 
   

Назад Далее

В начало страницы

 

Все права защищены. Copyright © А. Захаров, О. Логинов 2012-2016.  Последнее обновление: 24 декабря 2016 г.
При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательно указание автора, а также активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.all-crime.ru. 
Воспроизведение материала сайта или любой его части в печатных изданиях возможно только с разрешения автора.
Адрес электронной почты: admin@all-crime.ru.


Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика