Казни мира Энциклопедия казней

Казни мира

Энциклопедия казней

Главная ] Энциклопедия казней ] Библейские казни ] Казненные весельчаки ] Самосуд ] Казни животных ] Мистика казней ] Казни мертвых ] Обезглавленные королевы ] Казнь Марии Стюарт ] Казненные по ошибке ] Казни маньяков ] Семейство палачей ] Фашистские казни ] Нюрнбергские казни ] Палачки революции ] Российские палачи ] Знаменитые палачи ] Последние палачи ] За что казнили ведьм ] Смертная казнь в США ]


  Вверх
Библейские и языческие казни
Казни Древнего мира
Казни в Древней Греции
Казни в Древнем Риме
Смерть за веру
Древняя Русь
Казни "Золотой орды"
Инквизиторы-убийцы
Охота на ведьм
Религиозные процессы
Тамплиеры
Средневековье
Средневековая Англия
Иоанн Грозный
Курьезы смертной казни
Россия
Наказания мятежников
Царь Пётр I
Государыни императрицы
Казни фальшивомонетчиков
Ацтеки и инки
Казни пиратов
Французская революция
Палачи
XIX век
Казни против террора
Начало ХХ века
Гражданская война в России
Террор и антитеррор
Сталинские репрессии
Гитлеровская Германия
Казни фашистов
Смертная казнь в СССР и РФ
Англия. 20 век
США. 20 век.
Франция. 20 век.
Германия. 20 век
Соцстраны Восточной Европы
Азия. 20-начало 21 вв.
Смертельно опасные режимы
Казни палачей
Казни маньяков
Смертная казнь в мире. 21 век
Казненные по ошибке
Самосуд
Рекорды и казусы правосудия
Мистические совпадения



 

Олег Логинов

Наказания мятежников

Дуб реформации
Девять из оставшихся в живых руководителей восстания были преданы обычной казни за измену – повешению не до полного удушения, потрошению и четвертованию. Их повесили прямо на «дубе реформации»

 

Самым жестоким и мучительным казням в Средневековье подвергали мятежников, злоумышлявших против царской или королевской власти. Чтобы другим неповадно было, над ними как только не издевались, чтобы смерть показалась мятежникам счастливым избавлением от мук.

Иосиф Генесня в «Истории царств» описывает печальную участь Фомы Славянина поднявшего восстание против византийского императора в IX веке. Хотя нет точных данных о происхождении Фомы, но в истории он остался как «Славянин».

Восставших византийский император осадил в городе Аркадиополе и подверг их мукам голода. Сначала мятежники вынуждены были есть зловонные туши умерших лошадей, потом их шкуры. А когда есть стало совсем нечего, мятежники схватили Фому Славянина и выдали его императору. Тот с радостью попрал шею Фомы ногами и приказал отрубить ему обе руки и ноги, после чего посадить на кол.

 

Печальная участь постигла и Бабека из Азербайджана, поднявшего восстание против арабского халифа. Возглавив хуррамитскую общину, Бабек заронил в сердцах хуррамитов идею по освобождению от арабского господства, уничтожению ислама и восстановлению религии предков — зороастризма. Освободительная война азербайджанского народа протекала по обычному для Азии сценарию – вырезанию противника. Сначала восставшие хуррамиты вырезали всех арабов в окрестностях Базза. Потом начали резать их и в других областях. Когда Бабек за 20 лет овладел почти всех территорией Азербайджана, на его счету значилось уже свыше 200 тысяч казненных и лишь только около 10 тысяч человек взятых в плен.

Халиф Мутасим поручил войну с Бабеком своему полководцу Афшину. Тот, проявив хитрость, заманил Бабека в засаду и там разбил его армию, уничтожив свыше 80 тысяч азербайджанцев. Бабек бежал и укрылся у своего союзника, князя Хачена Сахла Смбатяна. Тот выдал беглеца арабам, но сделал это так, чтобы Бабек был схвачен посланным Афшином отрядом во время устроенной Сахлом охоты. За предательство Смбатян получил от халифа поистине царскую награду: право царской властью управлять Арменией, Иверией и Алуанком.

Казнь Бабека халиф превратил в фантастическое шоу, аналогов которому трудно найти в мире.

Доставленным в столицу Халифата город Самарру Бабека и его брату Абдаллаху сначала дают вкусить царские почести. Их одевают в царские одежды, обшитые жемчугами и драгоценными камнями. Потом Бабека сажают на громадного серого слона, подаренного царём Индии, а Абдаллаха — на великолепную бактрийскую верблюдицу. В таком виде они следуют к дворцу халифа под конвоем арабских воинов, одетых в праздничные одежды.

Казнь по описанию М. Томара получилась красивой и чрезвычайно жестокой:

«Бесчисленные дворцовые постройки, составлявшие сами по себе целый город, были все украшены драгоценными коврами. Во дворе перед дворцом на золотых цепях были прикованы сотни львов. По залам дворца была расставлена личная гвардия халифа в драгоценном вооружении, затем семь тысяч белых рабов и семьсот высших придворных чинов. Стены были обвешаны десятью тысячами позолоченных панцирей и дорогим оружием. Пленников вслед за полководцем повели через знаменитую залу, где посредине мраморного бассейна стояло дерево с восемнадцатью ветками, сделанными целиком из золота; на нём сидели золотые птицы, у которых вместо глаз блестели драгоценные каменья. Наконец они вошли в тронный зал, убранный великолепными коврами исключительной редкости и ценности.

Мутасим восседал на троне. Перед ним была разостлана „кожа казней“ и стоял палач. Казни совершались по старому обычаю, на куске кожи в присутствии халифа. Когда подошёл Афшин, халиф посадил его вблизи себя на почётное место. Затем подвели к трону Бабека. У Бабека был палач по имени Нуднуд. В столицу Афшин привёз его вместе с другими пленными. Ему и поручил Мутасим казнь Бабека и его брата Абдаллаха.

С Бабека снимают одежду и раздевают догола. После этого палач отрубает ему правую руку и ударяет этой рукой несколько раз Бабека по лицу, то же делает с левой рукой. Затем палач отрубает ему обе ноги. Потом ему вспарывают живот и только после этого ему отрубают голову».

Однако есть и другие свидетельства, что голову Бабеку отрубили только после смерти. А до этого зашили его в сырую бычью кожу, чтобы оба коровьих рога пришлись к заушным впадинам. Зашитого в мешок Бабека повесили еще живым, он страдал пока кожа сохла и умер в мучениях.

После этого туловище азербайджанского мятежника прибили к кресту и выставили на окраине Самарры, это место с тех пор называется «Крест Бабека». Голову же бунтовщика перевозили из города в город для устрашения их жителей.

Победивший Бабека полководец Афшин обрел своим воинским успехом слишком большую славу в народе. Халиф его сначала озолотил, наградив двумя миллионами дирхемов. А потом бросил в тюрьму, где Афшина уморили голодом и жаждой.

Бабек же до сих пор почитается в Азербайджане как национальный герой. Ему ставят памятники, а его именем называют улицы.

 

Страшной расправе был подвергнут руководитель крестьянского восстания в Венгрии в 1514 году Дьердь Дож. Взятого в плен, его посадили на раскаленный трон и короновали раскаленной короной. По некоторым данным, такой же казни подвергли и его молодую жену.

 

Жестокость расправ над мятежниками можно проиллюстрировать событиями из истории Англии. Правда там судьи не блистали особой фантазией, а свято блюли традиции и веками приговаривали бунтовщиков к одной и той же казни, представлявшей собой «три в одном» – повешенью не до полного удушения, потрошению и четвертованию.

После убийства вождя восставших, Уота Тайлера, в Лондоне начался террор. Там отлавливали всех людей, похожих на крестьян и волокли их к импровизированной плахе, сооруженной в Чипсайде. Среди прочих там были обезглавлены лидеры восставших: Джек Строу, Джон Керби, Алан Тредор и другие. А потом террор распространился по всей стране.

Вся Южная Англия покрылась виселицами и плахами. Король Ричард отменил свою хартию, даровавшую прощение восставшим, когда они были сильнее его. В новом указе говорилось: «Рабами вы всегда были, рабами навсегда и останетесь».

Одного из руководителей восстания, Гриндкобба, захватили в Сент-Олбансе. Судья Трессильян предложил ему свободу и жизнь в обмен на возвращение хартий, подписанных королем. Но тот отказался и был предан казни вместе 15-ю своими соратниками.

Уже с петлей на шее Гриндкобб обратился к собравшейся толпе со словами:

- Друзья! Вы после стольких лет гнета и бесправия, увидевшие крохотный лучик свободы, будьте тверды, и пусть моя смерть вас не устрашит. Умирая за дело свободы, я счастлив, что ухожу из жизни, как мученик.

Главный идеолог восставших Джон Болл, знаменитый своей проповедью на основе народной присказки: «Адам пахал, и Ева пряла нити паутин, а кто же был над ними господин?», попал в плен в Ковентри. Он не поддался на уговоры спасти душу раскаяньем, и 15 июля был казнен. Сначала Джона Бола повесили не до полного удушения, а потом выпотрошили и четвертовали. А части его тела прибили гвоздями в «четырех углах Англии».

Примерно также был казнен другой вождь восставших Джон Листер. Части его тела были прибиты к воротам городов Харидж, Ярмут и Линн, а также к дому, служившему его штаб-квартирой в Норидже.

 

Руководитель другого восстания Джек Кэд не преследовал цели свергнуть власть короля, а хотел лишь довести до него свои 15 жалоб, суть которых сводилась к следующему: монарха окружают продажные фавориты, которые без зазрения совести грабят государственную казну, покрывая свое воровство за счет непомерных налогов на народ; добиться чего-либо можно только при помощи взяток и обмана; приближенные короля не оплачивают долгов, сделанных ими во время поездок по стране; честных людей несправедливо обвиняют в измене, чтобы бароны «на законном основании» могли конфисковывать их собственность и земли; народ стонет от произвола слуг короля, действующая система налогообложения разорительна для народа.

Король Генрих VI вместо ответа на жалобу отправил против восставших отряд под командованием сэра Стаффорда. Однако повстанцы Кэда разбили этот отряд и заняли Лондон. Раз король не пожелал наказать своих заворовавшихся приближенных, это сделала толпа. Вначале был обезглавлен кентский шериф Кроумер, а потом лорд-казначей Англии Сей-энд-Сел.

Генрих VI одолел повстанцев Джека Кэда обманом и экономическими санкциями. Сначала он будто бы пообещал Кэду и его сторонникам прощение, а потом объявил награду за голову Джека – тысячу марок и за голову каждого из его соратников 5 марок. «Охотник за головами», оруженосец Алекскандр Идеен, выследил и убил Джека Кэда. После смерти вождя восставших четвертовали, а отрубленные части его тела выставили в Бэкхите, Солсбери, Норидже и Глостере.

 

В 1549 года в Англии опять вспыхнули волнения. 9 июля восставшие собрались под большим дубом, получившим позже название – «дуб реформации» и избрали своим вождем зажиточного дубильщика Роберта Кета. Повстанцы захватили крупный город Норидж и укрепились в нем.

Войска восставших разбил с помощью пушек граф Уорвик. Девять из оставшихся в живых руководителей восстания были преданы обычной казни за измену – повешению не до полного удушения, потрошению и четвертованию. Их повесили прямо на «дубе реформации». Еще тридцать человек были казнены аналогичным образом в Норидже. А три сотни пленных повстанцев просто развесили на городских стенах, где они болтались пока от их тел не пошел невыносимый трупный смрад.

Плененных Роберта Кета и его брата Уильяма граф Уорвик привез в Лондон. Там их судили и вернули в Норидж для исполнения приговора в виде смертной казни. 7 декабря Роберта Кета, привязав к повозке, протащили по улицам города, а затем подвергли медленному удушению на стене Нориджского замка. Такая же участь постигла и его брата Уильяма, который был повешен на башне аббатства в Уаймондхэме.

 

В 1660 году английский король Карл II исполнил свою клятву – предать смерти всех тех, кто поставил подпись на смертном приговоре его отцу – королю Карлу I. По приказу Карла II 9 человек были лишены головы на плахе.

Красивую фразу произнес на эшафоте Ричард Рамболд, выражая собравшейся толпе протест против королевской власти: «Я убежден, что Бог ни одного человека не наделял правом властвовать над другими, ибо как никто не появляется на белый свет с седлом на спине, так никто не рождается и со шпорами на ногах, чтобы погонять других».

 

При том, что в Англии никогда не церемонились с мятежниками, особо жестокой считается расправа над сторонниками герцога Монмаута, поднявшего в 1685 году восстание против короля Якова II. Противостояние между ними было обусловлено не только борьбой за власть, но и религиозными противоречиями. Яков был католиком, а Монмаут – протестантом.

Народ с воодушевлением встал под знамена Монмаута, но королевская армия оказалась сильнее. Разгромленный в решающем сражении, Монмаут спрятался в придорожной канаве, где его нашли и доставили в Тауэр. «Протестантский герцог» выразил готовность перейти к католическую веру и униженно валялся в ногах у короля, вымаливая себе прощение. Однако 15 июля он был казнен на тауэрском холме. Его казнь вошла в историю, как одна из самых непрофессиональных. Палач нанес Монмауту пять ударов топором, а потом еще ножом отделял его голову от туловища.

Решать судьбы пленных повстанцев был послан верховный судья Английского королевства Джеффрис, который устроил им жестокую расправу, прозванную «кровавым судом».

У Джеффриса было всего четыре помощника, поэтому он судил повстанцев сразу партиями по несколько десятков человек и не слушал уверений в невиновности. Например, в Рорчестере уже в первый день перед ним предстали 98 человек. Всех их он приговорил к повешению до неполного удушения, потрошению и четвертованию.

За 9 дней Джеффрис вынес повстанцам 1336 смертных приговора. Палачи не успевали приводить их в исполнение, хотя им в помощь были переданы мясники. Тогда было решено осужденных не лишить жизни, а продавать на плантации в Вест-Индию. Таким образом в знаменитом романе Саббатини оказался на сахарной плантации капитан Блад.

 

Еще один народный бунт, известный как «пентрихское восстание» вспыхнул 9 июня 1917 года. Но как быстро вспыхнул, столь же быстро и погас под воздействием 15-го драгунского полка вставшего на дороге у восставших. Их вожди: чулочник Брандрет, шахтер Лудлэм и каменщик Тернер по традиции были приговорены к повешению не до полного удушения, потрошению и четвертованию.

 

В начале XIX века бурно прогрессирующий капитализм в Англии столкнулся с существенной проблемой – «луддитами» - разрушителями машин. Это была довольно отлаженная организация с хорошей конспирацией. Поэтому так и осталось загадкой -кто же направлял вылазки «подданных короля Луда», которые по ночам крушили станки при помощи тяжелого кузнечного молота.

В 1811 году удалось поймать 7 ноттингемских луддитов. Их приговорили к наказанию по статье за самовольную порчу промышленного оборудования. По этой статье санкция предусматривала депортацию в австралийские лагеря для осужденных преступников на срок до 14 лет.

Однако парламенту показалось наказание в виде отправки в Австралию слишком легким и он утяжелил его до смертной казни. Но поэт лорд Байрон рьяно встал в палате лордов на защиту луддитов.

В 1830 году мода на разрушение машин перекинулась из города в деревню. В сельской местности стали уничтожать сельскохозяйственные машины на зажиточных фермах. Сельские разрушители не были столь хорошо организованы, а потому их довольно быстро переловили. 9 человек приговорили к смертной казни, а еще 457 – к ссылке на каторгу.

 

Не церемонились с мятежниками и во Франции.

В XIV веке в разгар Столетней войны во Франции вспыхнуло народное восстание, получившее название «Жакерии».

При поддержке городской черни Жаки вошли в Мо. Но на рыночной площади их встретило рыцарское ополчение, которое опрокинуло плохо вооруженных и не организованных мятежников. Около 7 тысяч восставших рыцари перебили, остальных изгнали из города. А после победы рыцари подожгли усмиренный город и сожгли его дотла со всей городской чернью.

Король Наварры попросил перемирия у вождя жаков Гильома Шарля и выразил желание переговорить с ним. Шарль пошел к нему запросто, не потребовав никаких заложников. И в результате был схвачен, после чего казнен. Но перед смертью его еще подвергли истязанию – короновали раскаленным треножником. После казни вождя восставших и разгрома жаков дворяне учинили жестокую расправу восставшим крестьянам. В городе Жэрберэй около 300 крестьян, закрывшихся в храме, сожгли заживо. В Бри Жаков вешали на дверях их хижин.

 

В романе Дюма «Три мушкетера» кардинал Ришелье предстает главным интриганом. Однако поневоле станешь интриганом, когда против тебя то и дело возникают заговоры.

Герцог Орлеанский, брат короля, герцог Бульонский и примкнувший к ним обер-шталмейстер Сен-Мар, бывший фаворит короля, решили с помощью Испании поменять власть во Франции. Гастон Орлеанский намеревался в случае удачи занять престол, Сен-Мар – место Ришелье, а испанцы - получить выгодный мир, которого они давно и тщетно добивались, воюя с Францией. Однако Ришелье помогла королева Анна Австрийская, которая передала ему текст хранившегося у нее тайного договора Гастона Орлеанского с Испанией. Имея на руках неопровержимое доказательство измены, Ришелье добился у короля разрешения арестовать высокопоставленных заговорщиков.

Сен-Мар, узнав, что тучи над его головой сгущаются, попытался сбежать. Однако городские ворота Парижа оказались закрыты и ему пришлось найти убежище в бедной лачуге. Там его и арестовали. Герцоги Орлеанский и Бульонский заслужили прощение короля Людовика XIII, раскаявшись, выдав своих сообщников и простившись с некоторыми из своих владений. Поэтому из руководителей заговора на плаху отправился один Сен-Мар.

Альфред де Виньи в романе «Сен-Мар, или Заговор при Людовике XIII» так описал казнь бывшего королевского фаворита:

«12 сентября 1642 года в Лионе на заре из всех городских ворот стали сходиться или съезжаться пехотные и кавалерийские войска... Четыре роты лионских буржуа, называемых знаменосцами - 100-120 тысяч человек - построились на площади Терро... Посреди площади был воздвигнут эшафот семи футов вышиной, а на нем - столб, перед коим поместили плаху... К оному эшафоту со стороны Дам де Сан-Пьер приставили лестницу в восемь ступеней...

После трижды прозвучавших сигналов трубы был оглашен приговор лионского суда...

Сен-Мар обнял де Ту и первым взошел на эшафот и оглядел огромное скопление народа, на лице его не было и тени страха. Сен-Мар поклонился на все четыре стороны, стал на колени, воздавая хвалу Господу и вручая ему свою душу. В то время как он целовал распятие, священник велел народу молиться за него, а Сен-Мар, подняв распятие и соединив над головой руки, обратился с той же просьбой к народу. По доброй воле встал он на колени перед плахой, крепко обхватив ее, положил на плаху голову и спросил у исповедальника: «Отец мой, так ли я держу голову?»

Пока ему обрезали волосы, он молвил, вздыхая: «Боже мой, что такое мир сей? Боже мой, прими мою мученическую смерть во искупление грехов моих». И, обратившись к палачу, который стоял рядом, но еще не вынимал топор из мешка, он спросил: «Чего же ты ждешь, почему медлишь?»

Духовник, приблизившись, дал ему крест, а он с невероятным присутствием духа попросил держать распятие у него перед глазами, которые попросил не завязывать.
Сен-Мар крепче обнял плаху, и в воздухе сверкнул топор...

Де Ту палач нанес три удара, прежде чем голова осужденного упала на помост.

Старый слуга Сен-Мара, державший его лошадь, как то подобает при погребальном шествии, остановился у подножия эшафота и смотрел на своего господина, вплоть до ужасного конца, затем рухнул мертвый».

 

На Руси, как и везде бунтовщиков не жаловали, а потому обращались с ними с особой жестокостью. Причем подчас казнили не только зачинщиков, а всех.

Особенно были распространены массовые казни мятежников в 17 веке. Когда бунтовщиков было сравнительно немного, их вешали, когда много - топили.

 

Одним из первых крупных возмутителей царского спокойствия в российском государстве стал Иван Болотников. Говорят, что он происходил из обнищавших боярских детей. От бедности даже продался в холопы к князю Телятевскому, от которого бежал к вольным казакам.

Был взят в плен татарами, которые продали Болотникова в рабство туркам. В качестве гребца-невольника участвовал в ряде морских сражений. Освобожденный итальянцами, Болотников вернулся в Россию, где примкнул к Лжедмитрию I, который сделал его воеводой. После гибели Лжедмитрия I в 1606 году Болотников начал боевые действия против власти царя Василия Шуйского, именуя себя «воеводой царевича Дмитрия». Из-за того, что Болотников охотно брал в свое войско крепостных крестьян, его борьбу с правительственными войсками стали называть крестьянским восстанием, что не совсем верно.

Шуйский оказался сильнее, его армия одолела болотниковцев, а потом подвергла их жестокой расправе. В 1607 году около четырех тысяч мятежников утопили. Один из очевидцев так описывал их казнь:

«Людей в Москве ежедневно топили. Эта казнь столь ужасная, что ее нельзя представить себе, совершалась в Москве уже два года сряду и все еще не прекращалась. Весною во время половодья вместе со льдом были выбрасываемы на равнину человеческие трупы, изъеденные щуками и другими рыбами. Эти трупы, покрытые раками и червями, точившими их до костей, лежали целыми тысячами и гнили. Всё это я сам видел в Москве...

Пленных мятежников каждую ночь выводили сотнями, ставили в ряд и убивали их как быков, ударяя дубиной по голове, а тела спускали под лед в Яузу».

Болотникова же в октябре 1607 года сослали в Каргополь, где ослепили, а потом тоже утопили.

 

Донского атамана Степана Тимофеевича Разина советская пропаганда наградила званием народного героя, борца с царским произволом. По старым понятиям он - предводитель Крестьянской войны 1670-1671 годов, а по новым – просто разбойник.
Во второй половине 1980-х в России, во времена перестройки, многие культовые фигуры стали развенчиваться. Помнится, тогда в весьма прогрессивном журнале по тем временам – «Сельской молодежи» появилась статья, по новому раскрывавшая образы старых героев. Автор, в частности, раскопал информацию про Стеньку Разина - почему тот совершил свой поход в Персию. Оказывается в Персии произошло сильное землетрясение. Крепостные стены городов и дома были разрушены, народ с нажитым имуществом сидел под открытым небом, ну, просто приходи и грабь. Что и сделал Степан Тимофеевич.

Скорее всего, Степан Разин не являлся в чистом виде ни вождем восставшего против самодержавия народа, ни разбойником. А был лишь сыном своего времени и отважным казачьим атаманом.

Против власти Разин поднялся с оружием в руках из-за урезания царем казацких вольностей и в связи с жестокой расправой в 1665 году князя Ю.А. Долгорукова над старшим братом Степана - Иваном за попытку вместе с отрядом казаков самовольно покинуть театр военных действий против поляков.

Любой бунт на Руси, как правило, становился источником страшного кровопролития. Не стало исключением и бунт Степана Разина.

Замечено, что жестокость людей зачастую усиливается по мере роста их амбиций. Пока Стенька Разин был простым казачьим атаманом и разбойничал на Дону, он был более милостив. Например, разбив и захватив в плен возле Черного Яра московского воеводу Беклемищева, он приказал всего лишь высечь его. А вот став предводителем крестьянского восстания, Степан Тимофеевич Разин плененных противников уже не жалел. Этот народный вождь привлекал на свою сторону бедный люд «прелестными (от слова «прельщать») письмами, в которых призывал истреблять: воевод, дворян, бояр, приказных людей, «изменников вывадить и мирских крапивцев вывадить».

И в своем масштабном освободительном походе по Волге Степан Разин оправдывал слова делом – во множестве предавая пыткам и казням дворян, чиновников и царских офицеров. Так, после захвата им Царицына разинцы проволокли плененного воеводу Тимофея Тургенева с петлей на шее до Волги, где и утопили. Особенно Разин «отличился» при взятии Астрахани. Руководителя обороны этого города князя Прозоровского по его приказу сбросили с колокольни на крепостные стены. А потом казнили и других пленных.

В октябре 1676 года 20-тысячное войско Разина было разбито, а самого атамана пленили зажиточные казаки под руководством войскового атамана Корнила Яковлева, которые выдали его московским властям.

Въезд в Москву Степана Разина с братом Фролом в 1671 году описал один из очевидцев:

«Везли из-за Тверских ворот на телеге высокой, а в телеге было впряжено три лошади ямских; да около вора сидели стрельцы четыре человека, с дубиньем, в саблях и не велели ему ничего говорить едучи. Да за ним же, вором, вели товарища его на чепях два человека стрельцов. А сделана была ему, вору, на телеге виселица, и топор воткнут, и плаха положена перед ним, и петля над ним повешена, и весь роскован по столбам... А везен в кафтанишке черном в сермяжном, да в чулках белых, да в бахалках солдатских... А как его, вора, везли из-за Тверских ворот, смотреть ездили всяких чинов люди и весь народ Московского государства».

Везли Степана Разина стоя, чтобы больше народа могли на него поглазеть, на него был одет специальный ошейник с ручками. Ошейник был прикован к возку короткой цепью, чтобы пленник не мог сесть. Подобный ошейник был надет и на брата Степана – Фрола. Только он был прикован к возку и вынужден был бежать за ним следом. На ошейниках братьев Разиных были специальные ручки, за которые стражники могли волочь пленников, вздумай те сопротивляться.

Кроме того, цепи, в которые их заковали, специально были освящены в церкви, чтобы бунтовщики ненароком не сбежали.

В Москве Разина жестоко пытали (избивали, выворачивали суставы, жгли на горячих углях), но он мужественно переносил все экзекуции, не проронив ни слова. По городу поползли слухи, будто Стенька заколдован – ни огонь его не берёт, ни дыба, ни железо… Тогда его решили образцово-показательно казнить на виду у всего честного народа.

6 июня 1671 года в Москве на Красной площади был казнен мучительной смертью для назидания всем прочим бунтовщикам «вор, изменник и богоотступник» Степан Разин. Ему сначала отрубили руки, потом ноги и лишь после – голову. Тело Разина было рассечено на части, воткнуто на колья, а внутренности брошены на съедение собакам.

 

Одной из соратниц Степана Разина была Алена Арзамасская. Эта простая крестьянка была не чета персидской княжне. Ее Стенька Разин вряд ли посмел бросить в Волгу. Складывается впечатление, что Алена сама могла бросить в Волгу любого мужика. По свидетельству летописцев она отличалась недюжей силой и непревзойденной меткостью при стрельбе из лука. Причем ее лук был настолько тугой, что никто из пленивших ее солдат не смог натянуть его.

Став вдовой в молодые годы, Алена постриглась в монахини в женском Николаевском монастыре под Арзамасом. Но когда началось восстание Разина, сбросила монашеские одежды, собрала отряд в несколько сот человек и овладела с ним городом Темников, которым управляла более двух месяцев.

Однако 4 декабря 1670 года Темников был взят царскими войсками под командованием воеводы Ю.А. Долгорукова. Алена укрылась в церкви и отстреливалась из лука до последней стрелы, при этом убив еще семь или восемь солдат. Когда стрелы кончились, она отшвырнула лук и саблю и припала к церковному алтарю. Только после этого ее пленили ворвавшиеся в церковь солдаты.

В неволе Алену подвергли страшным пыткам, а потом казнили путем сожжения в срубе. Немец Иоганн Фриш так описывал ее казнь:

«Через несколько дней после (казни Разина) была сожжена монахиня, которая, находясь с ним (заодно), подобно амазонке, превосходила мужчин своей необычной отвагой… Ее мужество проявилось также во время казни, когда она спокойно взошла на край хижины, сооружённой по московскому обычаю из дерева, соломы и других горючих вещей, и, перекрестившись и свершив другие обряды, смело прыгнула в неё, захлопнула за собой крышку и, когда всё было охвачено пламенем, не издала ни звука».

Существует легенда, что царица, дабы навеки вычеркнуть из памяти народной имя Алены Арзамасской запретила под страхом смерти употреблять имя Алена. После этого возникло заблуждение, что имя Алена – производное от Елены. На самом деле это никакое не производное, а нормальное старорусское имя.

 

Походный атаман донских казаков Кондратий Булавин, как и другой атаман – Стенька Разин, мало походил на борца за свободу крестьян. Он был сообщником изменника гетмана Ивана Мазепы и скорее преследовал свои цели, чем народные. Просто поводом для его восстания стало то, что полковник князь Юрий Долгоруков, по Царскому указу, в восьми казацких станицах схватил и выслал на прежние жилища до 3 тысяч беглых людей из России. Это вызвало возмущение среди казаков. И тогда это возмущение возглавил Степан Булавин. Ночью он напал на князя Долгорукова, убил его и всех бывших при нём офицеров и солдат, числом около тысячи человек.

А потом учинил расправу над лояльными России казаками. Захватив город Черкасск, мятежники отрубили головы атаману Лукьяну Максимову с четырьмя старшинами, удушили пятого старшину Ефрема Петрова, после чего провозгласили Булавина войсковым атаманом.

Однако верные царю казаки вскоре отбили Черкасск обратно. 7 июля 1708 года они окружили дом, где укрылся Булавин со своими ближайшими соратниками и решили его поджечь. Буславин увидев, что дом обкладывают камышом, решил не ждать гибели в огне, и застрелился из пистолета. Позже в Азове был предан казни его труп, которому отрубили голову, после чего повесили.

 

Но самым масштабным народным бунтом в России было, безусловно, восстание Емельяна Пугачева. Его войсками была захвачена огромная территория, на которой он огнем, мечом и казнями устанавливал свой порядок.

Емельян Пугачев, провозгласивший себя царем, и вел себя в соответствии со своими представлениями о том как должен казнить и миловать самодержец. Должно быть кого-то он, кроме героя из пушкинской «Капитанской дочки», и миловал, но еще больше казнил. А поскольку в конечном итоге именно Пугачев оказался побежденным, то его противники смогли составить детальный реестр злодеяний бунтовщика-самозванца.

В «Материалах для истории пугачевского бунта», опубликованных академиком Яковом Гротом в 1875 году приводятся такие данные о казненных Пугачевым:

«Страдальческой смертью замучено: дворян — 67, их жен — 90, обоего пола детей — 94. Перебито до смерти дворян — 232, их жен — 103, младенцев — 49. Повешено дворян — 335, их жен — 231, обоего пола детей 99. Застрелено дворян — 76, их жен — 16, обоего пола детей — 29. Потоплено дворянских младенцев — 15. Заколото дворян — 43, их жен — 13, обоего пола детей — 16. Изрублено дворян — 43, их жен — 21. Итого: дворян, их жен и детей разными смертями умерщвлено 1 572.

Повешено священников — 102, да в ризах и с крестами — 4, их жен — 47, дьяконов — 25, причетчиков — 59. Итого: священников и церковнослужителей с их женами истреблено — 237. Унтер-офицеров и прочих нижних чинов умерщвлено — 118, их жен —14. Разночинцев — 716, их жен — 105, обоего пола детей — 39. Канцелярских служителей — 45. Итого: унтер-офицеров и приказных служителей их женами и детьми истреблено — 1 037. Всего дворян и прочих чинов истреблено — 2 791».

Из этой сухой статистики наглядно видно каким методам казни народные борцы за свободу отдавали предпочтение: повешение, расстрел, утопление и простое порубание без лишних проволочек. Впрочем порой пугачевцы проявляли и жестокую изобретательность.

Так Александр Пушкин в свой «Истории Пугачева» описывал взятие крепости Татищевой. Ее защитники под началом полковника Елагина оказали бунтовщикам отчаянное, хотя и безнадежное сопротивление. Пугачевцы ворвались в дымящиеся развалины крепости, схватили офицеров и приступили к расправе над ними и их близкими. Пушкин описывал это так: «Билову отсекли голову. С Елагина, человека тучного, содрали кожу; злодеи вынули из него сало и мазали свои раны. Жену его изрубили. …Вдова майора Веселовского, бежавшая из Рассыпной, также находилась в Татищевой. Ее удавили. Все офицеры были повешены. Несколько солдат и Башкирцев выведены в поле и расстреляны…».

Казнями Емельян Пугачев хотел запугать власть, но и та действовала схожими методами. Чтобы испугать мятежников, в Москве был публично казнен «в страх бездельникам» захваченный в плен соратник Пугачева - Белобородов. Князь М.Н. Волконский, руководивший экзекуцией, 6 сентября 1774 года рапортовал Екатерине II, что «учинена смертная казнь отсечением головы при многих тысячах смотрителей, не только городовых жителей, но и поселян, ибо я принаровил сию экзекуцию в торговый день, то многое число крестьян, на торг приехавших, в числе смотрителей были. И тако повсюду слух скоро разнесется и я надеюсь, всемилостивейшая государыня, что сей страx хороший в черни эфект сделает».

Но с гораздо большей помпой была позже обставлена казнь самого Пугачева 10 января 1775 года в Москве на Болотной площади. О ней было объявлено заранее, а потому все окрестности лобного места и даже крыши домов были усеяны зрителями.
Сцена казни хорошо описана в записках И.И. Дмитриева, их даже использовал А.С. Пушкин в своей книге «История Пугачева». Дмитриев писал:

«В десятый день января тысяча семь сот семьдесят пятого года, в восемь или девять часов по полуночи, приехали мы на болото; на середине его воздвигнут был эшафот, или лобное место, вкруг коего построены были пехотные полки. Начальники и офицеры имели знаки и шарфы сверх шуб, по причине жестокого мороза. Тут же находился и обер-полицеймейстер Архаров, окруженный своими чиновниками и ординарцами. На высоте или помосте лобного места увидел я с отвращением в первый раз исполнителей казни. Позади фрунта всe пространство болота, или, лучше сказать, низкой лощины, все кровли домов и лавок, на высотах с обеих сторон ее, усеяны были людьми обоего пола и различного состояния. Любопытные зрители даже вспрыгивали на козлы и запятки карет и колясок. Вдруг всe восколебалось, и с шумом заговорило: везут, везут! Вскоре появился отряд кирасир, за ним необыкновенной высоты сани, и в них сидел Пугачев: насупротив духовник его, и еще какой-то чиновник, вероятно секретарь Тайной экспедиции, за санями следовал еще отряд конницы.

Пугачев с непокрытою головою, кланялся на обе стороны, пока везли его. Я не заметил в чертах лица его ничего свирепого. На взгляд он был сорока лет; роста среднего, лицом смугл и бледен; глаза его сверкали; нос имел кругловатый; волосы, помнится, черные и небольшую бороду клином.

Сани остановились против крыльца лобного места. Пугачев и любимец его Перфильев, в препровождении духовника и двух чиновников, едва взошли на эшафот, раздалось повелительное слово: на караул; и один из чиновников начал читать манифест. Почти каждое слово до меня доходило.

При произнесении чтецом имени и прозвища главного злодея, также и станицы, где он родился, обер-полицеймейстер спрашивал его громко: "Ты ли донской казак Емелька Пугачев?" Он столь же громко ответствовал: "так, государь, я донской казак, Зимовейской станицы, Емелька Пугачев". Потом, во всe продолжение чтения манифеста, он, глядя на собор, часто крестился, между тем, как сподвижник его Перфильев, немалого роста, сутулый, рябой и свиреповидный, стоял неподвижно, потупя глаза в землю. По прочтении манифеста, духовник сказал им несколько слов, благословил их и пошел с эшафота. Читавший манифест последовал за ним. Тогда Пугачев сделал с крестным знамением несколько земных поклонов, обратясь к соборам; потом с уторопленным видом стал прощаться с народом; кланялся на все стороны, говоря прерывающимся голосом: "прости, народ православный; отпусти мне, в чем я согрубил пред тобою; прости, народ православный!" - При сем слове экзекутор дал знак: палачи бросились раздевать его; сорвали белый бараний тулуп, стали раздирать рукава шелкового малинового полукафтанья. Тогда он сплеснул руками, опрокинулся навзничь, и вмиг окровавленная голова уже висела в воздухе: палач взмахнул ее за волосы. С Перфильевым последовало то же».

Пугачева с Перфильевым четвертовали. Им отсекли головы, руки и ноги. Причем за счет того, что их сначала обезглавили, сократили их страдания. Отрезанные части тела несколько дней были выставлены у московских застав, а после сожжены вместе с телами и пепел развеян.

Еще трое из числа руководителей пугачевского бунта: Максим Шигаев, Василий Торнов и Тимофей Подуров были повешены.

Екатерина II не стала подвергать бунтовщиков-пугачевцев массовым казням, ограничившись лишь показательным умерщвлением самых главных из них. Например, организатора мятежа в Башкирии и генерала пугачевского войска Салавата Юлаева она оставила в живых. Правда дальнейшая судьба его была безрадостной. Приговоренный к пожизненной каторге Салават Юлаев 19 ноября 1775 года был доставлен на каторгу в Рогервик на территории нынешней Эстонии, где и скончался 8 октября (26 сентября по ст. стилю) 1800 года.

Жена Пугачева - Софья, дети, а также вторая жена – «императрица» Устинья были сосланы навечно в Кексгольм.

 

Гораздо менее, нежели казни пугачевцев известны расправы над польскими мятежниками.

Северин Наливайко возглавил восстание крестьян и казаков на Украине в конце 16 века. Захватив несколько городов, Наливайко отправил письмо польскому королю Сигизмунду 3 с просьбой отвести казакам свободную землю между реками Бугом и Днестром в обмен на обязательство помогать Речи Посполитой в войнах с соседними странами. Однако король вместо ответа послал восставшим войска для их усмирения. В мае 1596 года на урочище Солонице казаки, отгородившись возами в четыре ряда, больше двух недель выдерживали осаду поляков, окруживших табор с трёх сторон (с четвертой стороны было болото). Но недостаток провизии сломил их дух к сопротивлению. Казаки предали Наливайко и передали его полякам, желая спасти свою жизнь. Наливайко отправили в Варшаву, где после двухлетнего заключения и пыток его казнили в 1597 году.

По одной версии его сожгли живьем в медном быке, по другой – просто обезглавили.

 

Иван Гонта поднял бунт против польских магнатов и стал одним из вождей гайдамаков. Говорят, что его выдал польским властям российский полковник Гурьев, обещавший гайдамакам поддержку русских войск.

Гонта был осужден особым церковным трибуналом, который состоял из трех монахов и ксендза. После десятидневной пытки Гонте был вынесен смертный приговор. Монахи проявили садистскую фантазию в выборе вида казни. Наказание должно было длиться на протяжении двух недель и сопровождаться ужасной пыткой, отрыванием кожи кусками, четвертованием и вырыванием сердца. Однако уже на третий день коронный гетман Ксаверы Браницкий «сжалился» над Гонтой, который стойко выносил все экзекуции, и приказал отрубить ему голову. Оставшуюся часть казни проделывали уже над трупом. Останки Гонты выставили для острастки в 14 городах Правобережной Украины.

Позже Гонту воспел Шевченко в поэме «Гайдамаки».

 

Подавив в Германии революцию 1848 года, Бисмарк потребовал публичной казни её лидеров. На аргумент одного из своих оппонентов о том, что жизнь у человека может отобрать только Бог, железный канцлер без тени сомнения ответил: «Господь Бог не может уследить за всеми мерзавцами на земле, а потому нуждается в нашей помощи».

 
   

Назад Далее

В начало страницы

 

Все права защищены. Copyright © А. Захаров, О. Логинов 2012-2016.  Последнее обновление: 24 декабря 2016 г.
При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательно указание автора, а также активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.all-crime.ru. 
Воспроизведение материала сайта или любой его части в печатных изданиях возможно только с разрешения автора.
Адрес электронной почты: admin@all-crime.ru.


Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика