Казни мира Энциклопедия казней

Казни мира

Энциклопедия казней

Главная ] Энциклопедия казней ] Библейские казни ] Казненные весельчаки ] Самосуд ] Казни животных ] Мистика казней ] Казни мертвых ] Обезглавленные королевы ] Казнь Марии Стюарт ] Казненные по ошибке ] Казни маньяков ] Семейство палачей ] Фашистские казни ] Нюрнбергские казни ] Палачки революции ] Российские палачи ] Знаменитые палачи ] Последние палачи ] За что казнили ведьм ] Смертная казнь в США ]


  Вверх
Библейские и языческие казни
Казни Древнего мира
Казни в Древней Греции
Казни в Древнем Риме
Смерть за веру
Древняя Русь
Казни "Золотой орды"
Инквизиторы-убийцы
Охота на ведьм
Религиозные процессы
Тамплиеры
Средневековье
Средневековая Англия
Иоанн Грозный
Курьезы смертной казни
Россия
Наказания мятежников
Царь Пётр I
Государыни императрицы
Казни фальшивомонетчиков
Ацтеки и инки
Казни пиратов
Французская революция
Палачи
XIX век
Казни против террора
Начало ХХ века
Гражданская война в России
Террор и антитеррор
Сталинские репрессии
Гитлеровская Германия
Казни фашистов
Смертная казнь в СССР и РФ
Англия. 20 век
США. 20 век.
Франция. 20 век.
Германия. 20 век
Соцстраны Восточной Европы
Азия. 20-начало 21 вв.
Смертельно опасные режимы
Казни палачей
Казни маньяков
Смертная казнь в мире. 21 век
Казненные по ошибке
Самосуд
Рекорды и казусы правосудия
Мистические совпадения



 

Олег Логинов

Иоанн Грозный

Иоанн Грозный у тела убиенного им сына
Иоанн Грозный у тела убиенного им сына

Царь Иоанн не сразу стал «Грозным», поначалу он хотел быть строгим, но справедливым, что и нашло свое отражение в составленном им в 1550 году новом судебнике.

Вот, например, как предписывал он в этом судебнике поступать с ворами:

«А приведут кого с поличным впервые, ино его судити да послати про него обыскати. И назовут его по обыску лихим человеком, ино его пытати: и скажет на собя сам, ино его казнить смертною казнию; а не скажет на собя сам, ино его вкинута в тюрму до смерти, а истцово заплатити из его статка. А скажут в обыску, что он добрый человек, ино дело вершити по суду».

Вообще, смертные приговоры в ту пору были практически царской прерогативой. Без царского утверждения приговора могли казнить смертью лишь смоленские, новгородские, псковские наместники, и то лишь в крайних случаях.

Наряду с царским судебником стала действовать и Уставная книга Разбойного приказа. Разбойный приказ занимался воровскими и разбойными делами, по которым в качестве наказания могла применяться с санкции государя смертная казнь.

Кроме разбоя и воровства были чреваты лишением жизни: государственная измена, учинение мятежа, подделку монет. Для тех, кто «кто девку растлит насилством» было предусмотрено лишение генеталий перед казнью.

В законах Ивана Грозного иногда присутствовала и некая гуманность. Например, по отношению к беременным «девкам и мужни женам и вдовам» смертная казнь могла приводиться в исполнение не ранее чем через шесть недель после родов.

 

Спустя 10 лет после выхода в свет судебника Иоанна Грозного скончалась его жена добродетельная Анастасия. И казалось, что с нею ушла и добродетель царя.

Карамзин писал: «Не вдруг конечно рассвирепела душа, некогда благолюбивая: успехи добра и зла бывают постепенны; но Летописцы не могли проникнуть в ее внутренность; не могли видеть в ней борения совести с мятежными страстями: видели только дела ужасные, и называют тиранство Иоанново чуждою бурею, как бы из недр Ада посланною возмутить, истерзать Россию».

Вскоре Иоанн Грозный начал оправдывать свое прозвище. Он стал казнить людей не по Судебнику, а по капризу.

В 1561 году, например, он велел казнить некую Марию с пятью сыновьями. Официальное обвинение им – колдовство. Но всем было понятно, что лишились они жизни за дружбу с опальным деятелем Избранной рады Адашевым. Из-за родства с Адашевым были казнены его брат и двенадцатилетний племянник. Еще одного близкого друга Адашева князя Дмитрия Курлятева вместе с женой и дочерьми сослали в монастырь. А через несколько лет удавили.

 

Постепенно вакханалия казней, устраиваемых Иоанном Грозным, набирала и набирала обороты.

 

4 февраля 1565 года начались казни мнимых изменников, которые будто бы вместе с Курбским умышляли на жизнь царя. Первой жертвой стал славный воевода князь Александр Борисович Горбатый-Шуйский, участник в завоевании Казанского Царства. Ему надлежало умереть вместе с сыном, Петром, семнадцатилетним юношей. Оба шли к месту казни без страха, спокойно, держа друг друга за руку. Сын не хотел видеть казни отца, и первый склонил под меч свою голову. Однако отец отвел его от плахи, сказав с умилением: «Да не зрю тебя мертвого!» Юноша уступил ему первенство, взял отсеченную голову отца, поцеловал ее, взглянул на небо и с лицом веселым отдал себя в руки палача. В тот день казнили еще несколько человек, в том числе князей. Князь Дмитрий Шевырев, посаженный на кол, страдал целый день, но, укрепляемый верою, забывал муку и пел канон Иисусу.

 

В 1569 году царь Иоанн Грозный вызвал к себе в Москву своего двоюродного брата князя Владимира Андреевича, который прибыл в столицу с супругой и детьми. Но там царские опричники Василий Грязной и Малюта Скуратов предъявили князю Владимиру обвинение в том, что он готовил покушение на жизнь государя и представили свидетеля - царского повара, которому Владимир будто бы дал деньги и яд, чтобы отравить Иоанна. Несчастный князь с женою и детьми припал к ногам царя, уверяя, что невиновен.

Царь ответствовал: «Вы хотели умертвить меня ядом: пейте его сами!» Подали отраву. Князь Владимир, готовый умереть, не хотел из собственных рук отравить себя. Тогда супруга его, Евдокия Одоевская, видя, что нет спасения, осушила слезы и с твердостью сказала мужу: «Не мы себя, но мучитель отравляет нас, лучше принять смерть от Царя, нежели от палача». Владимир простился с супругою, благословил детей и выпил яд: за ним Евдокия и сыновья. Они вместе молились. Яд начинал действовать. Иоанн был свидетелем их терзания и смерти.

Потом Иоанн Грозный позвал боярынь и служанок княгини Евдокии, которым сказал: «Вот трупы моих злодеев! Вы служили им; но из милосердия дарую вам жизнь». С трепетом увидев мертвые тела господ своих, они единогласно отвечали: «Мы не хотим твоего милосердия, зверь кровожадный! Растерзай нас: гнушаясь тобою, презираем жизнь и муки!» Тогда Иоанн велел обнажить их и расстрелять. А позже по приказу царя престарелую мать князя Владимира утопили реке Шексне.

 

 1567 года полководец князь Петр Щенятев решил спастись от царской немилости с божьей помощью. Он отказался от радостей жизни, от семьи, имения и принял постриг в Белозерском монастыре, взяв имя Пимена. Но царь не оставил опального воеводу в покое: Щенятева вытащили из монастыря и подвергли жестокой казни. По словам Курбского, его жгли на сковороде и вбивали спицы под ногти. Ветеран нескольких царских походов князь Иван Турунтай-Пронский тоже постригся в монахи, но его, невзирая ни на прошлые заслуги, ни на церковный постриг, безжалостно утопили.

 

В 1570 году в царствование Иоанна Грозного была вписана, возможно, самая кровавая страница. Впоследствии выяснилось, что невинных новгородцев, якобы переметнувшихся на сторону литовского короля Сигизмунда II, оговорили сами литовцы. Но русский царь принял оговор за чистую монету и двинулся на Новгород. 2 января передовые части царской дружины вошли в Новгород, и окружили его, чтобы ни один человек не мог спастись бегством. Опечатали церкви, монастыри и дома всех богатых граждан. В городе воцарила зловещая тишина ужаса. Никто не понимал ни своей вины, ни причины опалы. Ждали государя.

8 января царь с сыном и с дружиною вступил в Новгород, где на Великом мосту встретил его Архиепископ Пимен с чудотворными иконами. Но Иоанн отверг его приветствие и грозно сказал: «Злочестивец!» В руке твоей не крест животворящий, но оружие убийственное, которое ты хочешь вонзить нам в сердце. Знаю умысел твой и всех гнусных новогородцев; знаю, что вы готовитесь предаться Сигизмунду-Августу. Отселе ты уже не пастырь, а враг Церкви и Св. Софии, хищный волк, губитель, ненавистник венца Мономахова!»

Архиепископа, чиновников и слуг его схватили, после чего царские опричники и дружинники занялись грабежом новгородских церквей и храмов. А вскоре открылся суд на Городище... Судили Иоанн и его сын таким образом: ежедневно представляли им от пятисот до тысячи новогородцев, которых били, мучили, жгли каким-то составом огненным, привязывали головою или ногами к саням, волокли на берег Волхова, не замерзающего зимою, и бросали с моста в воду, целыми семействами, жен с мужьями, матерей с грудными младенцами. По приказу царя весь Новгород был предан грабежу. Сам Иоанн смотрел, как хищные его воины ломились в палаты и кладовые, отбивали ворота, влезали в окна, делили между собою шелковые ткани, меха; жгли пеньку, кожи; бросали в реку воск и сало. В результате погромов, продолжавшихся 6 недель, погибло около трех тысяч человек.

 

Но настоящим апофеозом свирепости Иоанна Грозного стала грандиозная массовая казнь в Москве 25 июля. Вот как описывает это событие Н.М. Карамзин:

«..среди большой торговой площади, в Китае-городе, поставили 18 виселиц; разложили многие орудия мук; зажгли высокий костер и над ним повесили огромный чан с водою. Увидев сии грозные приготовления, несчастные жители вообразили, что настал последний день для Москвы; что Иван хочет истребить их всех без остатка: в беспамятстве страха они спешили укрыться, где могли. Площадь опустела; в лавках отворенных лежали товары, деньги; не было ни одного человека, кроме толпы опричников у виселиц и костра пылающего. В сей тишине раздался звук бубнов: явился Царь на коне с любимым старшим сыном, с Боярами и Князьями, с легионом кромешников, в стройном ополчении; позади шли осужденные, числом 300 или более, в виде мертвецов, истерзанные, окровавленные, от слабости едва передвигая ноги. Иван стал у виселиц, осмотрелся, и не видя народа, велел опричникам искать людей, гнать их отовсюду на площадь; не имев терпения ждать, сам поехал за ними, призывая Москвитян быть свидетелями его суда, обещая им безопасность и милость. Жители не смели ослушаться: выходили из ям, из погребов; трепетали, но шли: вся площадь наполнилась ими; на стене, на кровлях стояли зрители. Тогда Иван, возвысив голос, сказал: «Народ! увидишь муки и гибель; но караю изменников! Ответствуй: прав ли суд мой?» Все ответствовали велегласно: «Да живет многие лета Государь Великий! Да погибнут изменники!» Он приказал вывести 180 человек из толпы осужденных и даровал им жизнь, как менее виновным. Потом Думный Дьяк Государев, развернув свиток, произнес имена казнимых; вызвал Висковатого и читал следующее: «Иван Михайлов, бывший Тайный Советник Государев! Ты служил неправедно его Царскому величеству и писал к Королю Сигизмунду, желая предать ему Новгород. Се первая вина твоя!» Сказав, ударил Висковатого в голову и продолжал: «А се вторая, меньшая вина твоя: ты, изменник неблагодарный, писал к Султану Турецкому, чтобы он взял Астрахань и Казань». Ударив его в другой - и в третий раз, Дьяк примолвил: «Ты же звал и Хана Крымского опустошать Россию: се твое третие злое дело!» Тут Висковатый, смиренный, но великодушный, подняв глаза на небо, ответствовал: «Свидетельствуюсь Господом Богом, ведающим сердца и помышления человеческие, что я всегда служил верно Царю и отечеству. Слышу наглые клеветы: не хочу более оправдываться, ибо земный судия не хочет внимать истине; но Судия Небесный видит мою невинность - и ты, о Государь! увидишь ее пред лицом Всевышнего!»... Кромешники заградили ему уста, повесили его вверх ногами, обнажили, рассекли на части, и первый Малюта Скуратов, сошедши с коня, отрезал ухо страдальцу. Второю жертвою был казначей Фуников-Карцов, друг Висковатого, в тех же изменах и столь же нелепо обвиняемый. Он сказал Царю: «Се кланяюся тебе в последний раз на земле, моля Бога, да приимешь в вечности праведную мзду по делам своим!» Сего несчастного обливали кипящею и холодною водою: он умер в страшных муках. Других кололи, вешали, рубили. Сам Иван, сидя на коне, пронзил копием одного старца. Умертвили в 4 часа около двухсот человек. Наконец, совершив дело, убийцы, облиянные кровию, с дымящимися мечами стали пред Царем, восклицая: гойда! гойда! и славили его правосудие. Объехав площадь, обозрев груды тел, Иван, сытый убийствами, еще не насытился отчаянием людей: желал видеть злосчастных супруг Фуникова и Висковатого; приехал к ним в дом, смеялся над их слезами; мучил первую, требуя сокровищ; хотел мучить и пятнадцатилетнюю дочь ее, которая стенала и вопила, но отдал ее сыну Царевичу Ивану, а после вместе с материю и с женою Висковатого заточил в монастырь, где они умерли с горести».

 

По словам Карамзина этой казнью царь Иоанн «достиг наконец высшей степени безумного своего тиранства; мог еще губить, но уже не мог изумлять Россиян никакими новыми изобретениями лютости».

Не зря историки нередко проводят параллель между Калигулой и Нероном и Иоанном Грозным. Все они поначалу отличались сдержанностью и внушали своим подданным надежду на успешное правление, но потом власть для них становилась некоей язвой разъедающей их душу и превращающей в страшных тиранов и самодуров.

Как Калигула и Нерон, Иоанн Грозный был весьма изобретателен по части способов умерщвления своих подданных. Хотя кое-что он все же перенял у римских тиранов. Те практиковали травлю собаками осужденных, зашитых в шкуры животных. Так и русский царь любил «обшить медведно» – зашить человека в медвежью шкуру, а потом смотреть, как его рвут на части собаки. Именно так он казнил новгородского епископа Леонида.

Говорят, что царь Иоанн использовал римский вид казни и за убийство родителей. За совершение этого преступления виновных зашивали в мешок вместе с собакой, петухом, ужом или котом и топили.

У восточных монархов Иоанн перенял сажание на кол. Именно так он казнил брата одной из своих жен - Михаила Темрюковича и бывшего своего любимца и окольничего – князя Бориса Тулупова.

Тулупов навлек монарший гнев сношениями с опальной знатью, что было расценено как участие в заговоре против царя. Князь Тулупов, посаженный на кол, умирал долго. Почти пятнадцать часов, пока острый кол не вышел у него из горла. Первое время он даже находил силы переговариваться со своей матерью, которую заставили смотреть на мучительную гибель сына. Потом моральные страдания бедной женщины сменились физическими. Царь Иоанн сначала отдал ее на поругание стрельцам, а затем приказал бросить ее нагое тело на растерзание диким псам. При этом он изрек: «Кого жалую, тех содержу в чести, а кто мне изменил, тому воздам такую же казнь».

 

Осерчав на монахов, которые не спешили делиться с царем своим имуществом и доходами, Иоанн Грозный придумал для них лютую расправу. В назидание всем прочим он решил образцово-показательно казнить семь монахов. 28 мая 1575 года в Москве каждому монаху, осужденному на казнь, в одну руку давали крест, а в другую рогатину. После чего их словно гладиаторов выпускали биться с разъяренным медведем. Шестеро из монахов больше уповали на святой крест и защиту Господа и были безжалостно растерзаны медведями. И только один из «божьих» людей воткнул свою рогатину в землю и направил ее в грудь медведю. Медведь, напоролся на нее и был смертельно ранен, но в ярости еще сумел дотянуться до монаха и захватил его с собой на тот свет.

Вероятно из-за того, что гладиаторы из монахов получились никудышные, зрелище их убийства не доставило особого удовольствия ни царю, ни многочисленным зрителям. Семеро следующих монахов были отправлены Иоанном Грозным гореть на костре.

 

Словно бы «повязывая кровью» своих приближенных, царь Иоанн заставлял их порой выступать в роли палачей. И горе было тому, кто с этой ролью не справлялся. Как-то Иоанн Грозный подверг жестокой казни главу иностранного приказа Ивана Висковатого. Того привязали к столбу, а царские опричники должны были по очереди отрезать у него куски мяса. Один из опричников, Иван Реутов, так «неудачно» отрезал кусок, что Висковатый умер. Тогда царь Иоанн обвинил Реутова в том, что тот сделал это нарочно, чтобы прекратить мучения Висковатого, и велел казнить его. Но от казни Реутов освободила чума, унесшая его в могилу раньше царского гнева.

Говорят, что заподозренных в измене опричников Иоанн Грозный любил заживо замуровывать. Чтобы осужденный помучился подольше, каменщики оставляли в кладке небольшую щель, для доступа воздуха в каменный мешок.

А еще говорят, что что в 1572 году около сотни опричников по приказу Иоанна Грозного отравил Элизиус Бомелиус, английский лекарь и авантюрист, служивший при дворе русского царя под именем Елисея Бомбелия. Сначала Бомелиус пользовался расположением царя, но потом вышел из доверия, когда на него донесли, что он ведет секретную переписку с королями Швеции и Польши.

Английского лекаря долго и мучительно пытали на дыбе: выворотили из суставов руки, вывихнули ноги, изрезали спину проволочными плетьми, затем привязали к деревянному столбу и разводили под ним огонь. Но издевались над ним не до смерти, возможно, хотели еще продолжить экзекуцию. Говорят, что в этих пытках самое непосредственное участие принимал царевич Иван Иванович. Бомелиус признался не только в том, в чем его обвиняли, но и от боли наговорил много лишнего.

После этого над ним сжалились. Полуживого Елисея Бомбелия отвезли на санях в тюрьму, но он там скончался от ран.

 

Изменников грозный русский царь любил варить живьем в котле, наполненном маслом, вином или водой. Осужденных сажали в этот котел, вдевали его руки в специальные ушки по краям котла и разводили внизу огонь.

Именно при Иоанне Грозном в государстве Российском стал практиковаться способ казни путем сожжения осужденных в деревянных срубах. Чтобы срубы лучше горели, их наполняли смолой и паклей.

 

Впрочем, по свидетельству историков в сравнении с некоторыми западными государями Иоанн Грозный не был таким уж масштабным злодеем. За семь лет опричнины – с 1565 по 1572 год было казнено от пяти до семи тысяч человек, то есть меньше 1000 человек в год, включая уголовных преступников. А в последние восемь лет своей жизни грозный царь и вовсе поутих. Нет никаких документов о политических казнях за эти годы.

 
   

Назад Далее

В начало страницы

 

Все права защищены. Copyright © А. Захаров, О. Логинов 2012-2016.  Последнее обновление: 24 декабря 2016 г.
При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательно указание автора, а также активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.all-crime.ru. 
Воспроизведение материала сайта или любой его части в печатных изданиях возможно только с разрешения автора.
Адрес электронной почты: admin@all-crime.ru.


Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика