Казни мира Энциклопедия казней

Казни мира

Энциклопедия казней

Главная ] Энциклопедия казней ] Библейские казни ] Казненные весельчаки ] Самосуд ] Казни животных ] Мистика казней ] Казни мертвых ] Обезглавленные королевы ] Казнь Марии Стюарт ] Казненные по ошибке ] Казни маньяков ] Семейство палачей ] Фашистские казни ] Нюрнбергские казни ] Палачки революции ] Российские палачи ] Знаменитые палачи ] Последние палачи ] За что казнили ведьм ] Смертная казнь в США ]


  Вверх
Библейские и языческие казни
Казни Древнего мира
Казни в Древней Греции
Казни в Древнем Риме
Смерть за веру
Древняя Русь
Казни "Золотой орды"
Инквизиторы-убийцы
Охота на ведьм
Религиозные процессы
Тамплиеры
Средневековье
Средневековая Англия
Иоанн Грозный
Курьезы смертной казни
Россия
Наказания мятежников
Царь Пётр I
Государыни императрицы
Казни фальшивомонетчиков
Ацтеки и инки
Казни пиратов
Французская революция
Палачи
XIX век
Казни против террора
Начало ХХ века
Гражданская война в России
Террор и антитеррор
Сталинские репрессии
Гитлеровская Германия
Казни фашистов
Смертная казнь в СССР и РФ
Англия. 20 век
США. 20 век.
Франция. 20 век.
Германия. 20 век
Соцстраны Восточной Европы
Азия. 20-начало 21 вв.
Смертельно опасные режимы
Казни палачей
Казни маньяков
Смертная казнь в мире. 21 век
Казненные по ошибке
Самосуд
Рекорды и казусы правосудия
Мистические совпадения



 

Олег Логинов

Древний мир

Главенствующим в законодательстве большинства стран древнего мира был «принцип талиона», определяемый фразой из Ветхого завета: «Око за око». (Полностью она звучит так: «...а если будет вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обожжение за обожжение, ушиб за ушиб»).

Однако в те темные и дикие времена на справедливость законов рассчитывать было сложно. Можно было оказаться жертвой ритуальной казни без всякой вины. Умирающим вождям были крайне необходимы в загробном мире жены и слуги, а потому тех и других нередко отравляли на тот свет вместе с их мужем или хозяином.

В древности редкий народ не прибегал к жертвенным казням во время войн и при исполнении ритуалов погребения. Не стали исключением и жители государств, которые считались на более высокой ступени развития по сравнению с другими.

 

В Финикии действовал культ бога Хадада, который требовал для себя человеческих жертв - и, прежде всего, новорожденных детей. Археологами близ остатков алтарей в храмах Хадада найдены огромные скопления детских костей. А имя финикийского бога Молоха даже стало нарицательным обозначением свирепого бога, пожирателя человеческих жизней. Говорят, что самое имя Молох произошло от слова «molk», означавшего принесение в жертву детей. Финикийцы приносили в жертву своих самых любимых чад из благородных семейств. Им казалось, что даже самое безжалостное божество должна тронуть тяжесть потери наиболее видных граждан.

Карфагеняне, потерпевшие ряд чувствительных поражений в ходе Пунической войны и теснимые Агафоклом, решили, что причина их неудач кроется в гневе на них богов. В прежние времена их бог Кронос получал в жертву избранных детей своего народа, но впоследствии они стали покупать и откармливать для этой цели чужих детей. Теперь же они сочли, что божество мстит за обман. Вместо того чтобы попытаться ценой своей крови попытаться внести перелом в войну на поле битвы, карфагенские аристократы отдали медной статуе бога Кроноса двести своих детей. Статуя была сделана таким образом, что руки Кроноса образовывали своеобразный желоб, по которому приносимые ему жертвы скатывался в глубокую яму, наполненную огнем.

У римлян тоже был сложный момент во Второй Пунической войне, но они мобилизовали все свои ресурсы и не только отбросили карфагенян от Рима, но и окончательно разгромили их в Африке. И причем, сделали это без всяких человеческих жертв.

В кинофильме «Даки» для победы в войне с Римом добровольно принес себя в жертву сын дакийского царя Децебала. Он был предан ритуальной казни – сброшен на ряд копий, вкопанных в землю. Его смерть, конечно, помогла дакийцам поднять боевой дух, но выучка римских легионеров определила их окончательный перевес в войне.

В Древнем Египте бога солнца Амона-Ра ублажали казнями пленников в его честь. Приведенных из военных походов знатных пленников вешали или убивали палицей перед стенами храмов при большом стечении народа.

Если уж в наиболее цивилизованных странах ритуальные казни были в порядке вещей, то у варваров они и вовсе воспринимались как должное. Римский историк Тацит рассказывал о нравах свебов, занимавших в его время большую часть Германии: «В установленный день представители всех связанных с ними по крови народностей сходятся в лес, почитаемый ими священным, поскольку в нем их предкам были даны прорицания и он издревле внушает им благочестивый трепет, и, начав с заклания человеческой жертвы, от имени всего племени торжественно отправляют жуткие таинства своего варварского обряда».

А византийский историк Лев Диакон описывал скифский ритуал: «И вот, когда наступила ночь и засиял полный круг луны, скифы вышли на равнину и начали подбирать своих мертвецов. Они нагромоздили их перед стеной, разложили много костров и сожгли, заколов при этом по обычаю предков множество пленных, мужчин и женщин. Совершив эту кровавую жертву, они задушили грудных младенцев и петухов, топя их в водах Истра».

Но все же по мере развития государств в Древнем мире их народы постепенно отказывались от человеческих жертвоприношений. Как уже говорилось в древней Иудее сначала задабривали богов своими младенцами, а потом подвергали смертной казни через побитие камнями тех, кто так поступал.

 

Постепенно смертная казнь становилась более узаконенной. Она становилась карой не за гнев богов, а за реальные деяния конкретного человека. Правда законы не были унифицированы, и, в принципе, в любой стране любой правитель мог устанавливать смертную казнь за что угодно.

 

У древних иудеев, согласно закону Моисееву, смертной казни подлежали нарушители всевозможных табу: «...мужчина ли или женщина, если будут они вызывать мертвых или волховать», те, кто приносит своих детей в жертву языческим богам, те, «кто ляжет с мужчиною, как с женщиною», замеченные в скотоложстве, кровосмесительных связях, прелюбодеи, те, кто занимался сексом во время месячных (и мужчина, и женщина), злословящие на своих родителей.

По ассирийским законам (XIV-XIII вв. до н. э.) муж, заставший жену с любовником, имел право на месте убить обоих. Если он этого не делал, то по суду на прелюбодея накладывалось такое же наказание, какому муж пожелал подвергнуть свою жену.

 

В реальном Древнем мире жизнь была простой и жестокой. Жестокий мир формировал жестокие законы.

 

Одними из самых древних законов, дошедших до нашего времени, были нормативные акты царя Древнего Вавилона Хаммурапи. В начале второго тысячелетия до н. э. Хаммурапи издал законов, чтобы приучить свой народ к строгой дисциплине и хорошему поведению. Свод законов содержал 282 статьи по различным вопросам жизни общества, которые были высечены на черной базальтовой стеле. А их копии сделаны на тысячах глиняных табличек и разосланы по всему царству.

Законы царя Хаммурапи часто использовали в виде наказания за совершение противоправных действий смертную казни, например, они гласили:

Если человек украдет имущество храма или царя, его должно убить; и того, кто примет краденое, должно убить.

Если человек украдет раба или рабыню, его должно убить.

Если человек укроет беглого раба, его должно убить.

 

До нашей эры не только законы были жестокими, но и казни. Может быть, в то время людям не хватало ума, чтобы выдумать порох, но зато по части разнообразных жестоких издевательств над своими ближними их фантазия не знала границ. Не случайно большинство из ныне известных и практикуемых казней родом из того времени. Причем у большинства государств были свои «фирменные» казни.

 

В Древнем Египте пленников зачастую казнили ударами палицы. Подобным образом сам фараон Аменхотеп II расправился после одного из походов с восьмерыми пленниками. Ну а гражданских преступников там отправляли на тот свет не палицами, а простыми палками. Осужденных привязывали к столбам, а потом лупили их до смерти.

В особо важных случаях древние египтяне практиковали «наказание стеной». Такая казнь приводится в опере Д.Верди «Аида». В ней используется сюжет, как египетские жрецы замуровали в подземелье Радомеса и влюбленную в него Аиду. Радомес и Аида совершили государственное преступление – они выдали эфиопам планы египетских походов. А потому были обречены на медленную смерть от удушья в каменной гробнице.

 

Изобретателями казни путем распятия преступников на кресте считаются финикийцы. От них изобретение переняли карфагеняне, а у тех, в свою очередь, римляне. Смерть на кресте считалась у римлян и израильтян позорнейшей казнью, к которой приговаривали лишь рабов, закоренелых злодеев и изменников.

У этой казни был особый ритуал. Осужденного палачи раздевали, оставляя лишь набедренную повязку, привязывали к деревянному кресту и били кожаными бичами или свежесрезанными прутьями. Затем приговоренный должен был сам нести свой крест к месту казни. Обычно это был холм вне города или просто обочина дороги. Крест врывали в землю, веревками поднимали осужденного на перекладину, привязывали к ней, а затем пригвождали руки. Ноги иногда привязывали, иногда пригвождали. В зависимости от того должен был осужденный помучиться или быстро отправиться к праотцам, принималось решение ломать ему голени или нет.

 

В древнем Израиле и в исламском мире широкое распространение получила казнь путем побития камнями. Однако есть версия, что иудеи подразумевали под побитием не швыряние камней в осужденного, а нечто другое. Согласно описанию, сохранившемуся в Талмуде (трактат «Синедрион»), в древнем Израиле побитие камнями происходило так: приговоренного судом поили вытяжкой из наркотических трав в качестве обезболивающего, сбрасывали со скалы, и, если он не умирал от этого, сбрасывали на него сверху один большой камень.

 

Сажание на кол получило распространение к началу второго тысячелетия до нашей эры в Ассирии. Этой казни обычно подвергали жителей взбунтовавшихся городов, поэтому в качестве назидания людей мучившихся на коле часто изображали на барельефах. Применялась эта казнь по ассирийским законам также для наказания женщин за аборт, который считался детоубийством. На ассирийских барельефах встречаются два варианта этой казни: при одном из них приговоренному протыкали колом грудь, при другом острие кола входило в тело снизу, через задний проход. Сажание преступников на кол практиковали также народы Средиземноморье и Ближнего Востока с начала II тысячелетия до н. э.

Царица Ассирии Семирамида практиковала кастрацию физически слабых мужчин, дабы те не плодили себе подобных. Таким способом она намеревалась улучшить ассирийский генофонд. Но скорей всего тем самым она лишь сокращала его. Говорят, что после кастрации выживал лишь один из трех мужчин.

 

Надо сказать, что у европейских народов в древности фантазии по части человекоубийства было значительно поменьше, чем у восточных. Европейцы отдавали предпочтение «небольному» и быстрому умерщвлению.

Германцы предателей и перебежчиков вешали на деревьях, трусов и дезертиров, а также осквернивших свое тело, топили в грязи и болоте, а сверху забрасывали их валежником. Эта разница в способах наказания по словам римского историка Тацита зависела от того, что галлы считали, что совершенное преступление при казни должно выставляться напоказ, а позорные деяния – прятаться.

Ирландцы помещали жертву под тяжелый предмет и раздавливали ее. Галлы ломали осужденным спину. Кельты вонзали меч меж ребер.

Кроме того, кельты подарили миру казнь через повешение. Сначала они использовали веревочную петлю для умерщвления человеческих жертв воздушному богу Езусу, но потом стали вешать и преступников.

Этот обычай у них переняли франки и саксы. Казнь очень нравилась варварам в силу простоты и некой назидательности. Враг, висящий в петле, гадил в собственные штаны, испускал отвратительное зловоние, хрипел и нелепо дергался. А от того был уже не страшен, а смешон.

 

Самый богатый арсенал казней в Древнем мире был на вооружении у персов. Они одни из первых начали отправлять людей на костер. Например, персидский царь Дарий II заживо сжег свою мать. А вот мать другого персидского царя сама выступила в роли жестокого судьи.

Персидский царь Артаксеркс II, победивший в бою своего брата Кира, велел обезглавить одного из своих воинов, который принимал непосредственное участие в убийстве Кира. Однако мать Артаксеркса выпросила у сына убийцу, и по ее приказу ему выкололи глаза, а затем залили в горло расплавленную медь. Так что персы были одними из первых, кто взял на вооружение казнь путем залития горла расплавленным металлом. Металлы при этой казни использовались разные в зависимости от важности момента.

Например, понтийский царь Митридат в 88 году до н. э., разгромив в битве при Прототахии римского полководца Аквилия, велел залить ему горло расплавленным золотом. А персы наказывали царских наложниц свинцом. Провинившимся обитательницам гарема надрезали тело в самых нежных местах и в открытые раны по капле закапывали свинец. Также пользовался популярностью способ залития горячего свинца во влагалище.

Есть описание еще одной изощренно жестокой казни применявшейся персами. Они завязывали глаза пленника полоской кожи с прикрепленными к ней двумя металлическими чашечками-воронками. Чашечки плотно прилегали к глазам, в них заливали кислоту, которая разъедала очи несчастному, причиняя при этом ему страшные страдания, от которых его избавляла только смерть.

Вообще, персы зарекомендовали себя в истории чрезвычайно изобретательным народом по части пыток и казней. Например, они помещали жертву в круглую долбленую лодку с отверстиями для рук, ног и головы, накрывали сверху такой же, и, в конечном счете, ее заживо поедали черви.

Те же персы растирали жертву между жерновами или сдирали кожу с живого человека и втирали в освежеванную плоть колючки, что вызывало непереносимые страдания. Некоторых персиянок заплечных дел мастера превращали в своеобразные подушечки для булавок. В тела жертв загонялись деревянные гвозди, пропитанные серой, которые поджигались. За счет подкожного жира несчастных пламя на их телах поддерживалось довольно долго.

В качестве примера персидской изобретательности по части умерщвления людей можно привести пример из времен междоусобной войны за власть в Персии между сыновьями Дария – Артарексом и Киром.

Братья разрешили свои притязания на престол битвой, в которой Артарекс был ранен, а Кир убит. Артарексу хотелось представить историю так, что в ходе битвы они с братом сошлись лицом к лицу, и в этом поединке он получил рану, а Кир пал от его руки.

Однако достоверность этой красивой истории опровергали двое воинов. Некий кариец, который ранил Кира под колено и свалил его с ног. И Митридат, нанесший Киру первую рану. Артарекс по-царски наградил их, но те не поняли, что это была награда за молчание, и продолжали хвастать, что сразили Кира. И тогда Артарекс приказал предать их казни. Карийца он велел обезглавить, но его мать Парисатида попросила сына:

- Не казни, царь, негодяя-карийца такою легкою казнью, отдай его лучше мне, а уж я позабочусь, чтобы он получил по заслугам за свои дерзкие речи.

За «свои дерзкие речи» кариец расплачивался десять дней, на протяжении которых его беспрестанно пытали палачи. Потом ему выкололи глаза и умертвили, залив горло расплавленной медью.

Митридата же Артаксеркс приказал умертвить корытною пыткой.

Плутарх описал ее так:

«Казнь эта заключается в следующем. Берут два в точности пригнанных друг к другу корыта и в одно из них навзничь укладывают осужденного, а сверху накрывают вторым корытом, так что наружи остаются голова и ноги, а все туловище скрыто внутри. Потом человеку дают есть, и если он отказывается, колют иголкой в глаза и так заставляют глотать. Когда он поест, в рот ему вливают молоко, смешанное с медом, и эту же смесь размазывают по всему лицу. Корыто все время повертывают так, чтобы солнце постоянно светило пытаемому в глаза, и неисчислимое множество мух облепляет ему лицо. А так как сам он делает все то, что неизбежно делать человеку, который ест и пьет, в гниющих нечистотах скоро заводятся черви, которые заползают в кишки и принимаются грызть живое тело. Когда же, наконец, приходит смерть и верхнее корыто снимают, все мясо оказывается уже съеденным, а внутренности так и кишат этими тварями, неутомимо пожирающими свою добычу. Так мучился Митридат семнадцать дней и лишь на восемнадцатый умер».

Еще один человек, который мог уличить царя во лжи, был евнух Масабат, который отсек Киру голову и руку. Но он ни словом, ни жестом не позволял себе опровергать рассказ Артарекса. Однако мать царя, на всякий случай, решила умертвить и его. Она приказала содрать с него живьем кожу и тело приколотить к трем столбам – поперек, – а кожу распялить отдельно. Эта расправа возмутила царя, и он разгневался на мать, но Парисатида с издевательской усмешкой сказала сыну:

- Какой ты у меня, право странный – сердишься из-за старого мерзкого евнуха.

 

Бедный евнух. Можно сказать, что его казнили дважды. Поскольку превращение мужчин в евнухов тоже можно назвать казнью. Кастрацией часто наказывали пленных в Ассирии, Вавилоне и Персии. Причем следует различать кастрацию и оскопление. Если при кастрации жертве удаляли только мошонку и яички, то при оскоплении мужчине отрезали все, что болталось у него пониже живота. Сначала пленных просто кастрировали, чтобы лишить функции деторождения. Но по преданию персидский царь Кир как-то увидел, как кастрированный мерин, покрывает кобылу. И подумал - не накрывают ли подобным образом кастрированные евнухи его наложниц в гареме. После чего приказал оскопить своих евнухов.

Причем следует учитывать, что при уровне развития хирургии в Древнем мире операции по кастрации и оскоплению нередко превращались в смертную казнь.

 

С персами, пожалуй, по части пыток и казней могли конкурировать только китайцы.

В Китае имелся свой экзотический способ казни. Осужденного растягивали над побегами молодого бамбука. Бамбук за несколько суток прорастал сквозь тело жертвы, причиняя ей неимоверные страдания. А древнекитайский вельможа Шан Ян (390-338 гг. до н. э.), который служил при дворе циньского царя Сяогуна подарил миру новую казнь. В числе реформ и судебных установлений Шан Яна была такая запись: «Тот, кто не донесет о преступнике, будет разрублен пополам». Там же в Китае одними из первых начали закапывать живых людей в землю. При императоре Цинь Шихуане (213 г. до н. э.) были закопаны живьем 460 человек за приверженность учению Конфуция.

В Древнем Китае не жены пилили мужей, а палачи - женщин. Причем, женщин там пилили просто по пустяковым поводам. Например, при дворе князя из рода Минь чудовищной по жестокости казни подвергли двух поварих всего лишь за то, что «рис, поданный ко столу, не соответствовал своей белизной цвету мудрости Хозяина». За такое упущение в работе бедных поварих раздели, подвесили за руки на кольца, а меж ног у них укрепили острые пилы. Несчастные, не имея сил висеть в подтянутом состоянии и будучи не состоянии неподвижно сидеть на острие пилы, распили сами себя от лона до груди.

При том же княжеском дворе распилили служанку лишь за то, что «посмела она пожаловаться на дурную погоду, и тем самым испортила настроение сановным особам, занятым мыслями о благе своего государства».

Причем, в азиатских странах для казней зачастую применялись бамбуковые пилы, которые причиняли гораздо более жестокие страдания приговоренным, нежели металлические.

 

У японцев смерть была возведена в некий исключительно важный акт. Не зря они выдумали харакири и камикадзе. И если уж японцы кого казнили, так старались сделать это с большим искусством и выдумкой. Например, они придумали казнь, которая получила название «пляска смерти» — приговоренного укутывали толстым слоем тростника или другого горючего материала и поджигали. Страшная боль заставляла преступника подпрыгивать и приплясывать до тех пор, пока он уже не мог двигаться.

«Высшим пилотажем» у японских палачей считалось умертвить приговоренного двадцатью одним порезом. В этом случае они буквально кромсали его на куски, отсекая одну часть тела за другой до того, но при этом приговоренный должен быть оставаться в живых. И только последним двадцать первым ударом палач обрывал жизнь своей жертвы, избавляя ее от мук. Таким способом был казнен вождь повстанцев Мауанг. Очевидцы так описали его страшную кончину: «С нечеловеческим самообладанием несчастный Мауанг, не проронив ни звука, терпел, пока ему намеренно медленно отрезали щеки, мышцы на груди, на предплечьях и руках, икры и так далее и далее, тщательно избегая при этом задеть какую-либо жизненно важную часть тела. Только раз он едва слышно попросил, чтобы его убили сразу — мольбу эту палачи, получавшие дикарское наслаждение от изощренного издевательства над своей жертвой, конечно же, оставили без внимания».

 

В Сиаме способ казни избирали в зависимости от того, хотели жертву помучить или нет. Если мучить не хотели, что бросали человека, попавшего в немилость, в загон с быками, которые пронзали его рогами и затаптывали копытами.

Если же в Сиаме жертву хотели помучить перед смертью, то помещали ее в сплетенный из лиан балахон и кололи острыми предметами. А потом резко разрубали человека надвое. Его верхнюю половину быстро ставили на раскаленную медную решетку, которая прижигала рану и останавливала кровь. После этого получеловек еще какое-то время жил и мог оценить ужас своего положения.

Корейцы любили накачать тело жертвы уксусом, а когда та разбухнет до размеров барабана, использовали ее в качестве этого музыкального инструмента. По человеку отбивали дробь палочками, пока он не скончается в муках.

 

Наряду с многообразием казней в Древнем мире присутствовало и неисчислимое поводов для них. Понятно, что чаще всего смерти предавали людей, злоумышлявших против действующей власти. А как тут не злоумышлять, когда властители отправляли на тот свет своих подданных по малейшему неудовольствию или капризу.

Например, существует легенда о том, как царь Египта Птолемей II чуть было не устроил массовую казнь еврейских раввинов. Во времена правления династии Птолемеев столицей Египта была Александрия, население которой состояло в основном из греков и евреев. Для евреев самым авторитетным источником был Ветхий завет, который греки не могли прочесть из-за отсутствия перевода на их язык. Из-за этого между греками и евреями то и дело происходили разногласия. Птолемею это надоело. И он принял меры для сближения народов.

В одну из ночей в городе было арестовано 72 раввина. Когда их собрали всех вместе, к ним вышел царь Птолемей и объявил, что отныне они будут содержаться в одиночных камерах и заниматься переводом Библии на греческий язык. Если будут найдены несовпадения в переводе, то всех раввинов казнят и наберут новых. И так до тех пор, пока царь не получит единый перевод.

Каким-то чудом все 72 раввина перевели Ветхий завет идентичным образом. Так появился на свет греческий перевод Библии, называемый септуагинта - перевод семидесяти. А раввины избежали казни и были распущены по домам.

 
   

Назад Далее

В начало страницы


Все права защищены. Copyright © А. Захаров, О. Логинов 2012-2016.  Последнее обновление: 24 декабря 2016 г.
При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательно указание автора, а также активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.all-crime.ru. 
Воспроизведение материала сайта или любой его части в печатных изданиях возможно только с разрешения автора.
Адрес электронной почты: admin@all-crime.ru.


Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика